Скачать:  [epub] [epub2] [fb2]
Скачать целиком:  [epub] [epub2] [fb2]

Часть 15. Полное слияние

У дождя я спрашивал…

Я гнал машину по трассе на Смоленск. Нить указывала в направлении, практически точно совпадающим с дорогой. Немного не доезжая Смоленска, я остановился. Была глубокая и очень тёмная ночь.

“Спешка нужна только при ловле блох”, – сказал я себе.

Непонятно, почему озарение, как я могу найти телепорт, вызвало во мне такой энтузиазм. Телепорт – это ведь не Светлана!

Да, это шаг на пути, но куда?

Я остановился на каком-то съезде. В темноте не разобрать, куда ведёт эта отворотка. Поставил машину, чтобы не мешала, если по этой грунтовке кто-то поедет, и вышел на улицу.

Небо было чистое, звёздное. Тёмное. Без Луны. Я никогда не следил за её фазами и в них особо не разбирался. Наверное, новолуние будет на днях, поэтому так темно.

Лёг на землю и стал смотреть на небо. Созвездиями я тоже мало интересовался, вряд ли смогу найти Полярную звезду, а уж прочие и подавно. Моё мышление всегда отбрасывало, а мозг забывал информацию, связанную с тем, что недостижимо. Вероятно, поэтому я инженер, а не учёный.

Если бы человечество умело летать к звёздам, тогда я, вероятно, строил бы звёздные корабли. Но вряд ли такой скачок цивилизации произойдёт при моей жизни. Поэтому космос меня не интересовал. Какая разница, есть чёрные дыры или нет, если практической пользы из них не извлечь? Другое дело – электроника, алгоритмы. Теперь вот – магия.

– Однако звёзды – это красиво! – сказал я себе.

– Очень красиво! – подумал кто-то рядом.

Я сразу хотел было вскочить, но потом остановил себя. Конструкт никого не видит – смысл вскакивать и смотреть в пустоту?

– Пустоты нет. Всегда и везде что-то есть. Или кто-то.

– Да ты философ! – ответил я мыслям рядом. – Я узнал тебя по твоему любопытству. Ты теперь опекаешь меня? Разбудил из небытия, сейчас развлекаешь.

– Я наблюдаю. Мне интересно. Мне нравится, когда меня зовут.

Элементаль не говорил со мной словами, он выдавал поток эмоций, которые я интерпретировал как ответы.

– Я разве звал тебя?

– Нет, но ты можешь. Поэтому я поблизости.

– Как тебя зовут? – спросил я.

– Никак, – с грустью ответил дух.

– Сейчас что-нибудь придумаем.

Я стал вспоминать, кто в истории был любопытным, но в голову ничего не приходило.

– Давай назову тебя Пандора? Твоё любопытство однажды привело тебя в ловушку и, наверное, ещё не раз приведёт.

На меня упала капелька. Потом ещё одна. Пошёл мелкий дождик. Некоторые капли замерзали, не долетая до земли.

– Ну, не расстраивайся! Ты же бессмертный дух. Любая ловушка в итоге откроется, и ты дальше будешь удовлетворять своё любопытство. Пандора – хорошее имя. На скульптурах её изображают красивой девушкой.

Я как мог представил красивую скульптуру.

Дождик потеплел, снег вокруг начал таять.

– Пан-до-ра, – выбивали капельки по крыше машины, а небо было безоблачным.

Я промок, но Драко чуть добавил тепла, и мне было хорошо.

Звёзды. Интересно, видно ли отсюда ту звезду, с которой эльфы к нам заявились? Закрою я врата им, а ведь это же инопланетный контакт!

А нужен он такой?

– Пандора, а ты помнишь Свету? – Я представил её, прыгающую в озеро с краешка льдины. – А где она, знаешь? Да? Можешь показать? Далеко? Это Драко, покажешь ему?

Капельки дождя закружились и превратились в снежинки. Подул ветерок, Пандора полетела куда-то на север, Драко за ней.

Я стал ждать их возвращения. Без Драко я замёрз и промок. Пришлось создавать обогревающий и сушащий конструкты.

Я встал и залез обратно в машину. Согревшись, я не заметил, как уснул.

– Любопытной Варваре на базаре нос оторвали! – сказал я разбудившему меня духу. – Надо было тебя Варварой назвать, а не Пандорой!

Без Драко я, похоже, простыл. В горле першило, кости ломило. Делать ничего не хотелось.

Кое-как разлепив глаза, покопался в холодильнике, поставил греться чайник.

Можно восстановить управление конструктами, занимающимися едой и прочим, но я жду возвращения Драко. Тем более что Пандора уже здесь.

– А где ты Драко оставила? Пытается пройти защиту? Хорошо.

Пока чайник грелся, я сделал себе пару бутербродов. Заварил кофе и выглянул на улицу. Всё вокруг замёрзло. Машина была покрыта слоем льда. Наверно, и дверь не открыть.

Я отправил конструкт убрать лёд. Жевал бутерброд, запивая кофе, смотрел, как по стёклам стекают струйки воды.

– Можно я попробую? – заглянул в моё сознание любопытный дух.

– Не знаю, что ты хочешь попробовать, но валяй.

Пандора юркнула в мою ауру, у меня закружилась голова. Я уронил кружку, а потом потерял сознание.

Очнулся я почти сразу. Кофе ещё капало на пол. Вывело из обморока меня чувство вины.

– Не переживай ты так, я же тебе разрешил. Я, правда, не знал, что ты попытаешься занять место Драко. В любом случае, я же разрешил, не чувствуй себя виноватой.

Пандора была значительно больше Драко, только сейчас я увидел её целиком. Я поглядел на неё в Сути. Да, это очень сложное существо.

Под управлением Пандоры конструкты-помощники стали носиться туда-сюда. Навыки у них сохранились, поэтому вопрос с пролитым кофе решился быстро.

– Можно и я загляну в твою ауру? Хочу узнать характеристическое число. Зачем? Мне интересно. Любопытно.

Ячейки ауры Пандоры представляли собой идеальные шарики.

У меня вначале клетки ауры представляли собой соты. Тоже шарики, но как бы смятые соседями. После того как мы почернели, ячейки у нас потеряли пластичность, между ними появились зазоры. А у Пандоры ячейки были похожи на ёлочные шары, сложенные в мешок.

Непонятно, как считать характеристическое число для неё. Есть шарики разного размера, большие и поменьше, располагающиеся в зазорах между большими. Больших шариков я насчитал триста двадцать два, маленьких – около тысячи.

Заинтересовавшись промежутками между её клетками, я стал смотреть в свою ауру. И в нескольких зазорах тоже нашёл маленькие клеточки.

Получается, что есть клетка ауры. Можно провести параллель с биологическими клетками, у которых бывают разного вида оболочки. У светлых магов эти оболочки гибкие. И у ведьм гибкие. У меня сейчас тоже гибкие, но гибкость несколько утрачена. У Пандоры гибкости клеточных оболочек нет вовсе.

