Скачать:  [epub] [epub2] [fb2]
Скачать целиком:  [epub] [epub2] [fb2]

Часть 12. Дух Огня

Железный метеорит

Пересидев все эти прочёсывания города магами, я захотел им чем-то ответить. Но вот чем?

Вспомнил, что у нас есть значительный запас фиолетовой Маны, изъятой ещё в Казани. Из трёхсот пятидесяти килоджоулей Маны разных цветов, и фиолетовой в том числе, можно материализовать двадцать грамм железа. Фиолетовой на эти двадцать грамм уходит двести тридцать килоджоулей. На двадцать килограмм, стало быть, нужно двести тридцать мегаджоулей. А на двадцать тонн – двести тридцать гигаджоулей.

А у нас запас около пятисот. То есть можем материализовать примерно сорок тонн железа. Но ещё нужно двести семьдесят гигаджоулей прочих цветов. Я отправил полсотни сборщиков за прочими цветами.

Светлана поехала купить фотоаппарат с телеобъективом, а я исследовал вопросы материализации больших объёмов вещества.

Драко запоминал, а потом я смотрел на процесс материализации в замедленном темпе. Получился интересный результат.

Материализационный тройник выделяет этакий газ, который через несколько сотен миллисекунд становится веществом. Этот газ тоже уже вещество, но какое-то другое. Он не совсем газ, а отчасти похож на жидкость. Эм-м… Всё-таки это газ, но очень плотный газ. Если между жидкостью и газом провести отрезок, то это вещество всё же будет ближе к газу. Ещё не жидкость, но уже не газ. Наверно, 55 на 45.

Я назвал его протовеществом. Так вот, если мы хотим материализовать, например, цилиндр, то можно действовать так, как будто мы работаем с расплавленным материалом. Взять форму и залить в неё протовещество. Когда оно затвердеет, то получится цилиндр.

Но залить в форму надо успеть за пару сотен миллисекунд. Для этого мне нужен материализационный тройник, способный прокачать через себя тераджоуль маноэнергии примерно за секунду.

Я поэкспериментировал с малыми материализаторами и выяснил, что площадь сечения общей части тройника для моей задачи должна быть около десяти квадратных сантиметров. Попробовал создать такое… гхм… плетение, это, оказывается, куда проще, чем создавать его из ниточек.

Если просто материализовать сорок тонн протовещества за одну секунду, то под действием силы тяжести оно сразу начнёт падать и за эту секунду упадёт где-то на четыре с половиной метра.

Получится, что внизу оно уже будет материализовано, а вверху процесс материализации ещё будет идти. Плотность железа внизу выйдет обычная, а от центра и к верху появятся пустоты и раковины.

Если материализатор продолжит работать, то вещество (в данном случае железо) будет как бы капать каплями по три метра высотой с пустотами в хвосте где-то с метр.

Если материализатор будет падать вместе с протовеществом, то в центре получится избыток протовещества, оно сперва найдёт себе место, пройдя сквозь уже материализованные ранее стенки, и только потом материализуется. В этом случае можно получить шар довольно большого размера. Но форма шара при этом будет искажена из-за сопротивления воздуха.

Сорок тонн железа – это где-то около пяти кубических метров. Для такого количества вещества конструкт выставляет тройник материализации, начинает подавать в него энергии, а сам – двигаться вниз со скоростью два метра в секунду. В результате через секунду у нас материализуется тело примерно одинаковой плотности, похожее на бомбу без стабилизатора из фильмов.

Вначале материализатор движется быстрее протовещества, затем оно, под действием силы тяжести, его догоняет. В итоге в носовой части получается утолщение и к хвосту уменьшение диаметра.

Я добавил ещё четыре тройника материализации меньшего размера и натренировал пятёрку конструктов, действуя слаженно, материализовывать этакую железную бомбу с четырьмя стабилизаторами.

До начала материализации стабилизаторов главный материализатор вращается. Материализация стабилизаторов начинается через полсекунды. Материализаторы стабилизаторов расходятся в четыре стороны.

Внешний вид тестовых бомбочек стограммового веса, конечно, не походит на бомбу промышленного изготовления, но зато обводы у этого “изделия № 1” получились очень плавные. Похоже на своеобразный инопланетный корабль и немного на бомбу.

Светлана вернулась с фотоаппаратом, я показал ей результаты своих трудов.

– А зачем ты делал стабилизаторы? – спросила она.

– Ну, во-первых, это красиво. Я, правда, не вижу ни фига, но то, что я могу видеть аурным зрением, выглядит хорошо. Во-вторых, правильный шар не получался. Я надеюсь, что стабилизаторы будут работать и кувыркаться в воздухе этот снаряд не будет. А значит, и не снесёт его далеко.

Мы отправились на другой берег Оби. Судя по карте, оттуда лучше смотреть на нашу цель. Походили, повыбирали, вышли к парку “Арена”. Оказалось, что это не очень удобное место для наблюдения, но искать надоело.

Если со здания слетит маскировка, то отсюда его будет видно. По крайней мере верхние этажи.

Мы отправили пяток конструктов, чтобы уточнить нашу позицию, и… к нам начала приближаться четвёрка магов.

– Они на конструкты какую-то сигналку настроили! – понял я.

Мы стали осматриваться в поисках сигнальной сети, но никаких новых нитей не увидели.

Один из магов бросил на землю какой-то артефакт, над ним начало разгораться плетение.

– Так, сейчас здесь будет тяжёлая артиллерия, пойдём-ка отсюда! – призвал я.

Мы ретировались из парка.

– У Драко и Риты есть помощники. Они их куда-нибудь отправляли, пока мы были в парке? – заинтересовало Свету.

Я заглянул в память Драко.

– Да. Вообще они постоянно этим занимаются. Особенно конструкты, которые поддерживают одежду в чистоте. Надо бы их научить это делать более лениво. Но пока мы шли до парка и были в парке, конструкты постоянно мотались туда-сюда.

– Значит, засекают они не сами конструкты, а момент их создания.

– Давай ты медленно едь по дороге и создавай изредка конструкты, а я буду на тебя смотреть и пытаться понять, в чём разница между отправкой готового конструкта и созданием нового, – предложил я.

Часа три мы ездили, экспериментировали. Созданными конструктами смотрели на магов, которые прибывали к месту их создания.

Я пришёл к выводу, что когда делаешь конструкт, то на какое-то время становится виден слой с Синевой – её сигнализация и засекает.

