Скачать:  [epub] [epub2] [fb2]
Скачать целиком:  [epub] [epub2] [fb2]

Часть 10. Предсказание

Магический экструдер

Мы со Светой сидели в кафе и болтали о том о сём. Я разглядывал плетение материализации дыма. Это были просто сплошные колечки, без какого-либо смысла в них.

– Это отсутствие логики когда-нибудь меня доконает, – посетовал я.

– Что тебе опять не нравится?

– То, что я не понимаю эту магию. Я не понимаю, как она работает! Вот почему эти кружочки-колечки выделяют дым?

– Какой ты смешной! Как работают конструкты, ты можешь объяснить? У тебя их постоянно сотня куда-то летит, что-то делает. Можешь нарисовать его схему на операционных усилителях?

– Конструкт – это псевдоживое энергетическое существо, наследующее кусочек моего сознания. Сложность у него очень высокая, примерно как у человеческого мозга. Наука ещё не разобралась до конца с тем, как устроен мозг. Поэтому то, что я не понимаю, как работают конструкты, – это нормально.

Но плетения выглядят как механистические построения. По идее, для классификации, раскладывания их по таблицам и признакам должны подходить идеально. Я даже операционный усилитель на магию переложил. Думал, вот-вот схвачу за хвост это понимание, а потом приходишь ты и делаешь материализатор на колечках.

– Ну хорошо. Давай с другой стороны посмотрим. Мне кажется, что ты разбираешься во всех науках, но есть такие, в которых ты не силен? Квантовая физика?

– Квантовую физику я только в рамках школьного курса знаю, очень поверхностно. И вообще, сейчас век узкой специализации. Трудно быть специалистом во всём. Я знаю не так уж и много, как тебе кажется.

– Ну вот, представь, что для того, чтобы разбираться в магии, тебе надо знать квантовую физику. Ты же смог бы её изучить?

– Конечно. Если бы это нужно было зачем-то.

– Значит, и тут изучишь. А пока просто тебе нужно набрать массу, пусть и непонятных, навыков. – Света повозила ложкой по тарелке. – Давай, может, мои вопросы порешаем, они проще?

– Давай, попробуем.

– Ты меня учил, что проклятие – это самый простой вид конструкта. Так?

– Да.

– А почему ведьмы не делают конструкты? Почему в их книжках – о проклятьях совсем капелюшка? Почему ты, самоучка, начал делать конструкты, а они, живущие по тысяче лет, – нет? Почему маги инквизиции не делают конструкты? И я бы понимала, если бы ты меня не смог этому научить. Но раз ты смог научить другого, то это не твоё уникальное умение. Ему можно научить кого угодно. Почему вокруг одни маги, а нет полноценных чародеев?

– Частично для меня это тоже загадка. В больнице я видел: первое, что делают люди, экспериментируя со своей аурой, – отрывают от неё кусочки и отправляют их в полёт. Я думаю, если бы я тебя не учил, то ты тоже бы к этому пришла.

– Ты сказал “частично” – почему?

– Мне кажется, что магов, основную их часть, сразу начинают учить плести плетения. И у ведьм так же. Они пишут книги, записывают за ведьмой-родителем. В одном подслушанном разговоре маги рассуждали, что из Жизни плести нельзя. И эльфы убивали ведьму чистым потоком Жизни. Безо всяких плетений. Из Маны плетут, а из Жизни только поток энергии могут сформировать.

То есть для них, видимо, не существует ничего иного, кроме плетения. Как для нашей науки не существует магии. А может, они знают о чародействе, но считают его бесперспективным. А может, никто не заходил настолько далеко, чтобы делать самостоятельные конструкты. В общем, это сродни случайности.

Есть и второй аспект. Ты заметила, что если аура заполнена Маной, то создавать конструкты сложнее? Как будто она гораздо труднее отрывается. Это мы с тобой ходим почти без Маны в ауре, а все маги и ведьмы, что я видел, заполнены ей по горлышко.

– Хорошо. А как ведьмы придумали телепорт?