Что это значит, я не знаю, сейчас можно разве что записывать и накапливать данные.

Пока Драко находился в моей ауре, я совсем отвык болеть. То, что ссадины и царапины заживали за считаные минуты, а боль чувствовалась слабо, наложило свой отпечаток: я стал меньше обращать внимания на окружающие предметы. Ну зацепился плечом за дверь, выходя из машины, подумаешь. С Драко в ауре я стал менее осторожным. Это я понял только сейчас.

Только за утро я получил приличную царапину на руке, синяк на плече, синяк на коленке. И ладно бы получил. Это всё болело! В совокупности с простудой это ещё и ухудшало настроение, притягивало хандру.

Мне надо сделать лечебный конструкт.

А ещё на будущее – не стоит играть с уменьшением боли. Боль – это обратная связь. Без неё можно дойти до того, что голову нечаянно потеряешь и не заметишь!

Я стал составлять набор образов, нужный для конструкта, который будет лечить. Без Драко этот процесс шёл медленно.

Снова вмешалась Пандора:

– Я помогу?

– А ты умеешь лечить? – спросил я. – Ну, попробуй.

Я создал конструкт, а Пандора наполнила его какими-то жидкими умениями. Конструкт нырнул в ауру и чем-то занялся. Почему-то ноющий болью ушиб его волновал мало. Ну ладно, до синяка, надеюсь, тоже доберётся.

Пока Драко не вернётся, уезжать не хотелось, поэтому решил занять себя чем-нибудь. Собрать полтергейст. Хотя Пандора мне и помогала, но без Драко у меня на это ушло около двух часов.

Разум у Пандоры заточен на работу с жидкостями. Её лечебный конструкт, судя по всему, действует не хуже Драко. А вот навыков спрятаться, схитрить и прочих у неё нет.

Я пытался помочь Пандоре освоить новые навыки, но для неё это как для лингвиста освоить высшую математику. Не ложится это в её голову.

Но возится с делами она, не теряя любопытства, и любопытство делает её упорной.

Зато при наполнении полтергейста проклятиями Пандора помогла мне. Она составила проклятия, которые ведут себя как инфекционные болезни. Если проклятый пообщается с непроклятым, то часть проклятия перекинется на него.

Чтобы не убить весь мир таким как бы бактериологическим оружием, я ограничил заражаемость этого проклятия двумя уровнями и тремя заражениями на уровень. То есть один проклятый может заразить проклятием двенадцать эльфов. А ещё сделал у проклятия инкубационный период: дней десять проклятый не будет знать о своей проблеме.

Пока я занимался таким эльфоненавистническим делом, у меня всё время стояла перед глазами Света с её: “Я вложу в полтергейст геноцид эльфов!”

Отдав дань демону, бушевавшему во мне, я остановился и решил, что нужно отдать дань и ангелу.

Света хотела лечить людей при помощи магии. Почему бы и мне, в ожидании Драко, не сделать хорошее дело? Тем более Пандора помогает.

Оставил я на месте стоянки конструкт с сообщением, что буду в Смоленске, и поехал по карте объезжать больницы этого города.

Начал со Смоленского областного онкологического диспансера. Запарковался во дворах около школы, примыкающей к этой клинике, и стал осматривать ауры людей.

– Смотри, Пандора, а вот такому человеку можно помочь? – отправлял я вопрос временной заместительнице Драко.

Чаще всего Пандора говорила “да”, но иногда отвечала “нет”. Тогда я разглядывал таких людей. В случаях, когда помочь нельзя, было всего два варианта: люди с проклятиями и люди с чернотой в ауре.

Что такое чернота в ауре, я пока не знаю, но в обоих случаях болезнь была спровоцирована именно аурными проблемами. Заниматься лечением проклятий в городе я не стал. А вот для остальных я создал конструкт, который будет жить около больницы и помогать её пациентам.

Затем я объехал другие больницы и поликлиники и везде оставлял такой конструкт. Чтобы создать его с помощью Пандоры, мне требуется пять минут. Без неё, вероятно, уйдёт целый день. И при этом я что-нибудь да забуду.

Слёзы Ледяного Дракона

Я уже неделю живу в Смоленске. Периодически возвращаюсь на место расставания с Драко, но он пока не появлялся. Видимо, процесс проникновения на территорию противника или её покидания у Драко занял много времени. Может быть, ждёт появления носителя.

В общем, я решил ехать дальше. Поскольку я еду, используя нить в качестве ориентира, то сделал ещё одну нить и связал её с конструктом, который оставил здесь. Куда бы меня ни занесло, Драко сможет по нити найти меня.

Я вёл машину к границе с Белоруссией и думал о том, чем же занять два свободных сознания. К сожалению, Пандора не помощник в вопросе посмотреть в компьютер, и поэтому параллельно что-то разрабатывать, как делал обычно, я не мог.

Безделье давило, и я остановился, чтобы заучить сонное плетение из книжки Нины Андреевны. Без Драко я потратил на это почти шесть часов.

Я ехал к границе, одним сознанием рулил, а двумя разбирал это плетение.

Незадолго до границы мне потребовалось купить для машины страховку, я остановился у одного из пунктов их продажи. Вокруг никого не было, и я попробовал плетение на девушке, что сидела в вагончике. Аура девушки погасла.

Я вошёл в вагончик и увидел, что девушка спит, положив голову на руки.

Я покашлял, но никакой реакции не было. Громко топнул, но и это не потревожило её сон. Тогда я просунул руку в кассовое окошко и слегка потряс девушку за плечо.

– А-а?! Что?

– Извините, вы, кажется, уснули. Мне бы полис купить.

– Ой, это вы извините. Я тут уже вторые сутки сижу, вымоталась. Давайте СТС и права…

Получается, это обычный наведённый сон. Плетение чем-то похоже на плетение связи. Видимо, наводить сон и транслировать мысли – это вещи, имеющие одну природу.

Плетение имеет направленное действие. При работе оно генерирует какие-то колебания на низких частотах. Я снова остановил машину и подключил осциллограф. Включил в осциллографе преобразование Фурье и посмотрел частоты. Основные пики приходятся на 5–20 герц, но есть пики и на нескольких килогерцах. Возможно, это просто гармоники, а возможно, они имеют значение.

…Я проснулся от любопытства. Четвёртый раз уже уснул с осциллографом в руках. Я направляю плетение в сторону кузова машины. Когда направляю вот так, то оно, очевидно, действует на меня.

Я зевнул… М-да, похоже, какие-то колебания отражаются от металлического борта и возвращаются обратно.

– Пандора, а ты можешь придумать что-то, чтобы эти колебания не действовали на меня?

Сонливость слетела с меня. Ко мне вернулось работоспособное состояние.

– А что ты делаешь?

Пандора изобразила, что она тормошит меня.