Подумал-подумал и решил вывернуть часть слоёв наизнанку. Ауру расширяем. Над ней слой, слабо заполненный энергией. Это как обычно. А внутри слой с Чернью и Синевой.

Получается над Чернью и Синевой тонкий слой высокоэнергетической ауры. Поскольку он есть, то детектиться сигнализацией будет лучше, но создание конструктов станет незаметным. Однако из-за того, что слой высокоэнергетической ауры очень тонкий, надеюсь, сигнализация на него срабатывать не будет. Основной объём ауры Синева экранирует.

Раньше для создания конструктов мы делали проплешину в слоях маскировки – теперь мы чуть расширяем ауру. Если хочется больше маскировки, то ауру можно поджать, и получится старый вариант.

Вернувшись в тот же парк с каруселями, где мы были в первый раз, я выпустил пару конструктов. Подождали. Никакой облавы магов не случилось.

Света навела телеобъектив на место, где стоит башня, а я запустил процесс материализации изделия № 1 на высоте около полутора километров. По расчётам, на башню сейчас свалится чушка, которая принесёт с собой больше половины гигаджоуля чистой кинетической энергии. Сорок тонн железа с высоты полтора километра.

Я отсчитывал вслух расчётные семнадцать секунд.

Сперва мы увидели вспышку, затем мы увидели ломающийся материализованный полог, после этого иллюзия на башне пропала.

Света осматривала башню через телеобъектив в режиме видеосъёмки. Я смотрел через конструкты.

Несмотря на стабилизаторы, бомбу всё же снесло ветром на некоторое расстояние, и она упала не в центр здания, а близко к его правому краю. Фасад верхних шестнадцати этажей откололся и начал падать.

Одновременно со вспышкой мы услышали звук, который издавал наш снаряд. Гул монотонный, нарастающий. Через семь-восемь секунд после вспышки до нас донёсся и звук удара, а затем звуки падения частей здания.

Шестого этажа, увы, снаряд не достиг. Но эффект получился достаточно неплохой. Самые верхние этажи снесены в ноль, восьмой сверху этаж является центром пролома фасада.

Мы спрятали телеобъектив и стали просто наблюдать, я конструктами, Света глазами. На сороковом этаже что-то загорелось. Здание погорело минут десять и… пропало. Они восстановили иллюзию.

– Быстро сработали, – оценила Света.

– Поехали домой. Вторую часть марлезонского балета перенесём на завтра.

– Кстати, удачно получилось, что бомбу ветром снесло. Мы увидели много внутренних помещений. Я, конечно, поснимала и обычные окна. Может, и удастся там что-то разглядеть, но мне показалось, что они везде тонированные.

– Я думаю, кандидат найдётся даже и при тонированных окнах.

Эту ночь снова пришлось проводить при свёрнутых аурах. Однако на улице трудилось около полусотни конструктов с задачами фотографировать сканирующие плетения, воровать телепорты и пытаться изъять плетения у высокоуровневых магов.

А ещё летало два охотника. Если высокоуровневый маг останавливался на одном месте, то на высоте около двухсот метров над ним материализовывался килограмм железа. Полноценная уменьшенная копия изделия № 1. Как показала практика, или у магов нет защиты от кинетической энергии, или такого рода атаки для них неожиданный фактор.

После ночной облавы мы стали обладателями ещё двадцати телепортов, наша база данных пополнилась пятнадцатью новыми ультрасложными заклинаниями (сложность на уровне телепорта) и несколькими десятками более простых.

Назначение заклинаний, увы, нам пока неизвестно. Думаю, пора начинать выяснять это экспериментальным путём.

К утру 3D-принтер допечатал детали четвёртого прыгуна, а ещё вчера Света отсмотрела полученные видео и выбрала кандидатуры комнат.

Под моим руководством она собрала прыгунов, мы погрузили их в машину и двинулись в Кемерово.

Постоянные облавы нервируют. Хочется пожить спокойно.

Зато как погуляли!

– Вот в такие моменты я думаю, как же плохо быть магом, – начал я.

– В какие?

– Когда не знаю, что подарить девушке на день рождения. Может, намекнёшь, что бы такого этакого тебе хотелось?.. Хотя… У меня тут есть небольшой сюрпризик, думаю, он тебе понравится. – Я покопался под сиденьем. – Где же он? Потерялся, что ли?

Когда градус любопытства Светы достиг апогея, я достал из рундука букет цветов.

– Вот, это тебе!

Без глаз мне стоило больших трудов приобрести букет. Я не знаю, как он выглядит в реальности, но в аурном зрении он кажется красивым.

– Ой, какой милый!

– Он это… модернизированный! Таких в мире больше не существует. Эксклюзив, специально для тебя!

– Как может быть букет модернизированным? А… вижу!

– Давай сегодня устроим себе мирный день без войны и партизанщины? Посидим в ресторане, может быть потанцуем? Я, правда, не умею, но мне очень хочется с тобой потанцевать. Научишь?

– Я и сама-то не очень умею. Но давай! А куда его поставить?

– А вот. Переносная вазочка как раз напечаталась.

Мы нашли уютный ресторанчик в центре города, сели за столик. Что-то заказали, и… по городу пошли маги.

– Да что же они неугомонные-то такие! – возмутился я. – Мы здесь ничего ещё не делали, даже сборщики не работают. Почему облава?

– Как поступим? – спросила Света. – Квартиры здесь у нас нет, прятаться со свёрнутой аурой негде.

– Придётся сидеть здесь. Если нападут, будем воевать. Если пройдут мимо, им же лучше. Сейчас я сделаю ещё десять боевых конструктов, пусть набирают энергию, а мы пока поедим.

Но кусок в горло не лез. Мы сидели как на иголках и ждали, когда прочешут наш район. Два мага даже зашли в ресторанчик.

Я сидел к ним спиной, держал Свету за руки. Она смотрела на меня. Драко и Рита снижали адреналиновый удар. Боевые чёртовы дюжины уже были готовы атаковать. Маги заглянули, сверкнуло сканирующее плетение. Я перевел конструкты в боевую готовность. И… маги вышли.

– Умеют испортить настроение, козлы! – в сердцах сказала Света.

– Да уж.

– Почему они тут устроили обход?

– Я думаю, что прочёсывают все города вокруг Новосиба. Но польза от этого обхода есть: мы убедились, что маскировка наша работает. Боевое крещение, так сказать.

Однако праздник оказался испорчен. Вместо еды мы ждали магов. С танцами не задалось. Сидеть просто так не хотелось.