– М-м-м… В подслушанных лекциях упоминают о каких-то древних книгах. Возможно, когда-то существовала наука, изучавшая и классифицировавшая плетения. И был раздел в ней о конструировании новых плетений. Изобретательство, все дела. Может, у эльфов и теперь есть где-то.

Кстати, выяснить бы, где они обитают. Бабка говорила и о гномах. Это целые народы, а знаем о них мы только по сказкам. Мистика какая-то!

Но если вернуться к телепортам, то, судя по тому, что телепорты ведьм и магов похожи, как братья-близнецы, можно предположить, что взяты из одного источника.

– То есть ты считаешь, что развиваться в чародейскую сторону им мешает в основном зашоренность? – Света хитро посмотрела на меня. – Они не пытаются развиваться в этом направлении и потому не развиты, так?

– Так.

– Тогда ты должен преодолеть свою зашоренность!

– Какую?

– Ты исследуешь только плетения из Маны и энергии. А я тебе говорю: попробуй сделать то же в Сути! Но ты попробовал и бросил. Почему?

– Мне казалось, что магию понять проще. Я пытался грызть этот камень с мягкой стороны. Но ты права. Надо покопать и с другого бока. Кстати, у меня тут идея появилась по изучению магии. Поможешь?

– Конечно! Что надо сделать?

– Надо отрисовать в компьютере все плетения из бабкиных книжек. А потом перевести их в таблицы. Я покажу как.

– А для чего? У тебя же есть сканы.

– Смотри, вот плетение фаербола. Видишь? Зелёная нитка. Красная нитка. Узел. Видишь?

– Да

– А вот твоё плетение дыма. Видишь, зелёная и красная нитки, и узел похожий? Он во всём твоём плетении – единственный!

Так вот, хочу сложить все плетения в графовую базу данных и натравить на них поисковик, выискивающий одинаковые части. Может быть, удастся вычленить базисные компоненты. Если не получится с графовой базой, можно ещё будет попробовать нейросетевую обработку сделать, но я тут только теорию знаю. Надо будет сидеть со справочниками, разбираться.

И кстати, вычленить базисные части можно, именно глядя в Суть. Если внесение изменения в подграф приводит к существенным изменениям в Сути, то он кандидат на…

Блин! Меня осенило! Надо построить 3D-принтер, генерирующий плетения! У меня всё для этого есть!

Света смотрела на меня смеющимися глазами.

– Что такого смешного я сказал?

– Ты помнишь, с чего начался разговор? “Меня это доконает”, – говорил ты. А сейчас будешь всю ночь сидеть с горящими глазами и что-то мастерить!

– Я ботан, я знаю. Но мастерить будем завтра. Сегодня у меня другой план!

Однако прежде чем заняться магическим 3D-принтером, я всё-таки составил графовую базу данных плетений. Нужно было определить максимальное число рёбер, сходящихся в одну вершину, а также максимальное число цветов. Поскольку из базы данных такую статистику получать проще, то, чтобы два раза не вставать, начали с этой работы.

Из всех наворованных у магов плетений, а также выписанных из бабкиных книжек получилась солидная база данных примерно о семи сотнях плетений.

Сначала я собрал общую статистику всех плетений. Самый лёгкий граф имел всего одиннадцать рёбер и четыре вершины. Самым тяжёлым графом был, конечно же, телепорт.

Максимальное количество рёбер на вершину по всей базе было пять. Это немного. Возможно, это потому, что человеку трудно манипулировать большим количеством.

Что интересно, мои графы на операционных усилителях содержали и шесть рёбер на вершину! Поскольку я просто с ходу, влезши в это дело, увеличил это число на единицу, то для 3D-принтера я решил опираться на максимальное число – десять.

Экструдером у меня будет… да-да, конструкт. Конструкту можно дать плести всё плетение целиком (уже учил полтергейсты плести фаерболы), но для этого надо уметь плести его самому. А сейчас мне надо, чтобы конструкты плели плетения, которые они не знают.

Задача обратная той, что Драко решает, занося плетение в компьютер. Только если, занося в компьютер, можно рисовать всё по одной ниточке, то здесь надо уметь рисовать по десять ниточек одновременно.