Я выдрал из плетения излучающую часть и стал её исследовать.

– Если вот так вот развернуть ниточки, то будет излучать в две противоположные стороны. Попробуем.

…Я снова проснулся от любопытства. Возле машины валялось несколько трупиков птичек. Я пригляделся – нет, это не трупики. Они уснули.

Я вышел, взял их и аккуратно разбудил каждую. Не знаю, что за птички, похожи на дроздов.

Надо бы поосторожнее экспериментировать.

– Пандора, что же ты меня не будишь? Почему я опять уснул? Не говорил? Не давай мне спать, пока я разбираюсь с этим плетением!

В электромеханике очень часто встречаются обратимые устройства. Динамик может быть микрофоном, двигатель может быть генератором. В магии я уже тоже нашёл подобное и использовал для звука. Может быть, и здесь получится?

Я создал второе плетение, оно не будет излучать энергию, но будет принимать. Подключил два луча осциллографа к двум плетениям, излучающему и приёмному. Активировал излучающее плетение и… в очередной раз проснулся от любопытства.

– Ладно, раз ты не можешь помочь, без тебя обойдусь!

Я снова вернулся к направленным плетениям. И стал экспериментировать, смотря двумя лучами. Результат появился, только когда я всё же запитал приёмное плетение энергией. Отличие в том, что излучающее я запитываю обычным количеством, а приёмное – очень небольшим.

Пандора ушла в себя. Её обидело, что я ей сказал “без тебя обойдусь”. Ну и ладно.

Я собрал на операционных усилителях инвертор. Плетение улавливает волны, излучаемые сонным плетением, инвертирует их и переизлучает. Приходит положительная полуволна, моё плетение переизлучает отрицательную.

Плетение я назвал “Антисон”. Я разместил его около головы, активировал, а затем развернул сонное плетение в свою сторону.

– Вот это другое дело! – порадовался я.

– Можно сделать лучше! – просигнализировала мне Пандора.

– Покажи.

– Можно я исправлю плетение? – спросила она.

– Конечно!

Пандора потянулась почему-то к излучающему плетению и активировала его.

…Пустота. Кроме пустоты, нет ничего. Снаружи пустота, внутри пустота. Ни света, ни тьмы. Даже мыслей нет. Впрочем, одна мысль есть. Нет, это не мысль, а что-то другое. Эмоция? Любопытство.

Приходил в себя я часа три. Энергии в ауре ноль. Если бы не одна любопытная девушка, так и остался бы в машине, уснувший вечным сном.

Очнувшись, я не стал ругать Пандору. Я попросил её показать, что она сделала с излучающим плетением. Оказалось, она просто добавила туда льдинку. По аналогии, как я в Шип её добавляю и получается Ледяной Шип.

Я открыл боковую дверь минивэна. Стало холодно, но зато ни от чего отражаться сигнал не будет. Направил излучатель на приёмник и посмотрел на разложение Фурье. Количество высокочастотных гармоник в сигнале увеличилось. Почему-то Антисон не смог блокировать воздействие такого излучения.

Мне пришла в голову идея.

– Пандора, разбудишь меня ещё раз, если я усну?

Я переплёл Антисон, добавив в него столько льда, сколько смог. А потом направил на себя излучатель ледяного сна.

Немного закружилась голова, но я с этим справился.

Я вышел из машины и собрал уснувших птичек. Принёс их в машину и стал пробовать разбудить. Аура каждой из них оказалась опустошена. Энергии не было вообще. Если чуть вдохнуть в неё энергию, то аура её выдавливает.

Тогда я заполнил ауру птички энергией до тех пор, пока её аура не позеленела. Отток прекратился. Однако пришла в себя она ещё только минут через двадцать. Я погладил её и выпустил.

Слёзы Ледяного Дракона – так назову этот Сон. По действию он очень похож на “Молоко”. Надо попробовать его на эльфах, но сперва доделаем излучатель 360 на 360.

Ключ от Врат

Возясь с новым плетением, я провёл на границе с Белоруссией почти неделю. Драко, увы, не прилетел, и я отправился дальше.

Поскольку нить вела через одну границу, то она может вести и через другую. Ещё в Смоленске я взял компас и измерил угол между нитью и направлением на север. Дальше я отклонился от направления, указываемого нитью, и доехал до Бобруйска. Снова измерил угол. Построил на карте треугольник.

Получается, точка моего назначения находится где-то около Варшавы. Что делать? Ни визы, ни загранпаспорта у меня нет. И языка я тоже не знаю. Если они и Свету увезли куда-то в другую страну, то как я её спасу?

На меня снова стала накатывать тоска. От безысходности я сплёл плетение простого усыпления, направил его на себя и вырубился.

Проспал я два дня. Во сне или после пробуждения меня посетила идея, и, поднявшись, я немедленно приступил к её реализации. Было три часа ночи – очень подходящее время.

Я нашёл квартал со старыми гаражами и сарайчиками. В углу, где машина не могла никому помешать, поставил её и сфотографировал. Теперь я смогу вернуться сюда телепортом.

Затем в интернете стал искать фотографии по туристическим сайтам, нашёл несколько подходящих, но потом подумал-подумал и просто подобрал фотографию из панорам автострад Гугла.

Нашёл дорогу, проходящую под мостом через Вислу. Посмотрел, где это на карте. Представил себе и открыл туда телепорт.

В момент перехода машин под мостом не было, меня никто не заметил. Нить показывала на северо-запад.

Хорошо! Значит, я приближаюсь к цели.

Предположив, что моя цель с высокой степенью вероятности опять находится на реке, я посмотрел на карту, телепортировался в город Ломянки и угадал.

Между мной и целью был остров-заповедник. По реке несло лёд, но она не стояла.

Поскольку Света укоряла меня, что я переусложняю, то я просто дошёл до реки, зашёл в воду и поплыл. Проплыв около двух километров, я выбрался на берег, спрятался среди деревьев и лёг спать. Уже день, а операцию я буду проводить ночью.

Ночью мне снился сон, будто я дома, в дверь ко мне звонят и тарабанят. Я спрашиваю: “Кто там?”, а незнакомый голос отвечает: “Свои!” Я начинаю выяснять, кто же такие свои, – и сон с реальностью меняются местами. Ко мне действительно стучались свои. Только не в дом, а в ауру.

– Рита, радость ты моя! Рыбочка моя ненаглядная!

Я плясал между деревьями. Если бы конструкт можно было расцеловать, то я бы это сделал!

Я стал разглядывать Ритины воспоминания и выяснил, что их очень немного. И Свету, и Риту, похоже, держали без сознания всё это время. Разбудил Риту Драко. Поскольку у Риты было энергетическое голодание, а Драко прилетел к ней полный энергии, то он отправил её ко мне, а сам остался там.

Если бы Рита догнала меня в другом месте, то я бы, конечно, бросил всё и помчался к новой цели. Но я в трёхстах метрах от телепорта. Поэтому решил всё же сначала реализовать задуманное.