Мы доели, расплатились и вышли на улицу. Был поздний вечер, почти ночь.

Я посмотрел на карту и предложил погулять по Кемеровскому острову. Мы перешли понтонный мост и не спеша двинулись по берегу.

– Когда я был маленький, дедушка рассказывал мне про войну. Как они мечтали о том, что будут делать, когда война закончится. Чем ты хочешь заняться, когда мы победим?

– А наша война закончится? – усомнилась Света.

– Я не знаю. Возможно, это зависит от нас. Можем после “Акции 100” взять тайм-аут на неопределённое время. Заниматься только саморазвитием без военных действий. Получится ли, не знаю, но можем попробовать.

– После того как магия вошла в мою жизнь, я и не особо задумывалась о будущем. Финансовые вопросы ты решил, принеся пакет с кучей денег, – работать ради денег не нужно. Я бы попробовала лечить людей магией, но легально это можно будет делать только после того, как разберёмся с инквизицией. Иначе придётся постоянно шифроваться и прятаться. Будет ли в этом какой-либо смысл?.. А надолго ли хватит саморазвития?

– Саморазвития должно хватить на всю жизнь, – заверил я. – Другой вопрос – будет ли желание саморазвиваться?

– У тебя-то точно будет, – рассмеялась Света.

– Ну тогда мы смешаем тебя и меня, и у тебя оно тоже будет.

– Или у тебя оно пропадёт. Здесь снова всплывает вопрос “в чём смысл?”.

– Если думать над смыслом жизни, то ответа никогда не найти. Если о смысле не думать, то он очень быстро теряется. Война хорошо отвлекает от этих вопросов. …Интересно, каким смыслом наполняют свою жизнь инквизиторы? Не рядовые, а высшие.

– Да, поговорить бы с ними. Узнать бы, что ими движет на самом деле, – поддержала Света. – Процесс ради процесса – это бессмыслица. Значит, у них есть какая-то цель.

– Может, они копят Синеву для того, чтобы посмотреть, что происходит в других звёздных системах?

– Ты все ответы сводишь к тому, что кому-то тоже интересно что-то узнавать. А может, они, наоборот, заинтересованы в том, чтобы всякое познание остановить, а то и вообще – весь мир уничтожить. Где-то я читала такое: если ответа на вопрос “зачем?” нет, то надо это существование прекратить.

– Эрос и Танатос? Гностицизм и хилиазм? Свет и Тьма?

– Это что за список терминов? – улыбнулась Света.

– Все подобные вопросы в конечном счёте сводятся к вопросу, есть ли у мира Творец и если у мира есть Творец, то хороший он или плохой. А дальше каждый выбирает вариант по себе. Если Творец хороший, то человек так или иначе воюет на стороне Света, против Тьмы. Если Творец плохой, а творение – ошибка, то нужно исправить ошибку и вернуть всё во Тьму. Прекратить существование.

– А мы за Свет или за Тьму воюем?

– За Свет. Если он не является иллюзией.

– Кто-то идёт навстречу! – Светлана напряглась. – Маг.

– Мы – влюблённая парочка, что нам, погулять нельзя? – Я обнял Светлану, и мы не спеша продолжили движение.

– Шестьдесят восьмой уровень. Зачем он здесь? – Светлана перешла на мыслеречь.

Мы медленно сближались. Пытаться уйти было бессмысленно. Он нас явно почувствовал, так же как и мы его.

Когда между нами оставалось порядка двадцати метров, я остановил Светлану, обнял её и поцеловал. Она мне ответила.

На дорожке показался полицейский. Он уверенно шагал прямо к нам.

– Не обращай на него внимания, – прошептал мысленно я.

– Молодые люди, что вы здесь делаете? – обратился к нам полицейский.

Я оторвался от губ Светы и, не поворачивая голову в его сторону, сказал:

– Командир, разве по нам не видно? Мы здесь гуляем. Отдыхаем. Празднуем день рождения.

– Ночью?

Вокруг полицейского слабо фосфоресцировал купол защиты.

– Очень красивая ночь, почему бы и нет? – ответил я.

– Пройдёмте со мной!

– Командир, мы разве что-то нарушаем? Зачем портить такой хороший вечер?

– Отойдите друг от друга и следуйте за мной!

– Хотя бы скажите, что случилось, в чём нас обвиняют. Ну и представьтесь, – попытался вести диалог я.

– Я сказал отойти друг от друга и следовать за…

Копия изделия № 1 свалилась с высоты двести метров и остановила эскалацию конфликта.

– Ну вот. И как с ними мирно жить, спрашивается? – задал я риторический вопрос. – Испортили такой вечер. Смотри, он тоже под иллюзией ходил. Ушастый.

Я присел у его пояса, достал из ножен кинжал, забрал из него плетения, вложил кинжал обратно в ножны.

– Сюда движется четвёрка. Пока только мост переходят, – предупредила Света.

– Я сейчас этого в воду спущу, а ты посмотри, куда они пойдут. Мы пойдём в противоположном направлении. Отправлю с этим утилизирующий конструкт. И здесь до их прихода ещё один приберёт всё.

Эльф поплыл по течению. Я следил за исчезающей с песка кровью.

– Ты знаешь, Свет, меня беспокоит то, как спокойно мы их убиваем. Почему-то это не вызывает никаких чувств.

– Меня тоже. Но если я пытаюсь представить, что я убиваю простого человека, то мне становится не по себе. Наверно, только к ним такое отношение… Четвёрка пошла против часовой стрелки по острову.

– Ну и мы тогда пойдём против часовой стрелки. Двинулись!

– Ещё четвёрка, переходит мост.

– Придётся, видимо, нам искупаться, – решил я. – Им идти минут пятнадцать. За это время течением нас отнесёт на полкилометра. Ну и мы проплывём сколько-то. Будем вне зоны чувствительности их сканеров. Поплыли?

– Вода холодная!

– Конструкты на что? Я под Мурманском плавал, разгребая руками лёд, а казалось, что в горячей воде плыву… Несмотря ни на что, у нас очень романтичная ночь получилась, с поцелуями и ночным купанием, согласись.

– Ну, что же, поплывём, будет что вспомнить! – согласилась Света, заходя в воду.

Плыть пришлось до тех пор, пока город не кончился. Мы подплывали ближе к берегу, находили там оцепление, отплывали и плыли дальше. Выбрались на берег уже за городом.

По левому берегу реки проходило шоссе, поэтому выбрали эту сторону реки. Драко и Рита высушили нашу одежду, и мы провели остаток ночи в каком-то перелеске.