Я сделал десять конструктов, пронумеровал их и научил понятию “приоритет”: конструкт с бо́льшим номером всегда важнее. Далее я закрепил за каждым конструктом кусочек экрана на мониторе, где вывожу цвет, толщину, направление и скорость. Конструкт считывает нужный цвет и строит в пространстве нить. Там, где сходится два и более конструкта и нить продолжается, общую нить тянет конструкт с бо́льшим приоритетом.

В процессе отладки пришлось потарировать, покалибровать воспроизведение цветов конструктами. Но в итоге через несколько дней мытарств у меня получилась утилита. На входе файл. Затем конструкты трудятся от получаса до нескольких часов. На выходе – плетение.

Плетение дыма они делают быстрее всего – в районе получаса.

Конечно же, я сплёл и телепорт. Его плели двенадцать часов. И конечно, в Сути оно выглядело по-другому. Увы.

Но простые плетения вполне работают! То есть для формирования заготовок – идеальный инструмент. Поставил на ночь печататься. Драко по мере печати складывает это в ауру. Красота!

Правда, с таким принтером навыки самостоятельного плетения я, похоже, не выработаю!

Чёрная защита

Цель нашего путешествия была неподалёку от села Усть-Ишим. Где-то там, в лесах, живёт колдун, про которого нам бабульки рассказали.

Говорят, он неплохо относится к ведьмам. Когда у них со здоровьем совсем невмоготу, то ведьмы к нему приезжают и он им помогает. Помогает, правда, не бесплатно: свою помощь он меняет на редкие заклинания. Но иногда помогает и просто так.

Поскольку живёт он давно, то редко у какой ведьмы есть что ему предложить. У нас ему предлагать тем более нечего, но вдруг получится интересный разговор?

Перегоны между городами теперь длинные. Чтобы скрасить однообразие дороги, мы иногда выискиваем какую-нибудь речушку или озерцо, останавливаемся. Сейчас конец лета, жара. Вода здесь хоть и прохладная, но искупаться очень приятно. Короче говоря, не торопимся.

Светлана пытается придумывать новые плетения. Но новый метод, похоже, подходит только для каких-то очень простых плетений. Вероятность случайно сплести что-то простое у мага повышенная, но вероятность случайно сплести что-то сложное, видимо, складывается из множества простых вещей.

Она придумала заклинание “Шип”. Шип – это такое полуматериальное копьё. Поведение у заклинания то же, что и у фаербола, но смысл работы – как у копья. Заклинание пробивает насквозь цель или несколько целей. Пробивная способность зависит от вложенной энергии.

Шип очень простой. 3D-принтер печатает его за три минуты. Я плету его в заготовки за секунды.

В отличие от фаербола, Шип очень быстрый. Скорость, вероятно, соизмерима со скоростью пули. При этом ещё и бесшумный. Шум производят только разрушения, которые он оставляет. Шип не содержит тройника материализации, не похож на генератор дыма.

Мы съехали с трассы к какому-то озерцу. Здесь удобное место для ночёвки. От трассы совсем недалеко, но шума не слышно. Грунтовка идёт мимо озера куда-то в лес. Между грунтовкой и озером красивая полянка, которую окружают утыканные шишками пихты.

Машину поставили на краю полянки, а сами расположились на берегу. Степан где-то бегал. Светлана купалась, а я исследовал пробивные свойства Шипа, вонзая его в землю и вычисляя зависимость глубины пробития от количества влитой энергии.

Похоже, КПД у Шипа очень высокий. Сравнительно небольшими усилиями можно пробить насквозь броню танка. Отверстие при этом будет диаметром около сантиметра. Мне было интересно, а можно ли сделать Шип диаметром пару метров, чтобы, например, можно было пробивать подземные ходы. Стенки тоннельчиков, оставляемых Шипом, получаются твёрдые, спрессованные. Если суметь сделать Шип большого диаметра, то они будут ещё более твёрдые. Не знаю, зачем мне это надо, но интересно было, можно ли сделать этакий магический метрострой.

Однако попытки увеличить диаметр Шипа ни к чему не приводили. Либо он сразу переставал быть Шипом и получался молот. Либо вообще не работал.