Пройдя до южной оконечности острова, я увидел островок с иллюзией. Островок был очень близко, и я стал его осматривать. Постройка здесь, похоже, целиком находится под землёй. На самом острове только бетонная плита крыши. Каких-либо дверей я вовсе не обнаружил.

– А как же они туда попадают? – спросил я себя.

– Только телепортами! – ответил я.

Я сел на берегу реки и стал думать. Потом вспомнил Свету и бросил это глупое занятие и начал действовать.

Сплёл своё реле времени, подвесил к нему накопители с Маной. Присоединил всё это к неактивному сонному плетению, напитанному льдом и ненавистью, и отправил под землю, приблизительно в центр здания.

Выброс сонной волны был такой силы, что у меня закружилась голова и я закричал:

– Пандора! Спасай!

В этот раз Пандора не проигнорировала мою просьбу и привела меня в чувство. Рита спала. Все конструкты в моей ауре спали. Пришлось их будить.

Телепорт не добивал до берега, поэтому я снова залез в воду. Переплыв, я продолжил не думать и не останавливаться. Подошёл к защите, подставил руку и начал преобразовывать Жизнь в Ману, сливая её в Риту. Когда поток энергии иссяк, я создал четыре утилизатора, которые стали грызть в бетоне проход.

Грызли они недолго, толщина перекрытия была небольшой, сантиметров тридцать. Я заглянул в дыру и прошёл туда коротким телепортом.

Поскольку произошло всё быстро, то плана здания у меня ещё не имелось – вынужден был разбираться по ходу дела.

Я спускался, по пути уничтожая все стационарные телепорты, грабя всех живых существ, а также убивая всех эльфов выше тридцатого уровня.

На минус шестом этаже вдруг открылся телепорт. Я не думая отправил в него Слёзы Ледяного Дракона. Из телепорта никто не вышел, через минуту он закрылся. Я оставил на этом месте работающее плетение Слёз на случай, если кто ещё сюда откроет переход. Продолжил спускаться.

На минус двенадцатом этаже нашёл накопитель с Синевой, забрал его, а на минус пятнадцатом я пришёл к телепорту.

Телепорт представлял собой огромные, под десять метров, круглые Врата. Они стояли на основании со ступеньками. По окружности Врата были испещрены загадочными светящимися символами. Стояло это сооружение в большом помещении размером с хороший спортзал.

Но самым поразительным было то, что Врата явно представляли собой технологическое устройство.

Я не знаю, как это объяснить. Говорят, что технология, будучи сильно развитой, выглядит как магия. Но эти Врата не выглядели магическими. Они были именно устройством. Причём очень было похоже, что это устройство спроектировано на компьютере.

Врата были идеально симметричны. В кольце двигались какие-то части, подогнанные друг к другу с микронной точностью.

Я тронул ободок, и он очень легко провернулся.

Десятиметровое металлическое кольцо огромной массы можно повернуть пальчиком!

На площадке около Врат стоял пульт управления. Я понял, что это пульт, по клавиатуре из крупных, сантиметров по пять, кнопок. Кнопок было тридцать две. Посреди клавиатуры на большой клавише был нарисован символ, похожий на полумесяц.

Меня потянуло к этой клавише, я нажал на неё. Что-то зашипело, и… Врата погасли. Клавиша стала подниматься и выросла в контейнер, в котором стояло что-то похожее на консервную банку из-под сгущённого молока. Я взял эту банку, а затем снова нажал на клавишу. Контейнер закрылся. Врата остались тёмными.

Я сунул эту штуковину за пазуху и стал оглядываться. Моя цель – уничтожение этих Врат, а не осмотр!

Отойдя метров на пятьдесят, сплёл фаербол и отправил его в верхнюю часть кольца. Взрыв оглушил меня. С потолка посыпались куски бетона, пыль. Когда всё успокоилось, я увидел, что на Вратах нет ни царапины.

“Артефакт Слёз Дракона неразрушим” – вспомнил я фразу из прослушки.

Я попробовал Шип, Ледяной Шип, Шип в Сути, Ледяной Шип в Сути. Сплёл даже Молот Ведьм, ударил им.

На Вратах даже пыль с потолка не задерживалась. Вокруг них, на расстоянии меньше чем миллиметр, работало какое-то защитное поле. Оно защищало артефакт от разрушения.

Понемногу мне становилось всё тревожнее. Видимо, пора валить. Я оставил плетение Червя со всем наличным запасом Маны на таймер, заведённый на три минуты, и телепортировался к машине.

Пока телепорт был открыт, я создал проклятие-инфекцию. Ограничил его на четыреста заражений и два уровня. Снабдил этим плетением одного из моих охранных полтергейстов и отправил его охранять Врата.

– Полмиллиона эльфов отрезаны от родного мира – вы понимаете, что это значит?!

– Великий.

– Что?!

– Вы должны ко мне обращаться, используя этот титул. Это последняя ваша ошибка. На следующей я заменю вас кем-то другим.

Я исполняю свой договор. Даже сейчас, пока телепорт закрыт, вы получаете Синеву. Что вы будете с ней делать – меня не касается.

Безопасность должны обеспечивать вы. Вы с этим не справляетесь. При этом смеете врываться ко мне и кричать на меня. Это мой мир. Забрать его силой у вас не вышло. И, судя по всему, не выйдет. Так что идите и думайте о том, как обеспечить безопасность вашего полумиллиона эльфов. Пока их ещё полмиллиона. Вы свободны!

– Говорят, что кто-то пронёс в телепорт фиолетовую Ману и он взорвался.

– А что, по-твоему, тогда они сейчас там раскапывают? Да и как бы кто-то пронёс, если всех досматривают?

– Досматривают только нас, а тех, кто повыше, – нет.

– Те, кто повыше, сами понимают, что можно, а что нельзя. Разве что кто-то из господ решил покончить жизнь самоубийством таким изощрённым способом?

– Разве бывает так, чтоб они кончали жизнь самоубийством? Зачем им это? Живущим вечно.

– Живущему вечно может наскучить жить.

– Тебе бы наскучило?

– Я не знаю.

– Слышал? Всех, кто занимался раскопками и выжил в битве с элементалем, отправили на карантин!

– На улицу выйти нельзя, чтобы какая-нибудь ведьма на тебя болезнь не послала, они пошли работать под землю – и там то же самое! Раскопали они телепорт-то?

– Раскопали, но что-то с ним не то, не могут его запустить. Великий настоял продолжать раскопки. Видимо, раскопали не всё.

– Как не всё? Его разве можно разломать на части?

– Выходит, что кому-то это удалось.

Когда вернулась Рита, Пандору я не прогнал. Даже мысли такой не возникло. Хоть она и своевольная, любопытная, непослушная, но пользы приносит очень много. Делать лечебные конструкты с её помощью – одно удовольствие. А ещё когда мне нужно о чём-то подумать, я сливаю с ней сознание. Течение реки в голове приводит мысли в порядок, позволяет критически посмотреть на проблему, спокойно её исследовать.