Утром вышли на шоссе и автостопом добрались обратно до Кемерова.

Очки. Мне нужны тёмные очки. Без них моя слепота сильно бросается в глаза. Водитель КамАЗа, который нас подвозил, подумал о нас что-то безумное. Девушка со слепым инвалидом в пять утра голосуют. Но подвёз. В благодарность мы оставили в его ауре лечебный конструкт.

Остров Кемеровский был переполнен магами. Видимо, ищут следы потерявшегося эльфа. Мы дошли до машины и выехали в направлении Барнаула.

Часа через четыре после выезда кончились поля и начались леса. Мы выбрали подходящее место и остановились, съехав на просёлочную дорогу.

– Здесь хорошая точка, – определила Света. – От трассы далеко. Просёлок идёт вниз. Видно далеко, дорога делает изгиб, и тот, кто на ней, не мешает обзору. Иди вон туда, а я пока приготовлю винтовку.

Я взял палки и пошёл по грунтовке. Мне надо отойти от машины метров на двести.

Дойдя до места, я снял рюкзак. Достал четыре прыгуна. Включил их. Затем спустил с высоты конструкт с накопленной Чернью. Нашёл в компьютере выбранную ранее фотографию и открыл по ней телепорт.

Прыгуны по одному заскочили в переход, но, главное, в переход ушло два конструкта: Полтергейст-М1 и Подрывник-1.

У Полтергейста-М1 была отключена функция перехода через телепорты. Он навсегда останется жить в новосибирской башне. А Подрывник-1 должен спуститься, поискать Синеву, фиолетовую Ману, забрать их. Затем взорвать башню на уровне второго этажа и ждать нас возле детских каруселей.

Подрывник-1 тоже командный игрок. В его составе около тридцати различных конструктов. Большинство для воровства Синевы и взлома защиты хранилищ, плюс солидный запас энергии для взрыва.

Я двинулся обратно, стараясь идти быстро. У открытого телепорта конструкты формировали большое облако черноты.

Первый выстрел Светлана сделала, когда я прошёл около пятидесяти метров. Затем она почти сразу выстрелила второй раз. Телепорт наконец закрылся. Я вернулся к нему. На месте перехода с аккуратным отверстием точно на лбу лежал мёртвый эльф. Артефактов с плетениями у него не было. Я оставил утилизатор прибирать и вернулся в машину.

– А в кого ты стреляла во второй раз?

– Он вернулся обратно.

– Вернулся?

– Упал.

– Я уж было подумал, что ты не попала… Шучу! Не мог я так подумать! Честно! Вот посмотри в мои мысли, правда шучу!

Дух Огня

В Барнауле тоже были обходы и прочёсывания. Мы оставили там сборщиков и грабителей и поехали обратно в Новосибирск. Там у каруселей нашли нашего подрывника с тридцатью гигаджоулями Синевы и пятьюстами – фиолетовой Маны.

– Ну вот, пять гигаджоулей тратим на себя, двадцать пять в кубышку. Сейчас уровень восстановим до того, что был в начале поездки. Будем грабить остальные Центры?

Я смотрел конструктами на место, где была башня. Руины по высоте не превышали три этажа. Однако поверх руин всё равно наведена иллюзия.

– Слушай, ты говорил, у тебя есть контакт с какой-то шишкой.

– Есть, только он мне не отвечает. Однажды написал, и всё. Я пишу ему без обратной связи, больше для самоудовлетворения.

– А спроси у него, в чём смысл жизни? Может быть, он с нами пообщается? Изольёт душу? – Свету явно беспокоил вопрос, который мы затронули в день её рождения.

– Ты всё думаешь о смыслах? Хорошо, напишу, хотя и сомневаюсь, что он ответит. Так что по остальным Центрам?

– Ты хотел поискать ещё одного духа Ветра. Давай посмотрим, есть ли тут похожие места.

Света подыскивала нам домик в пригороде. Желательно с гаражом. Хотим сделать телепорт, чтобы машина проходила.

Я занялся построением плетения, формирующего изделие № 1. Сейчас у меня несколько конструктов его делают синхронно. Каждый раз, когда нужно сделать изделие другого размера, приходится считать задержки. А поскольку они у меня отчасти подобраны, то полагаться на то, что ошибки не будет.

Я хочу создать такое плетение, чтобы вложил триста пятьдесят килоджоулей – получил двадцатиграммовую бомбочку, вложил триста пятьдесят мегаджоулей – получил двадцатикилограммовую.

Для нового плетения я нарисовал схему на операционных усилителях. Пользователь сливает всю энергию, что он хочет преобразовать в изделие № 1, в три накопителя и размещает плетение в нужном месте. Дальше работает автоматика.

Энергия накопителя подключается в течение небольшого времени к интегратору, таким образом количество энергии, выделенной пользователем, запоминается в нём. От запомненного уровня отсчитываются начальные скорости материализатора и уровни, когда начинают формироваться стабилизаторы.

По мере расхода энергии на главный материализатор напряжение на выходе накопителя падает. Срабатывают компараторы, запускающие и останавливающие построение стабилизаторов. Скорость развода дополнительных материализаторов тоже зависит от начального значения энергии.

В схеме получилось восемь операционных усилителей, два силовых реле. Главный материализатор всегда имеет сечение пятнадцать квадратных сантиметров.

Чтобы передвигать материализаторы в пространстве, я использовал кусочек плетения “Молот Ведьм”, взятого из бабкиных книжек.

В общем, теперь я могу бомбить одним конструктом, использующим заготовку. Можно сделать изделие любым весом от ста грамм до ста тонн. Нижнее ограничение связано с большим сечением главного материализатора, верхнее ограничение снова связано с сечением главного материализатора.

Я поднял конструкт над главным Центром инквизиции Новосибирска на высоту четыре километра, а затем с интервалом пятнадцать секунд сбросил сорок изделий весом по одной тонне. Разрушения получились гораздо масштабнее, нежели в первом случае. Отправленный грабитель принёс десять гигаджоулей Синевы, а вот фиолетовая Мана у нас кончилась. Впрочем, теперь мои сборщики собирают и её.

“Юстас – Алексу. По всей России введён режим постоянного патрулирования. Продлится вплоть до ликвидации диверсионного отряда”.

– Великий находился в башне во время атаки.

– Он не пострадал?

– Нет, он был на втором этаже, а разрушены этажи выше тридцатого. Однако несколько магов из окружения Великого погибли. Он приглашает вас на встречу, чтобы вы объяснили, что происходит.