Ещё я столкнулся с тем, что для магических экспериментов мне постоянно нужно держать Ману в ауре. В обычное время у меня её очень немного, а вот теперь требуется.

Когда аура заполнена Маной, то для формирования конструктов требуется прилагать некоторые дополнительные усилия. Как будто аура становится плотнее и оторвать кусочек труднее. Интересный эффект. Но я нашёл выход из положения: добавил внешний слой ауры, в котором Маны нет. Сейчас моя аура выглядит так: слой с Маной, слой без Маны, слой с Синевой, слой с Чернью, слой с маскировкой.

Когда мне надо сделать конструкт, то слои с Синевой и Чернью расходятся, образуют доступ к слою с аурой. И я выпускаю конструкт. Если конструкт нужен сразу с Маной, то это требует бо́льших усилий.

Я пробил очередную нору в земле. Измерил диаметр – полтора сантиметра. Это максимум, который у меня получается. Сел и задумался, глядя на Свету.

В этот момент с трассы на большой скорости в нашем направлении съехала машина. Я не видел её, поскольку сидел к ней спиной. Услышав звуки позади, я поднялся и начал разворачиваться, и в этот момент меня ударило током!

В жизни я много возился с электричеством, удары током случались. Это ни с чем нельзя спутать. Разряд прошёл от правой руки в ноги. Меня выгнуло, и я начал заваливаться, по инерции продолжая разворачиваться в сторону шума.

Уже падая, я увидел джип с открытой дверью, выскочившего из него мужика, несущегося в нашем направлении, и фаербол, летящий ко мне. Боль обожгла левое плечо, и я наконец свалился на землю. Тело было парализовано, левая рука горела. Мужик приближался с сумасшедшей скоростью. Сделать я ничего не мог. Его аура расширилась и поглотила мою. Сознание моё померкло.

Очнулся я от сильной боли в левой руке и животе. Я лежал в нашей машине, в луже крови. За рулём сидела Света, вся в слезах. Степана не было. Мы куда-то неслись с огромной скоростью.

Я попросил Драко поубавить боль, но он только послал мне эмоцию сожаления.

Попытался коснуться сознания Светы, но не получилось. Она яростно жала на педаль газа.

– Куда мы едем? – спросил я, но шум мотора заглушил мои слова.

Тогда я напрягся и закричал:

– Стой!

От крика мне стало ещё больнее, и я снова вырубился.

Когда я очнулся вновь, мы стояли.

– Куда мы едем? Где Стёпа? – спросил я. Голос не работал. Дышать было тяжело. В левом лёгком, наверное, что-то есть. Я закашлялся и перешёл на мыслеречь. – Света? Что случилось?

– Этот козёл с мечом тебя едва не убил! Я везу тебя в больницу.

– В больницу? Там дежурные! Ты забыла? В больницу нельзя!

– У тебя левой руки нет и рёбра торчат. Я перевязала, но дальше нужен хирург.

– Кровь ещё идёт? – спросил я.

– Уже нет. Драко и Рита остановили.

– А разве он был с мечом? Простой мужик в трениках.

– Когда ты его убил, он превратился в козла с мечом, – всхлипнула Света.

– Я его убил? Я ничего не успевал сделать. Как я мог его убить? А Стёпа? Где Стёпа?

– Там остался. Я его не нашла.

– Поехали назад! – решительно сказал я. – Всё уже позади. Надо разобраться, что за козёл с мечом, где Степан. Что вообще произошло.

– Ты бредишь!

– Драко, скажи ей, что всё будет хорошо! Разворачивайся!

Драко выдал в эфир эмоцию надежды.

Потребовалось значительное время, чтобы убедить Свету развернуться. Мы поехали назад. Я смотрел на свою руку.

– Говоришь, руки нет? А это что?

Светлана затормозила.

– Это бред! Нет у тебя никакой руки!

– Посмотри моим сознанием, я её вижу! Видишь?

– Это какой-то ещё один слой зрения, – прошептала Света. – Я тоже вижу!

– Потом будем разбираться, поехали, Степан там один. И вдруг ещё кто приехал. Отправь конструкты, кстати, посмотри, что там. Я попробую уснуть. Сил нет.