В моей ауре теперь живут и Рита, и Пандора. Найдём Свету – верну себе Драко. У Драко всё-таки мужской характер. А тут прямо бабский коллектив получился. Нет-нет, да и происходит какое-то недопонимание.

Интересно, если бы я назвал Пандору мужским именем, какой бы был у неё характер? Или это связано не с именем, а с тем, что именно я стал воспринимать её как существо женского пола? Не знаю.

Я сидел в Смоленске на СТО, ждал, пока отремонтируют мой минивэн: что-то в нём застучало сзади справа. Хорошо хоть был недалеко от города.

Разглядывал “консервную банку”, которую достал из пульта телепорта. Весила она 2718 грамм. Размышлял над тем, какими я увидел эти Врата. Смотрел сделанные фотографии.

Врата совершенно точно выполнены технологическим способом. Это не результат плетения, это конструкция. Вот эти, например, детали даже на фото видно, что изготовлены при помощи штамповки. А структура вот этих деталей очень походит на 3D-печать.

Вся конструкция заключена в какие-то защитные поля, предотвращающие повреждение. Возможно, эти поля как-то противостоят и энтропии? Выглядели Врата как нечто очень древнее. Нет, я неправильно выразился: не выглядели, а чувствовались.

С некоторых пор мне хочется доверять своей интуиции. Особенно когда она кричит “беги!”. А здесь интуиция говорила: “Этому устройству значительно больше тысячи лет!” Может быть, миллиард.

И как это сочетается с информацией от Мюллера о том, что большой телепорт плетут эльфы? Возможно, в их мире поддерживается такой миф?

В любом случае, надо думать, как уничтожить этот гадкий девайс. Полтора способа я уже знаю. Нужно некорректно отключить его от питания. Когда конструкты стырили фиолетовую Ману, один из телепортов приказал долго жить.

В подслушанных разговорах многие говорят, что телепорт хоть и работает на фиолетовой Мане, но не допускает её переноса. Может быть, его и правда можно будет разрушить таким способом? Посмотрим, если или когда его восстановят, надо будет заслать в него полтергейст с Маной. И пусть в момент перехода выделяет её в энергию. Нет, треть выделяет в энергию, треть просто выделяет, а треть хранит в себе. А ещё для полноты картины пусть выделяет Чернь, Жизнь и Синеву. Всё в одинаковых пропорциях.

Надо уже сейчас научить полтергейст такому. Ломать – не строить!

Но что делать с этой банкой? На ней есть какой-то текст на том же языке, который присутствовал на Вратах и кнопках пульта управления.

Я сфотографировал банку с разных сторон, а затем стал думать, куда её спрятать. Если закопать в лесу, то можно потом места не найти. Если спрятать в каком-либо здании в городе, то могут затеять ремонт и наткнуться.

Нужно здание, которое точно будет стоять в таком же виде и через много лет. На ум пришёл какой-нибудь музей. Я полез в Гугл и… отправился к Смоленской крепостной стене.

Походил вокруг стены, выбрал место, затем прожёг конструктом между зубцами нишу размером ровно с эту банку на глубину около метра. Забрался и бросил банку в эту нишу. Достать будет проблемно, но я пока и не планирую.

Повесил конструкт с маскировкой. Добавил два полтергейста, которые будут ронять Горшки на голову тех, кто попытается достать банку. Именно достать. Если вдруг кто займётся реставрацией, то он, скорее всего, просто заделает эту дыру.

Я подумал-подумал, а потом набросал в дыру камней, песка и залил в неё протовещество, которое превратилось в железо. Теперь банка вмурована в стену, сверху запечатана двадцатью сантиметрами металла.

Разбитое корыто

С каждым днём меня всё сильнее жгло чувство, что я не смогу увидеть Свету. Я прямо чувствовал, что приближается момент, когда наступит точка невозврата. Если я не успею спасти её до этого момента, то не увижу никогда. Окно возможностей закроется. А время будто ускорялось и галопом неслось всё быстрее и быстрее к этой точке.

Я гнал машину на север не останавливаясь. Рита указывала направление. Через двенадцать часов после того, как я покинул Смоленск, мы прибыли на место. Рита просигнализировала: “Близко!”, я остановился.

Мы были в посёлке Старая Руса, недалеко от Великого Новгорода. Рядом какой-то химический завод, который давно не работает. Отсутствующие окна, зияющие дыры в крышах цехов навевают уныние. Рита потянула меня объехать этот завод со стороны Советской набережной и указала на один из цехов, скрывавшийся под иллюзией: “Здесь!”

Было очень подозрительно, что это место не окружала никакая магическая защита. Я отправил конструкты посмотреть. Под иллюзией я обнаружил четыре подземных этажа, которые совсем недавно были обитаемы.

Здание пустовало. Только полтергейст слонялся по нему без дела. Я потащил его к себе и покопался в его воспоминаниях.

Полтергейст прибыл сюда с телепортом, сидя в ауре какого-то эльфа. Затем он начал вести среди эльфов разъяснительную работу о неправильности их поведения. После того как он разрушил две стенки и убил четырёх магов, они все собрались и ушли через телепорт. Полтергейст хотел активировать переход и последовать за ними, но плетение рассеялось.

Я отпустил полтергейст и решил войти в здание и посмотреть. Может быть, что-то интересное осталось, следы какие-нибудь? Но когда я подошёл к забору, меня захлестнуло острое чувство опасности. Я решил не искушать судьбу и удалился.

Потерял! Я снова её потерял!

То, что эльфы эвакуируют персонал, только учуяв запах полтергейста, конечно, радует, но Светлану они забрали с собой!

Я слушал и переслушивал записи с Великим. Некоторые абоненты моего АТС иногда с ним встречаются.

Мне показалось, что голос Великого я где-то слышал раньше. Сижу и пытаюсь вспомнить где, но не получается.

– Великий, мы выяснили всё с ведьмами.

– Рассказывайте!

– Оказывается, ведьмы открыли новый ритуал призыва духа. Дух лечит их от болезней, но требует взамен наслать болезнь на одного инквизитора.

– Эта информация для меня не нова. Что ещё?

– Мы пронаблюдали ритуал. Похоже, что дух – это тот же элементаль, что атакует наши постройки и людей. Нам удалось поймать одного из них в ловушку.

– Стихийник пробовал с ним общаться?

– Да, но пока безрезультатно. Мы установили между двумя ловушками стационарный телепорт. Он работает и с тем и с другим. Один элементаль проявляет агрессию и пытается убить, другой вообще никак на мага не реагирует. Пока он изучает в основном того, который безопаснее.

– А ещё стихийники у нас есть?

– Такого уровня нет. Был ещё один, восьмой ступени, но он погиб.