– Где встреча?

– Не знаю. Вы должны пройти в восьмой телепорт. Куда он ведёт, мне неизвестно.

– А что с телепортом башни?

– Мы успели его эвакуировать до второй атаки. Эвакуацией занялись, поскольку боялись дальнейшего разрушения здания.

– Вы решили, где разместить его?

– Ещё нет. Мы ждём вашего мнения.

– Давайте в Нижнем, там у нас наиболее защищённое место. Удалось построить защиту на случай повторного аналогичного нападения?

– Наши аналитики работают над этим.

– Мы договаривались, что при появлении роботов вы обездвижите их, а не уничтожите.

– Плетения, выдающие электромагнитный импульс, были установлены около стационарных телепортов, а в этот раз роботы были заброшены довольно далеко от них. Начался бой, и в этом бою все роботы были уничтожены. Я принёс вам ещё пять коробочек и хочу о них поговорить с вами.

– Вам удалось что-то выяснить?

– Да, мы обратились в университет за консультацией. Знаете, что нам сказал их специалист?

– Что?

– Что эти коробочки – подслушивающие устройства! То есть у вас на столе постоянно лежит устройство, через которое вас слушают. В том числе и сейчас.

– М-да… Заберите, пожалуйста.

Света подобрала домик в дачном посёлке в тридцати километрах от Новосибирска. Мы внесли задаток и занялись оформлением собственности. Я сплёл плетение маячка для будущего телепорта, а также подготовил ещё один компьютер, для работы в роли 3D-принтера.

Наступают холода, хочется закончить тут дела до зимы.

По прогнозу Драко, глаза мои заработают через две недели. Есть шанс, что домой я приеду уже зрячим.

Я пытаю Драко по вопросу помощи мне в реальном запоминании. Поскольку Драко умеет переносить свои знания в другие конструкты (он это изначально умел), то я уверен, что перенос его знаний в мою память тоже возможен.

Однако как расширение памяти он ко мне подключиться может, а вот как источник знаний – нет. Я просидел пять дней, запомнил в памяти Драко все плетения из бабкиных книжек. Сейчас могу сплести что угодно из них. Но только пока Драко в моей ауре.

Память Драко и Риты мы синхронизируем, так что всё, что знает Драко, знает и Рита.

Раз в день мы выгоняем Драко и Риту из своих аур и разучиваем одно из плетений. Пытаемся разучить. Идёт медленно. Однако от того, что Драко знает теперь бабкины книжки, есть и польза. Пока Драко в моей ауре, я могу анализировать плетения.

Я взял плетение связи и разобрал на части. Между источником и приёмником тянется нить. По нити передаются колебания, которые инициирует мозг, возле которого работает плетение.

Получается аналог нашей мысленной связи, но на любое расстояние. Чем дальше, тем просто больше энергии жрёт. Пока нить не используется для передачи, энергии не потребляет вовсе.

Хорошее плетение, но мне сразу не понравилось. Я соединил Свету и Степана этой связью. А потом сделал себе такой же интерфейс. Света говорит что-то Степану, а я слышу. Причём, однажды подключившись, я могу их слушать, даже уйдя через телепорт куда-нибудь.

Никакой конфиденциальности! Мы поискали по городу нити связи, нашли и послушали их. По ним передают в основном приказы.

Крайне странно: получается, что маги считают эту связь надёжной? Или никто не пытался её взломать? Я такую связь использовать не хочу.

Но и на операционных усилителях я пока не придумал, как это зашифровать от прослушивания. Есть мысль передавать простым вариантом частотной модуляции. Это всё равно будет лучше, чем то, что есть. Плетение частотной модуляции я могу сделать. Но если какой-то эльф заглянет в справочники, то сможет повторить. В итоге я пока не решился применять этот вид связи для наших внутренних нужд.

Мы выехали домой. Поедем немного другим маршрутом: через Нижний Тагил, Сыктывкар и Архангельск. Хотим взять как можно больше городов под свою опеку. Я сначала думал поехать через Казахстан, но мы не рискнули: всё-таки границы.

Везде по дороге мы искали ловушки, подобные той, с духом Ветра. Очень похожий объект нашли после Нижнего Тагила, неподалёку от села Малая Лая. На нём даже иллюзии не было. Просто старая котельная, окружённая забором. За забором начиналась защита из Жизни, установленная во все стороны, в том числе и под землёй.

Мы не рискнули подъезжать близко. Оставили машину в паре километров, подошли пешком и стали наблюдать.

– Очень похоже на тот случай. Защита такая же, людей тоже нет, – сказал я.

– Внутри, наверное, был пожар. Глянь, двери выгоревшие.

В последнее время мы со Светой начали делить одни глаза на двоих. Если она хочет, чтобы я на что-то посмотрел обычным зрением, то я смотрю её глазами.

– Вероятно, духу всё равно, есть тут ремонт или нет. Нам надо туда исследователя отправить. Давай вон на крышу забросим короткий телепорт, – предложил я. – Он работает в один конец, поэтому конструкт сбежать не сможет.

Так мы и поступили. Света открыла короткий телепорт, отправила туда исследователя, а затем мы сразу отступили. Если вдруг сработает сигнализация, то нужно иметь пространство для манёвра.

Выждав около часа, не увидев реакции на совершение нами магических действий, мы подошли к забору и попытались установить связь с исследователем. Однако исследователя не было.

– Ты его точно отправила?

– Да. Он прошёл, а когда телепорт закрылся, я даже чувствовала его управление, пока отходила.

– Может, его защита угробила? – предположил я. – Давай нового отправим? Или даже пару?

Мы открыли два коротких телепорта, каждый из нас отправил по исследователю. Отходя, я чувствовал любопытство исследователя, начавшего осмотр территории. Но отойти нам было необходимо, поскольку если сюда телепортируется десяток сильных магов, то для нас это может плохо кончиться.

Когда мы вернулись к забору, связь ни с моим исследователем, ни со Светиным восстановить не удалось.

– Что это значит, как думаешь? – спросила Света.

– У меня нет предположений. Глянь, есть ли тут возвышенность, откуда просматриваются эти ворота.

– Есть, вон пригорок. Что ты хочешь сделать?

– Я хочу открыть телепорт, но не отходить. Чтобы ты с винтовкой оттуда подстраховала.

Света сходила в машину за винтовкой, затем ушла на позицию. Она была всего в семидесяти – ста метрах от меня, поэтому мыслесвязь между нами работала.