Мы возвращались к озеру часа два. Когда мы выехали на берег, уже стемнело. Джип так и стоял с открытой дверью. Около него сидел Степан. На берегу лежал мужик с мечом. Нет. Козёл с мечом.

Оказывается, это была не метафора. У него была очень похожая на козлиную морду голова. И меч за плечами. Одет он был странно. Плащ, штаны и рубаха. Всё из какого-то плотного материала. Сапоги. На поясе кинжал.

– Это что? Средневековый косплей? Да ещё и из животных?

Я, кажется, понял, как он умер! Он собирался сожрать мою ауру. И сожрал часть. Чернь его убила!

Светик, создай десяток конструктов, пусть растащат его тело в озеро по кусочку. А потом и джип. Только сначала осмотри на артефакты.

Стёпа, эх Стёпа-Стёпа. Что ж ты его не сожрал?! Видишь, что он со мной сотворил?

Стёпа сделал вид, что вопрос относится не к нему.

– Смотри, какой кинжал! – Светлана принесла мне кинжал с трупа. Ручка кинжала представляла собой плетение, которое, как на ниточках, держало ещё плетения. – Прямо волшебная палочка! И здесь два телепорта. Причём разные! Один – как мы видели, а другой – другой.

– Да, мужик… козёл непростой. Он меня сперва приложил чем-то вроде электроразряда, потом фаерболом, а потом налетел. А когда он превратился в козла?

– Когда умер. Я думала, это ты его чем-то убил. А почему он напал?

– Наверное, ехал по трассе и засёк тут магию. Может, понаблюдал издалека, а может, сразу напал.

– Игорь! Он живой! Кусочек ауры светится.

– Это ничего не меняет. Вгони в него Шип и в озеро его! – Я закрыл глаза.

Утром, когда я проснулся, вернее, очнулся, ни джипа, ни козла этого не было. Чувствовал я себя очень плохо, но лучше, чем вчера. Я прогнал Риту, потом попытался встать. Голова кружилась.

Света сидела на берегу.

– Надо нам подумать о защите. Для начала на основе конструктов… Это местечко перестало быть приятным. Давай переедем куда-нибудь?

Я перебрался со спального места на сиденье возле водителя. Света сложила вещи, и мы тронулись.

– Нам точно нужно с ними воевать? – спросила Света.

– Ты же видишь, они с нами не разговаривают.

Я смотрел на кинжал, ручка его слабо мерцала. От неё куда-то вперёд по ходу движения тянулась еле заметная зелёная нить.

– А вот и связь. Нам надо избавиться от этой штуки.

Я попросил Драко запомнить плетение в ручке кинжала, забрал все неактивированные плетения из него и выбросил кинжал в кювет. Оставил конструкт, который распылит этот кинжал на частички.

– Эх, надо было посмотреть характеристическое число.

– Я поглядела – 32-33-34.

– Ого! Козлище! Похоже, он под иллюзией был. Надо в ближайшем городе поискать людей под иллюзиями. Какой город ближайший?

– Из больших? Тюмень.

– Поехали посмотрим на Тюмень. Ну, не унывай! На войне как на войне. Живы остались – и хорошо. Сейчас дотянем до Тюмени и там их Центр снесём к едрене фене. А потом доедем до Новосибирска и организуем сто тысяч магов в нём, а дальше война уже покатится сама по себе.

Настроение у Светы было очень плохое. Я заглядывал к ней в мысли, она меня прогоняла. Я должен был что-то сказать, как-то помочь ей справиться с той чёрной депрессией, что на неё накатила. Но я не знал, что сказать.

Я закрыл глаза и стал смотреть, как Драко перерисовывает в компьютер плетение нового телепорта. Какой-то он необычный. Его конструкция сильно проще тех, что мы наворовали и видели. Почему он проще? Загадка.