– Горшок на голову упал?

– Да.

– Хе-хе. Стихийник. Что-то ещё?

– Нам удалось уничтожить элементаля, охранявшего телепорт. Для этого мы использовали артефакты – накопители Жизни. Все участвовавшие в операции получили неизлечимую болезнь, маги, которые их лечили, тоже. Им удалось подобрать артефакт, препятствующий распространению болезни, однако около трёхсот эльфов будут её носителями до конца дней.

– Хорошие новости. Сколько накопителей Жизни у нас есть?

– Тридцать семь.

– Так мало? Когда мы с вами воевали, вы меня убеждали, что у вас их тысячи.

– Вы нас тоже убеждали в том, что у вас есть драконы.

– Меня на обмане вы пока не поймали. Ну что же, используйте эти тридцать семь, чтобы уничтожить всех элементалей. Вы говорили, что считали и их всего десять?

– Да.

– Одного ликвидировали. Двое в ловушке. Итого семь. Поднажмите.

– Слышишь, Рита? Они убивают конструкты потоком Жизни. Нужно научить полтергейсты преобразовывать Жизнь в Ману! Давай-ка построим ещё парочку!

Я возился с новым полтергейстом, а сам думал: “Где я мог слышать этот голос? Во сне, что ли? Может быть, в больнице, когда пялился на пузыри?”

– Пандора, а ты не можешь помочь мне вспомнить? Нет? Жаль. Рита, а ты? Тоже нет? Эх!

Наступил Новый год. Улицы городов разукрашены гирляндами, повсюду ёлки. Праздничное настроение и музыка. Я сижу в машине и ломаю голову над тем, где может быть Света. Предчувствия с каждым днём всё более мрачные.

Я объехал и зачистил несколько городов. Эльфов там не осталось вовсе. Если так объехать всю планету, то Света найдётся, но чувствую, что опоздаю.

С каждым днём становится всё позднее и позднее. Я уже даже чувствую, когда наступит критический момент. Осталось меньше месяца!

При подслушивании очередного доклада о безрезультатности раскопок у меня родилась безумная идея. Сначала я отмёл её как неосуществимую. А потом подумал: какой смысл у меня остаётся в жизни без Светы? Может быть, потом он и появится, но сейчас я его не вижу.

Бездействовать гадко. У каждого человека за жизнь скапливаются какие-то воспоминания, которые он старается не вытаскивать на поверхность. А у меня не воспоминание, а перманентное состояние такое.

Короче говоря, я подумал-подумал и отправил респонденту, с которым “переписываюсь”, письмо. В письме было слово “Меняю” и две фотографии – Светы и консервной банки, хранящейся в стене в Смоленске.

План сумасшедший, но может сработать!

Через день я получил ответ, содержащий GPS-координаты.

Я отправил письмо. В итоге в письмах состоялся такой диалог:

– Условия?

– Приходи, тебя пропустят. Обсудим.

– Так не пойдёт. Я должен её увидеть.

– Увидишь. Обещаю. Других условий не обсуждаю.

К последнему письму была приложена фотография Светы, висящей на кресте. Лицо её в слезах.

– Чёрт!

Почему её сознание во мне не проснулось? Далеко?

Когда я думаю о втором её сознании, я почему-то знаю, что у меня получится задуманное.

Обмен

Я поглядел в GPS, это где-то под Питером. Комарово. Щучье озеро. Заказник-заповедник.

– Илюша, прикрой крышечку!

– Святогор, кончай придуриваться, вылазь!

– Нет, Илюша, мне надо посмотреть, прикрой крышечку!

– Вся операция задумана нами как придание смысла будущей смерти. Надо доиграть эту пьесу до конца!

– Заткнитесь все!

Я заехал на заправку, выпил кофе, заправился и тронулся. На душе стало спокойно. В конце концов развлекушечки с магией должны были кончиться. Не самый плохой вариант. Главное – Свету вытащить. Остальное не важно.

Это были, пожалуй, первые двенадцать часов в моей жизни, когда я не думал ни о чём. Все три сознания просто смотрели на дорогу, а руки крутили баранку.

Две заправки промелькнули где-то в фоне. Навигатор привёл меня на узкую улочку, заканчивающуюся знаком “Въезд запрещён”. Слева было кладбище, а впереди сосновый лес.

Обожаю сосны! Я бросил машину и пошёл по лесу. Мне нужно обойти озеро. Падал снежок, сосны стояли стройными рядами, пахло хвоей.

Я слушал воздух, себя. Почему-то никаких тревожных ощущений не было. Вообще. Может быть, потому, что решение уже принято?

Я вышел на берег озера и позвал Пандору.

– Вот озеро. Дальше тебе со мной лучше не ходить. Мне было очень интересно с тобой. Если доведётся, то ещё я тебя позову. Но пока не могу с собой взять!

Однако Пандора наотрез отказалась остаться. Эта капризная девушка топнула ножкой и сказала: “Нет, и всё!”

– Ну нет так нет. Надеюсь, тебе не причинят вреда.

Я двинулся по тропинке вдоль озера. Иногда останавливался и трогал руками ту или другую сосну.

У сосен красивая аура. Если поднести к стволу руку, то дерево делится с тобой энергией. Сейчас зима, жизнь в деревьях замерла, но не умерла. Тихонько, медленно, но Жизнь путешествует по стволу, веткам.

Обойдя озеро, я уклонился немного вправо и вышел к иллюзии. Дорога уходила вправо и влево, но я пошёл прямо и вошёл непосредственно в холм. Пройдя шагов пятнадцать, я увидел, что иллюзия перестала действовать на меня. Это интересное явление. Я обдумывал его, ещё когда Школу осматривал. Конечно, сейчас уже нет смысла это всё исследовать.

Передо мной было пятиэтажное здание и сколько-то этажей вниз. О! И телепорт тоже здесь!

– Принёс? – спросил знакомый голос.

– Что я должен был принести? – я обернулся. – О, это ты! А я думал-гадал: чей же это голос?

– Ключ принёс?

– Я знаю, где он, могу сказать. Но сперва мне нужна Светлана. Увижу её живой, смогу с ней поговорить – скажу, где ключ. Нет – тогда нет.

– Вот, значит, как? Ну что же, пошли. Плетения оставь здесь.

– У меня только три коротких телепорта. Забирай.

– Что-то это как-то не по-военному.

– Как есть.

Мы вошли в фойе, вызвали лифт.

– Вообще, смотрю, вы любите удобства. Электростанции магией крутите. Лифты…

– Ну а почему бы нет? Ты же слушал лекции? То, что этот мир развился технологически, стало возможно только благодаря эльфам.

– Скоро он будет развиваться без эльфов. Кто-нибудь затащит накопитель с фиолетовой Маной в телепорт – и всё.

– Ты же понимаешь, что обоих твоих агентов я знаю.

– Спасибо, – сказал я.

– За что?