Я присел справа от ворот и создал исследователя, открыл телепорт и отправил его на крышу.

– Исследователь на крыше. Спускаю в здание, – отправил я мыслеотчёт.

Я обошёл исследователем крышу, затем спустил его сквозь потолок внутрь котельной. Что-то вспыхнуло, и связь с исследователем прервалась.

– Хана суслику! Ты что-нибудь видела?

– Ничего.

– Это произошло, когда он попал внутрь котельной. Никаких аур или чего-то ещё он не засёк. Телепортов внутри, кстати, тоже нет. Есть мысли, что это?

– Когда мы хотим, чтобы на наши конструкты не обращали внимания, мы удерживаем их на одном месте, без движения, – подала идею Света.

– Думаешь, он там притаился? Сейчас проверим.

Я отправил ещё исследователя. Оставил его на крыше и стал внимательно осматривать статические аурные образования. И действительно, в углу котельной я обнаружил конструкт. По виду обычный, ничем не отличающийся от наших. В основе конструкта – Жизнь.

– Я нашёл его! Иди сюда. Думаю, здесь нет сигнализации.

Я велел Драко запоминать, затем переместил исследователя в противоположный угол котельной и аккуратно прошёл им сквозь стену внутрь. Конструкт не прореагировал.

После того как исследователь продвинулся чуть ближе, у конструкта выросла ложноножка и поглотила исследователя. Произошло это очень быстро.

Мы стали рассматривать воспоминания Драко в замедленном темпе. Когда ложноножка растянулась, то было видно, что аура конструкта крайне сильно насыщена фиолетовой Маной. Я прикинул объём его ауры, получилось, что в нём энергии где-то под тридцать-сорок тераджоулей.

– Ого, ну и монстр! – удивился я.

– Давай его разозлим? – предложила Света.

– А как?

Света вызвала сборщика Черни, вобрала в ауру гигаджоуль и создала чёрного исследователя. Затем отправила его через телепорт на крышу.

Когда исследователь вошёл в котельную, ему навстречу метнулась ложноножка – и исследователя не стало.

– Ничего не произошло. Он его просто съел, – констатировал я.

– …Земля дрожит, чувствуешь?

Света схватила меня за руку, и мы рванули с ней на пригорок, где она недавно сидела с винтовкой. Дрожь нарастала, сзади посветлело так, что даже без зрения это чувствовалось.

Отбежав на пару сотен метров, мы оглянулись. На месте котельной и забора плескалось огненное озеро ослепительно-белого цвета. По поверхности постоянно пробегала волна, она разбивалась брызгами светящейся огненной жидкости о защитное поле, окружавшее когда-то стоявшую здесь котельную.

– Это не дух Ветра, это дух Огня, – задумчиво сказала Света.

– Что будет, если он вырвется?

– Наверное, вулкан.

– Нам надо линять отсюда. Это шоу видно издалека. Думаю, в округе все сигнализации сработали. В ближайшие телепорты уже спешат маги.

Мы отошли на большое расстояние, остановились и отправили конструкт посмотреть, что там. У границы бывшей котельной стояло четверо магов. Озеро продолжало плескаться, однако маги не проявляли беспокойства в его отношении. Они о чём-то спорили, не обращая внимания на происходящее.

Затем они разошлись в четыре стороны, создали общее плетение, и на месте озера возникла иллюзия старой котельной. Всё выглядело приблизительно так же, как и несколько часов назад.

Один из магов открыл телепорт, и все четверо ушли в него.

– М-да. Я даже не догадался отправить за ними какой-нибудь конструкт. Подрывника или полтергейст.

Маго-АТС

– Как думаешь, какие ещё виды ду́хов существуют? – захотел обсудить я со Светой.

– В фантастике говорится об элементалях Земли, Огня, Воздуха, Воды. Получается, что мы видели двух, Огня и Воздуха. Надо бы посмотреть на другие виды.

– Меня сильно смущает то, что они выглядят как простые конструкты. И ведут себя так же. Вероятно, можно конструкты с такими способностями создавать? Я попробовал создать конструкт и добиться от него, чтобы он подул ветром, как дух Воздуха, но ничего не получилось. Причём он создавал ветер, не используя плетения или энергию. Просто подул. И этот дух Огня, он не сказать что выделял энергию. Той Маной, что у него накоплена, он мог расплавить всё вокруг. Но он её не использовал. Он действовал другим способом.

– Чародейским? – спросила Света.

– Немагическим. Возможно, и чародейским, да. В фантастике элементалей вызывают. Как бы этому научиться? Знаешь, что я думаю? Нам надо поискать в Центрах библиотеку. В лекциях говорили о древних книгах – их же явно где-то хранят?

– Мы осматривали всё в тех Центрах, куда заходили, но ничего подобного не встречали. Может, не там искать?

– Я думаю, надо обратить внимание на магов под иллюзиями. Шишек. Вот на того, например, кому я дом разрушил. Мне даже его уровень неизвестен, ведь когда устраивал снос его избушки, я о Синеве ещё ничего не знал. Поехали домой, отдохнём, подумаем.

– Домой? Мы собирались в Архангельск.

– Давай домой. В Архангельск как-нибудь потом съездим. Хочу новую прослушку сделать – деталей нет. Только сначала в наш домик. Запустим построение телепорта.

Первое, что мне не нравится в магической связи, – это что нити бросаются в глаза. Используется зелёный цвет. К сожалению, чем темнее цвет, тем больше сопротивление.

Я измерил напряжение на линии связи – оно невысокое, менее одного вольта.

Кстати, магическая “проводная” связь – это как раз то место, где от электричества есть отличия. Если мы привыкли к тому, что электрический ток всегда течёт по замкнутым цепям, то в магии наоборот.

Но электрический ток может течь не только по замкнутым цепям, а, например, от заряженного тела к незаряженному. Вот такой ток от заряженного к незаряженному будет полным аналогом магического тока через нить. Как в электричестве ток создаётся разностью потенциалов, так и в магии ток создаётся разностью магических потенциалов. Поэтому они отлично измеряются.

Так вот, я измерил напряжение на линии связи, и оказалось оно невысоким. И я подумал: а что, если его повысить, но нить при этом взять более тёмную? Я вставил в разрыв нити операционный усилитель и поднял выходное напряжение до амплитуды в десять магических вольт. Затем вместо зелёной взял коричневую нить.