Я вспомнил о фантомной руке, которую видел. Мысленно напрягся и увидел её снова. Это какой-то новый аурный, что ли, слой. В нём хорошо видны все живые сущности. И в этом слое я могу шевелить руками и ногами независимо от тела. Я посмотрел на свои руки, потом посмотрел на Свету. Потом протянул к ней свои аурные руки и погладил её по голове. Между аурами заискрилось. Я не чувствовал в этом никакой угрозы или чего-то плохого и продолжил гладить Свету по голове. Мои аурные руки ощущали её волосы.

Света остановила машину и положила голову на руль. Я гладил её по голове. Почему-то на ум пришла какая-то старая колыбельная:

– Баю-баюшки-баю, не ложися на краю.

Мы сидели в машине, солнце садилось. Драко рисовал плетение. Рита где-то притаилась. Я обнял Свету за плечи. Аурная Света повернулась и посмотрела на меня. В глазах светилось тепло. По щекам текли слёзы. Я стирал их, целовал её глаза и напевал колыбельную:

– Придёт серенький волчок и укусит за бочок.

Тюмень

Нам нужно выработать какую-то систему защиты от магических атак. У бабок в книжках есть пара защитных плетений: одно – от механических повреждений, а другое – от энергии Жизни.

Второе плетение не выглядит полезным, а первое мы испытали. При активации оно работает где-то полминуты – создаёт этакий защитный полог, который находится в полуматериальном- полуэнергетическом состоянии. Пулю из винтовки этот полог не задержит, но всякие камни, осколки и другие менее скоростные объекты останавливает неплохо. Если полог оказывается пробитым, то он доматериализовывается. Превращается в нечто похожее на керамические осколки и осыпается.

Я достал сохранённый мной кусочек защитного купола из Центра Глазова и сравнил с этим. Приблизительно одно и то же.

Но магию этот полог не держит вообще. Шип или фаербол свободно проходят сквозь него, как будто его нет. Но и не разрушают.

Мы научили Драко и Риту ставить такой полог, если они видят или чувствуют опасность, которую мы почему-то не видим.

Я решил, что без защиты от магических атак не обойтись. Нужно научить конструкты как-то их отражать.

Для этого мы со Светой остановились где-то в поле и стали швыряться фаерболами.

Большая проблема в том, что реакция у конструктов медленная. Поэтому учили их работе полупревентивно.

Конструкт постоянно плавает в моей ауре. В какой-то момент я командую всем защитным конструктам: “Боевая готовность!” И они начинают отслеживать все чужие цели на кастование заклинаний. Как только конструкт понимает, что вот этот человек что-то кастует, то несётся к нему и пытается забрать энергию, которой наполняется плетение, а также разрушить само плетение.

Начали с того, что Света бросает в меня спичку. Бросает так, чтобы пролетела сквозь ауру, близко, но не попала. А я стою с конструктом в боевой готовности и развеиваю. Сперва конструкты-охранники безбожно тупили. Но после серии тренировок у них стало получаться.

Я заметил, что для закрепления навыка конструкту нужно несколько меньше повторов, чем человеку, но тоже довольно много. Чтобы Света могла бросить спичку уже в меня, предварительно не менее сорока спичек она бросила рядом.

После этого мы стали обучать конструкты командной работе. В ауре разместили десять защитников. Определили им приоритеты. Я бросал в Свету по два-три заклинания разом. На перехват одного плетения должен был вылететь строго один конструкт.

Затем мы швыряли спички в мишень с разных сторон. Конструктам должно быть всё равно, откуда идёт атака.

После этого мы перешли к отработке команды “постоянная боевая готовность”. В этом режиме конструкт следил не столько за окружением, сколько за моими эмоциями. Если он видел цель, при этом я тоже видел цель и не проявлял никакой настороженности, то он её игнорировал. Если я цели не видел, то все её кастования пресекались. То же, если я цели опасался.

Получилась команда конструктов под управлением Драко.

К сожалению, если кто-то атакует с большого расстояния (пятьдесят – сто метров), то конструкт зачастую не успевает развеять плетение. Это защита ближнего боя. Но если бы она у меня была раньше, то от козла бы уберегла.

На то, чтобы восстановить руку, Драко запросил около двух недель. На это время мы сняли квартиру в Тюмени в тихом райончике, недалеко от речки.