– Ты подтвердил информацию про фиолетовую Ману. О! И поле против элементалей! Как интересно. Первый раз вижу его вблизи. Оказывается, для людей безвредно!

– Ты слишком хорошо с ними обращаешься. Об этом мы ещё поговорим. Но мы почти пришли. Тебе нужно надеть вот эти бусы.

– Такие я уже как-то надевал. Не самая приятная вещь.

– Мы отправим вас обоих через телепорт. Сам понимаешь, фиолетовая, да и никакая Мана вам в дороге не нужна.

– Для этого вам нужен ключ, – сказал я.

– Будет ключ.

Я прислушался к себе. Никаких плохих и хороших ощущений нет.

– Вычисляешь будущее? Сейчас такая точка, что впереди очень много разных вариантов. Предсказать ничего нельзя. Астрал взбаламучен. Не видишь разве?

– Нет. Я только про ваших астральных ищеек однажды слышал. Больше ничего про астрал не знаю. Ладно, я надел эту хреновину, пошли дальше!

– Открывай дверь. Я позже приду.

Великий удалился. Я толкнул дверь и вошёл.

Пыточная, крест. На кресте обнажённая… Света.

Почему-то только верхняя часть тела – Светина. Всё, что ниже груди, покрыто шерстью, а вместо ног какие-то уродливые лапы с когтями.

– Ты обещал мне! – сказала Света.

– Что они с тобой сделали?

– Ты обещал мне! – повторила она.

– Нет, я не давал обещания. Ты только пыталась заставить меня дать его тебе… Я пришёл за тобой.

Я подошёл к кресту и потрогал Свету за лапу.

Через несколько секунд поток Жизни сбил меня с ног, я упал и потерял сознание.

Очнулся от боли в руках и ногах. Я висел на кресте, напротив Светы. Света была без сознания. Я пригляделся: дышит. Дышит – это хорошо! Значит, всё будет хорошо!

– Ну вот, я выполнил обещание. Вы теперь можете любоваться друг на друга с утра до вечера. Мне нужен ключ.

– Вы нас прямо на крестах туда отправите? – спросил я.

– Если будете хорошо себя вести, может быть, вообще не отправлю. Я же говорил, что у вас будет шанс. Один на двоих. Но сначала ключ.

– Ключ охраняет полтергейст… эм… элементаль. Но вы вроде бы умеете их убивать артефактами Жизни. Смоленск. Крепостная стена. В ней вмуровано.

– Хорошо, мы сейчас проверим.

– Так хорошо быть снова вместе!

– Но не стоило сюда приходить!

– Я чувствовал, что если ещё промедлю день-два, то будет поздно. Такое же чувство, как когда я с винтовкой сидел у карьера. Нужно было что-то делать.

– Фффшшш!

– Ну не злись. Что сделано, того уже не отменить. Давай лучше дальше планировать. Здесь полмиллиона эльфов. Но все они тут, чтобы растить уровень. Большинство из них слабые. А вот весной придёт армия. Нам нужно закрыть как-то этот телепорт.

– Ты висишь на кресте и планируешь закрыть телепорт?

– У меня есть фиолетовая Мана. В любом случае я его закрою!

– Ну вот, дела наши налаживаются! – Великий зашёл, потирая руки.

– Она не приходила в себя. Что вы с ней сделали?

– Я пытался заключить с ней соглашение.

– Какое? – спросил я.

– Мирное.

– Мирные соглашения разве заключают в пыточной?

– Ещё как заключают! Пыточная – самое подходящее место для заключения мирных соглашений!

– Я так понимаю, ты хочешь от нас получить то, что мы сами должны отдать? Что это?

– Магия. Вы открыли новый вид магии. Сначала вас ловили, чтобы просто уничтожить. Но потом, когда я увидел необычную магию, я стал вашим ангелом-хранителем. Все беды, что вы причинили, стоят того, чтобы у меня появилась возможность вышвырнуть этих эльфов назад в их мир.

– А что получим мы? – спросил я.

– Жизнь. От вас – новая магия и магическая присяга. От меня взамен – жизнь.

– А телепорт?

– А что телепорт? – удивился Великий.

– Он выглядит как технологическое устройство. Откуда он? Не эльфы же его построили?!

– Это артефакт древних. Но ты не ответил на моё предложение.

– Так вы его включили? Не повредил металл, залитый поверх ключа?

– Не повредил. Не заговаривай мне зубы. Пока мы разговариваем мягко, я ещё раз спрашиваю. Согласны вы воспользоваться шансом?

– Трах-тибидох-тибидох! – прошептал я.

– Что ты там бормочешь?

Великий подошёл ближе. Наши ауры соприкоснулись. Я рванулся! Слияние! Ещё с голубем я понял: если ворваться в его голову, то можно его убить и занять его тело!

Я лез в голову Великого, отталкиваясь от своего тела ногами. В руках я держал авоську с конструктами. Такую красную с ячейками. Самый важный конструкт – с фиолетовой Маной. Рита, удивлённо моргающая ресницами сквозь ячейки авоськи, Драко, кусающий красную нить…

Когда я ворвался, занял место, то сознание моё притухло. Вернула его боль. Я упал на колени, очень сильно их ударил. Здесь каменный пол.

Стиснув зубы, опёрся о стену и встал. Мертвец на кресте улыбался.

Все мои сознания пытались удержать равновесие, но меня шатало. Я сделал шаг, держась за стену. Потом второй.

– Рита, помоги мне!

Головокружение немного уменьшилось, и только. Я повернулся к двери и зашипел:

– Фффшшш!

Потом опомнился, отпустил стену и, не оглядываясь на Свету, вышел.

…Где-то тут телепорт. Его видно в Сути. Похоже, вот за этим поворотом.

– Ну что, когда мы их отправляем? – наскочил на меня эльф.

– Великий, – произнёс я.

– Что?

– При обращении ко мне вы должны использовать этот титул. Я уже предупреждал вас.

– Простите, Великий.

– Всё будет… со временем. Телепорт работает?

– Да.

– Я хочу попасть во дворец, – сказал я.

– Вы же там не были. Вы не сможете его представить! Давайте я вас провожу?

– Я там был. И не раз. Иди лучше сними с крестов этих двоих и подготовь к переброске. Кажется, один из них помер. Фффшшш!

– Что?

– Не мешай мне!

Я вошёл в комнату со Вратами. Слабая дымка светилась внутри кольца. Работает, стало быть. Хорошо!

Что там надо? Представить дворец? Сейчас!

Я сплёл реле времени, присоединил к нему фиолетовый накопитель. Поставил таймер на тридцать секунд.

– Чао, Буратины!

Я шагнул в телепорт. Всё смешалось, закрутилось.

Я должен представлять целевую точку. Я напрягся, пытаясь собрать в кучу мысли и наладить управление этим чёртовым телом. Меня несло вперёд по тоннелю.

Стены тоннеля были из Черни, а наполнение – из Жизни.