Поэкспериментировав, добился того, что связь стала работать на коричневых нитях. Но захотелось ещё большего – чтобы связь работала с чёрными нитями. Их практически невозможно отследить.

Для этого мне потребовались транзисторы на сто вольт. Пришлось заново сесть за подбор тройников, толщин и цветов ножек. Пока я подбирал тройник для высоковольтного транзистора, у меня восстановилось зрение.

В общем, сделал я усилитель с единиц вольт до сотен. С таким напряжением стало возможно использовать нить почти чёрного цвета, но, чтобы связь работала на большом расстоянии, пришлось ещё добавить усилитель на приёмной стороне.

Магическая нить ведёт себя как электрическая линия с распределёнными параметрами, при этом сопротивление линии не меняется от того, что она растягивается. В этом отличие от электричества. Но можно делать и нити, сопротивление которых зависит от растяжения. Бр-р. Магия такая магия.

Короче говоря, у меня есть плетение микрофона, усилитель, почти чёрная нить, новый усилитель, излучатель света.

На этом магическая часть заканчивается и начинается электроника.

Фотодатчик, операционный усилитель, аналогово-цифровой преобразователь и микроконтроллер.

По быстродействию электроники и при десятиразрядных АЦП у меня не получилось писать одним микроконтроллером больше восьми каналов звука. При этом частота сэмплов всего 14 кГц.

Я взял компьютер и соединил его с десятью такими микроконтроллерами – получилась подслушивающая АТС на восемьдесят каналов. Общий звуковой поток – около трёх мегабит в секунду, с учётом всякой сопутствующей информации. Этот поток пережимается в MP3 примерно в десять раз и транслируется на сервер.

Музыку качественно записывать мне не нужно, а для разговоров вышла очень хорошая штука.

Я собрал эту АТС в невзрачную серую коробку, а потом повесил её… на чердаке того здания, где мы встретились со Светой. Там висят мои, ставшие ненужными, камеры. Лишняя коробка не вызовет подозрений.

В итоге у меня получилось восемьдесят конструктов, которые всегда летают надо мной. Если мне нужно установить кому-то прослушку, то я беру один из них и отправляю в ауру нужному реципиенту. Конструкт навсегда остаётся в этой ауре, стараясь держаться в районе лица.

Внутренности ауры маги всё равно не видят, поэтому почему бы микрофон не держать непосредственно у источника звука?

Эх, мне бы ещё научиться координаты GPS с конструктов считывать! Идеи на этот счёт есть, надо только сесть и покопать тему.

Полное подполье

Мы наблюдали за шишкой, сидя в машине на парковке неподалёку от его городского жилья.

– Характеристическое число 79-80-80, – выдал я раскладку.

– Гляди, у него проклятие в ауре! Только какое-то странное.

– Так это моё проклятие. А странное – это потому, что у него артефакт на поясе, его подавляет. Видишь?

– Да. Говоришь, ты на него напал, когда у тебя был третий уровень?

– Ага, круто, да? И проклял его ещё. Знал бы, с каким огнём я играю!

– Ну что, вешаем на него наш жучок?

– Только что повесил, – доложил я.

– Кстати, на нём иллюзия. Как думаешь, он кто? Эльф или оборотень?

– Нам бы тоже надо научиться такие иллюзии плести. Что-то я не вижу плетения в его ауре.

– Вот же, на поясе, рядом с подавителем проклятия.

– Ага! …Ладно, прослушку ему поставили, а сейчас надо поискать книжки. Мы за этим сюда пришли.

Мы сидели в машине и метр за метром осматривали дом. В доме есть несколько сейфов, есть и какие-то книги. Есть книги в сейфах. Но как определить, что это за книги?

Если отранжировать, то, конечно, книги в сейфах – самые важные. Не просто же так их в сейф положили. Однако для нас они могут оказаться бесполезными – какие-нибудь ведомости, листы успеваемости магов в Школе и подобная фигня.

– А сделай удалённый глаз, как сделал удалённое ухо! – предложила Света.

– Я упаковывал восемь операционных усилителей в кубический дециметр. Умучился. А чтоб аналоговый телевизор реализовать, их нужно несколько десятков, если не сотен. Сперва надо придумывать, как повысить степень интеграции магоэлектроники. А ещё лучше на цифровые схемы перейти. Рано или поздно я такое сделаю, но до этого надо дорасти!

– Ладно, давай тогда составим план, как украсть вот эту книжку из сейфа. Для начала как его открыть? – стала рассуждать Света.

– Открыть – самое простое. Конструкты разберут дверь на кусочки по миллиметру и рассыпят горкой в этой же комнате. Вопрос: как туда зайти и живым остаться? Смотри, сколько плетений. Большая часть вообще непонятно что делает. Зайдёшь, а оно активируется, весь дом телепортируется в Ватикан к Великому.

– Дрон?

– Точно! Дрон и захват. Конструкты разбирают дверь сейфа, потом разбирают окно. Дрон пролетает в окно, захватывает книжку, вылетает. План годный, только книжку надо из сейфа вынуть. Для дрона это будет не вертикальное, а горизонтальное усилие. Нужен манипулятор, который смотрит сначала вперёд, а потом, когда захватит и вытащит, – вниз, чтобы не переворачивать дрон. Грузоподъёмность где-то килограмм десять нужна, не меньше. Это большой дрон.

– Конструкты могут полку под книжкой разобрать так, чтобы она выпала из сейфа, – подсказала идею Света.

– Могут, сейчас я зарисую, как это выглядит, прикинем. Но если она выпадет, то всё равно надо рассчитывать, что будет лежать у стены.

– А поехали ещё в загородный дом посмотрим?

– О, точно! Поехали!

Возле загородного дома шишки всё было аккуратно выложено, засажено. Даже не скажешь, что всего пару месяцев назад тут шла стройка.

Мы проехали мимо поместья в одну сторону, потом в другую. Потом остановились не очень близко, но и не очень далеко и стали отправлять конструкты на осмотр.

– Этот дом для него – личное пространство. Он тут даже прислугу не больше одного раза в неделю терпит, – сообщил я.

– Значит, если что-то ценное, то должно храниться здесь.

– Если после атаки он не боится это здесь хранить.

– Но жить-то он здесь не боится! – парировала Света.

Я открыл зарисованный более года назад план дома. Он совпадал практически тютелька в тютельку с текущим.

Мы составили план мест, где хранятся предметы, похожие на книги.

На первом этаже есть сейф, в нём одна книга. На втором этаже ещё один, и в нём вторая.

– Какую будем тырить? – спросил я.