Центр в Тюмени представлял собой одиноко стоящее небольшое здание на улице Челюскинцев. Под иллюзией здание было большим. Мы попробовали смотреть на иллюзию случайно открытым видом зрения, и конструкты для осмотра не потребовались. Двадцать пять этажей. По-моему, в Тюмени других зданий такой высоты или нет, или очень немного. Вокруг кольцами расходится традиционная сигнализационная сеть.

С парковкой на этой улице всё довольно плохо, поэтому мы притулились в уголочке на повороте и стали смотреть. Я подумал, раз так хорошо работает другой тип зрения, то стоит пробовать их все. И посмотрел в Суть Центра. Сразу бросилось в глаза устройство, подобное тому, как мы видели в Глазове. То, что изливало желтизну. Оно и здесь немного фонило желтизной, но не разливало её потоком. Вероятно, так оно выглядит, когда готово к включению.

– Давай я буду смотреть на Суть, а ты езжай потихоньку из города, – прошептал я Свете.

Света тронула машину, а я смотрел на эту штуку. От того, что машина едет, эта штука не удалялась. Расстояния в Сути зависят от многих факторов, в том числе и внимания. Я представил себе ниточку, соединяющую меня и эту штуку, после чего смог выйти из Сути, зайти обратно и найти её. А если напрячь зрение, то даже и ниточку эту видно.

Повинуясь какому-то порыву, я сплёл прямо в Сути Шип и отправил его продырявить этот механизм. Шип прошёл сквозь него бесшумно, разбросав искорки. Затем вокруг всё затопило желтизной. Здание Центра оказалось залито желтизной полностью.

– Давай назад! – подумал я, но Света уже разворачивалась. На самом деле, мне кажется, этот порыв отправить Шип исходил от неё, а не от меня.

Мы подъехали к Центру снова. Защиты на нём не было, а иллюзия продолжала стоять. Я отправил конструкт посмотреть. Внутри здания было много людей, но все без сознания.

Я скомандовал конструкту облететь все телепорты и оттащить их в небо. Насколько я помню, высота в километр надёжно выводит их из строя.

– Войдём?

– Давай. Только надо запомнить вот это место, чтоб в случае чего телепортироваться.

– Я даже лучше сделаю – сфотографирую!

В этом Центре тоже царило Средневековье: мечи, копья и плащи. Ауры лежащих без сознания еле светились. Мы поднялись наверх и начали спускаться.

Назначения помещений мы не понимали. Очень было похоже, что многие из них жилые. Но какие-то выглядели будто рабочие, нечто вроде штаба. В таких сидели эльфы. Я снимал со всех, кого встречали: людей, эльфов и оборотней, – характеристические числа. В среднем это было от 16 до 20.

Мы набрали около двадцати телепортов, нашли ещё один упрощённый телепорт. Собрали целую пачку неизвестных нам заготовок. Дошли до подвала. Здесь, как и в прошлый раз, были тюрьмы и пыточные. В одной камере на кресте висела девушка. Маг с характеристическим числом 10-11-12.

Решение снять её у нас возникло одновременно. У меня пока нет одной руки, поэтому снятием занималась Света.

Затем мы оставили тут несколько полтергейстов и ретировались через телепорт.

В заготовках у девушки было какое-то заклинание. Я забрал его на всякий случай.

Как только мы положили её в машину, Света рванула из города. Я наладил вокруг девушки маскировку из конструктов, запустил лечение, но, пока мы не отъехали на достаточное расстояние, в чувство её не приводил.

Мы ехали в направлении Тобольска, искали, где можно остановиться на несколько дней. В итоге нашли отворотку к Туре. Теперь выбираем места как минимум в одном километре от дороги. Машину подогнали почти к самому берегу реки.

Света взяла голову девушки в руки и влила в её ауру энергию. Та открыла глаза.

– Кто ты? – спросила Света.

– Ашкар карва ндор? – спросила девушка и попыталась встать. Света ей помогла.

– Вероятно, ты не говоришь по-русски? – сделала заключение Света.

– Ашкар корго аранар? – снова спросила девушка, вскочила и выпрыгнула из машины. Увидев меня, остановилась. Я улыбнулся ей.