“Через тридцать секунд должен сработать таймер. Пожалуй, маловато я запаса взял!” – подумал я.

В этот момент меня вышвырнуло на воздух, и я покатился по траве.

На меня были наставлены луки. Какие-то зелёные люди, похожие на дикарей, держали меня под прицелом.

Где-то тут у меня в заготовках был щит. А, вот он!

Я поднял руку и зажёг на ладони светильник. Другую руку выставил перед собой.

– Не стреляйте! – сказал я.

Две стрелы летели мне в грудь, но остановились за двадцать сантиметров. Повисели в воздухе и упали.

– Не надо стрелять! – сказал я снова.

– Ашкар карва огно? – спросил дикарь.

Где-то я слышал уже эти “Ашкар”. Где-то в другой жизни?

Я улыбнулся.

– Я хотеть с вами говорить. – Я стал сопровождать жестами свои попытки донести до них информацию. Почему-то при этом начал коверкаться русский.

Я сел, пригласил одного зелёного человечка присесть рядом. Жестами стал показывать ему:

– Я хочу говорить с тобой. Для этого я загляну тебе в голову? Чуть-чуть!

Я показал на свой рот, изобразил, будто говорю что-то. Потом на его голову. Спросил: “Можно?”

Он сделал какой-то жест, который я трактовал как положительный ответ. Я отделил одно из своих четырёх сознаний и тихонько коснулся им сознания этого дикаря.

Я излучал доброжелательность.

– Я хочу говорить с вами. Мирно, никому не желаю вреда! – транслировал я мысль.

Дикарь вскочил, стал что-то кричать, кого-то звать. Затем они притащили, чуть ли не за шкирку, девушку. У неё была искалечена левая рука. Рука была маленькая, высохшая и подвязана на верёвочке на шее. Плечо неестественно вывернуто.

Дикарь усадил её около меня и показал на её голову: “Можно”.

Я улыбнулся девушке. Отправил к ней другое сознание. Пожалуй, женское подойдёт здесь лучше.

– Привет! Меня зовут… эм… Стигвет. Мне надо научиться говорить. Ты можешь подумать о разных словах? Не нужно плакать, я не причиню тебе вреда!

Эпилог

Я зря вообще сюда свалился. На эту планету. Но что сделано, того не воротишь. Хотя, может, и удастся ещё вернуться. Посмотрим. Байка про строящийся тысячу лет телепорт не выдерживает критики.

Предчувствия всё сильнее давили на меня, я понимал, что окно возможностей скоро закроется, а Свету найти я не успею. Пришлось предложить этот размен.

Хорошо ещё, что Великий откликнулся.

Первоначальный план у меня был забрать её сознание, а потом с чьим-либо телом выйти на волю. Пандора обещала поддерживать видимость жизни в теле Светы.

Когда я увидел её с лапами и когтями, я понял, что это уже не совсем Света.

Так и оказалось. “Мирные переговоры” в пыточной начали… со Степана. Драко помогал Свете терпеть боль, а вот смотреть на муки Стёпы она не могла.

Ей пришла в голову та же идея, что и мне. Только я шёл спасать её сознание, а она спасала сознание Стёпы.

План вызволить её из плена таким образом выглядел осуществимым. Но когда я разместил в своём теле два сознания, Стёпы и Светы, а потом со всем этим ворвался в тело Великого, у меня начался сильный сумбур в голове.

Великий некоторое время умирал, я пытался установить контроль над телом. Я постоянно был на грани потери сознания, а терять его было нельзя. В борьбе с Великим, как ни странно, очень помог Стёпа…

Мне нужно было открыть телепорт к машине, я дважды попытался это сделать, но не мог. Я также пытался вспомнить дорогу на улицу и пройти её пешком, но… заблудился. Единственное, что я хорошо видел, – это телепорт в Сути.

Повсюду было это антиэлементальное поле. Я, кстати, запомнил, в чём его действие, но об этом потом. Отправлять конструкты я не мог.

Был и второй фактор, почему я отправился сюда. Света. Она не хотела возвращаться. К кому? К отцу показаться в новом виде? Может быть, к маме? Воевать в предстоящей войне в теле Великого? Если бы я смог преодолеть её сомнения, то, наверное, я и телепорт бы смог открыть. Но её сомнения стали моими.

Это был день бредовых идей и их спонтанных реализаций.

Я добрался до телепорта, поставил таймер на его уничтожение. Дороги назад не было. Только вперёд! Прыгнул сюда.

Пока я шёл по сосновому лесу, я думал: а не жахнуть ли мне Ледяными Слезами? Предчувствия почему-то не работали, поэтому я не решился. Вдруг Светы бы там не оказалось?

Теперь, прокручивая это всё, я каждый раз думаю: надо было просто подождать часок, прийти в себя и прыгать оттуда обычным телепортом. В голову приходит множество решений. И все они напоминают мне старую пословицу: “Русский мужик силён задним умом”.

Нужно перестать думать об этом!

…Моя аура снова имеет другую структуру. Шарики, как у Пандоры. Характеристическое число – 7-7-8. И я снова белый маг.

Видимо, это потому, что Великий был белым магом. Ворон, летающий в лесу с ветки на ветку, заставлял нас думать, что Великий тоже чародей. Но теперь, размышляя, я склоняюсь к мнению, что ворон – это просто хорошая иллюзия. Иллюзия с аудио.

Иногда я скучаю по Пандоре. Её любопытства, пожалуй, не хватает мне больше, чем компьютеров. Простой конструкт или даже Рита не смогли бы поддерживать жизнь в теле Светланы. Жизнь в теле без ауры.

Когда я забрал тело Великого, надо было забрать с собой и Пандору. Почему я этого не сделал? Эх!

Когда я скучаю, я ложусь на спину и смотрю на звёзды. Я никогда не смог бы найти на нашем небе Полярную звезду. То, что недостижимо, не держится в моей голове.

Здесь совсем другие звёзды. Это вижу даже я. Другие. Но теперь мне хочется знать, где находится Полярная. Я нашёл несколько звёзд, напоминающих ковшик. Нарёк их Медведицей.

Если предположить, что вон та – Полярная, то где будет Земля? Вон там?

Я лежал на спине и смотрел на звёзды. Стало холодновато, Драко добавил мне тепла, но энергию на обогрев тратить жалко.

Здесь другой магический фон, очень слабый. Интересно – почему? Всё выкачали накопителями?

А ещё мне не хватает моей винтовки. Зелёный парень, Крэг, учит меня стрелять из лука. Но винтовка – это винтовка.

– Стигвет! Стиг! – прокричали из-за юрты.

– Фффшшш! Что там ещё? – прошипел я. – Не дадут спокойно отдохнуть!

– Стигвет! Нужна твоя помощь!

– Фффшшш! – Я спрятал когти, вернул лапам человеческий вид. – Иду!


Конец первой книги.