– А почему не обе? – улыбнулась Светлана.

– А почему бы и не обе?! Второй дрон – вся разница.

– Если сработает защита-купол, то дроны останутся внутри и улететь не смогут.

– Это я уже продумал. Мы повесим конструкт с изделием № 1 над дальней частью дома. Купол, скорее всего, накроет весь дом. Когда изделие № 1 брякнется на него, то весь его и сломает. А потом дроны улетят. Мало того, я даже уверен, что когда прилетит дрон, то защита не “если”, а точно сработает. Поэтому перед прилётом дрона… дронов надо нейтрализовать все стационарные телепорты.

– А когда дроны улетят, всё тут сравняем с землёй бомбардировкой с четырёх километров?

– Почему бы и нет? Маны собрано много. Хватит по тонне на каждый квадратный метр сбросить. Вот чуваку радости будет: только-только всё восстановили – и обратно его вбомбили в землю!

Ладно, значит, грабить будем здесь. План составлен и утверждён. Поехали домой, займёмся его реализацией. Нужно дроны купить, манипулятор спроектировать. Думаю просто противовес к манипулятору сделать и брать книжку всё-таки из сейфа. Айда домой!

– Вот мы и вляпались! – я остановил машину.

– Что случилось?

– Посмотри, что у тебя дома происходит. Три эльфа встречают. Так же как у меня было. А ещё двое на крыше и один… в подвале, что ли? У вас там подвал?

– Что будем делать?

– Стёпу выручать, – определил я. – Потом уже вдвоём перейдём на нелегальное положение.

– Почему Стёпа их не сожрал? Не по зубам они ему?

– Он под кроватью сидит, прячется, – ответил я. – Тридцатый уровень у каждого.

– На три-четыре каждый по три Шипа?

– Давай.

– Три… Четыре! Пошли!

Дверь в квартиру была не повреждена. Вероятно, попали сюда маги через телепорт. Когда мы зашли, утилизатор уже трудился. Кровавые ошмётки потихоньку исчезали со стен. Через полчаса тут будет чисто, даже тест ДНК ничего не покажет.

Почти всё необходимое у нас в машине, надо забрать только Стёпу.

– Моя квартирка. Я её так люблю, – взгрустнула Света.

Я взял слинг и позвал Степана.

– Не расстраивайся. Мне моя тоже иногда снится. Всё-таки столько лет прожито.

– Что теперь?

– Я в такой ситуации к тебе пришёл. А вот что делать сейчас – надо подумать. Сначала валим отсюда, пока кто-нибудь ещё не заявился.

Мы закрыли дверь, тихонько спустились во двор. От машины придётся избавиться, а лабораторию куда-то перегрузить.

Понадеявшись на то, что пока машина не в розыске, мы сели и поехали.

– Настрой автоплатёж квартплаты и погаси кредит. Пусть не будет никаких долгов. Сейчас подъедем к банкомату. А дальше я, кажется, придумал, куда нам двигать…

Маг восьмой ступени Илли’х Эвиль вернулся в своё поместье. Очередной неудачный день.

После того как начали работать эти диверсанты, всё идёт наперекосяк. Активизировались недруги, то с той, то с этой стороны пытаются подсидеть. Великий высказывал возмущение тем фактом, что диверсантов не могут поймать.

Хотя с самого начала было ясно, что рано или поздно это случится – кто-то сумеет организовать достойное сопротивление, как это получилось две тысячи лет назад в лесах Тефии. И тогда тоже аналитики предупреждали, что халява не будет бесконечной. Все были к этому готовы, но… оказались не готовы.

Сейчас самое важное – сохранить телепорт, потому что нового не будет. В ближайшие тысячу лет не будет. Но кого интересует мнение Илли? Все лезут к Великому со своими предложениями по ликвидации диверсионного отряда. Хотя уже и ежу понятно, что отряд располагает силами для полного уничтожения магов по всему миру. Просто почему-то не делает этого.

В Новосибирске они уничтожили двух магов девятой ступени. Которых всего шесть… было. И как? Железка свалилась на голову. Без какой-либо магии.

Как-то по просьбе Илли аналитики считали вероятность победы, в случае если магам придётся воевать с войсками планеты. Никакого хорошего плана придумать не удалось.

А ещё эта чёртова магическая болезнь. Из-за неё девятой ступени уже не видать.

Илли переоделся в удобный мягкий домашний костюм и спустился в гостиную. Открыл бар и плеснул в фужер немного нектара.

Чёрт, даже выпить уже нельзя. В любой момент могут принести известие об очередном ЧП и придётся прыгать, разруливать последствия.

Илли сел в кресло, сделал глоток и прикрыл глаза.

– Вот этого и следовало ожидать! – сказал он вслух в ответ на раздавшийся звонок. – Что-то опять стряслось, гонца послали.

– …А прадед у меня был красный партизан. Английские войска перемножал на ноль. Я не рассказывал?

Светлана всхлипывала.

– Так вот, – продолжил я, – партизанить – это, видимо, уже у меня в генетике.

Надо бы сменить тему, но я не знал, что говорить. К счастью, наше ожидание подошло к концу.

– Нина Андреевна, ну как, получилось?

– Вот, ребятки, ключи. Здесь адрес. Квартиру я вам сняла на три месяца. Квартира хорошая, чистая. С машиной – завтра будем оформлять. Давайте быстрее, а то скоро они в ночной обход пойдут, как бы вам на них не наткнуться.

– А можно кот пока у вас поживёт? У нас сейчас сами понимаете, какая ситуация. Потом мы его заберём.

– Можно, почему ж нельзя? Всё-таки, может, у меня останетесь?

– Спасибо, Нина Андреевна, но не хочется подвергать вас опасности. Ну мы пошли?

Я взял Свету за руку, и мы вышли на улицу. Я прочитал адрес, вызвал такси.

– Знаешь, Свет, я тут придумал акцию даже круче, чем “Акция 100”. Нам надо просто полтергейсты с тобой доработать. А потом распространить их по свету. Наделать тысячу штук, чтобы они сами в Центры проникали. Пока он вне Центра – он охотник, а в Центре – подрывник. Тысяча штук – и во всём мире у магов спокойной жизни не будет!

– А я знаю, как в Центры попадать, обходя защиту, – всхлипнула Света.

– Как?

– Полтергейст должен найти мага на улице и спрятаться в его ауре. Потом подождать, пока тот в Центр попадёт.

– Во, так и сделаем! – Я открыл дверь подъехавшего такси…