Одной рукой кривоватым жестом предложил ей сесть на расстеленное на земле покрывало.

Она попыталась скастовать какое-то заклинание. Я не знал, что она такое хочет сделать, и поэтому конструкты его развеяли. Я поводил указательным пальцем, давая понять, что не нужно пытаться колдовать.

Она огляделась и побежала по берегу. Добежав до воды, оглянулась. Мы лишь смотрели на неё, не преследовали. Я старался улыбаться, но у меня не получалось.

– Попробуй ты с ней поговори, что-то она на мужчин плохо реагирует. Кстати, это первый маг женского пола, что я вижу.

Я ушёл в машину. Дал задание Драко срисовать её заклинание. Заглянул в 3D-принтер, он как раз допечатал упрощённый телепорт. В Сути он полностью повторял оригинал! У меня аж сердце учащённо застучало! Вот! Телепорт!

– Не отвлекай меня! – отправила мне мыслепожелание Света.

– Не буду.

Света сидела с девушкой у реки и что-то рисовала палочкой на земле. Я пригляделся – крест, на котором та висела. Объясняла, что мы её сняли.

Я отправил на принтер плетение девушки. Когда оно допечаталось, сверил его в Сути. Копия получилась.

Мне пришла в голову идея, и я отправил на обычный бумажный принтер задание распечатать схему её плетения, а также нескольких других. Затем, взяв листики, вышел к девушкам. Улыбнулся, подсел, протянул незнакомке листики.

Она с опаской взяла их и стала смотреть. Увидев своё заклинание, пришла в возбуждение.

– Арах-конго! Арах-конго!

Я достал из своей ауры это заклинание и повесил перед ней. Кивнул. Она осмотрела его и забрала.

Я вновь дал ей листики. Попросил выбрать ещё. Она неуверенно ткнула на телепорт.

– Света, она просит телепорт, как думаешь, дать его ей?

– Попробуй. Ничего особо добиться от неё у меня не получилось.

Я вывесил перед девушкой телепорт.

– Ну вот, теперь она должна чувствовать себя увереннее. Ведь у неё есть средство от нас слинять.

Я сходил в машину и принёс, что у нас было из еды. Колбасу, хлеб, пакет сока. Разложил это перед девушками и вернулся в машину.

– Попробуй спросить, не это ли заклинание у неё пытались вынуть на кресте? Я тебе с конструктом сейчас пришлю его копию. Можешь отдать ей, – отправил я по мысленной связи.

Девушки что-то рисовали, показывали друг другу жестами. Незнакомка с набитым ртом чертила на земле. Я улыбнулся: взаимопонимание, похоже, достигнуто. Когда Света вывесила ей копию плетения, то глаза девушки вылезли из орбит. Света разрешила забрать копию, и их разговор продолжился. Спустя час девушка встала, помахала рукой, открыла телепорт и скрылась в нём.

– Ну что, расскажешь, что удалось выяснить?

– Они вроде тоже воюют с инквизицией или с эльфами. С ушастыми в общем. Почему-то только девушки. Инквизиция почему-то не любит женщин. На кресте из неё действительно пытались достать это плетение. Когда я дала ей второе, она объяснила, что это что-то для заглядывания в мысли. Если я правильно поняла.

– А куда она ушла?

– Я не знаю.

– Давай на всякий случай переберёмся в другое место, а потом узнаем, что в Центре происходит. Я там оставил прослушку. Часов шесть прошло – уже должно там что-то происходить.

– Что здесь случилось?

– Все без сознания. Здание кем-то атаковано. Похоже на Слёзы Дракона.

– Здесь был артефакт. Может быть, это он?

– Пойдём посмотрим.

– А когда они придут в себя?

– Без помощи – никогда. Нужно всех обойти и помочь. Но это позже. Сперва посмотрим на артефакт.

Лютобор

Сперва рана затянулась. Потом на месте руки выросла этакая сосиска, которая позднее оформилась в маленькую, размером с младенческую руку. На ней были пальцы, но я пока не чувствовал её.

А вот аурная рука была обычного размера.

– Может, это подвид сутевого зрения? – предположил я, рассматривая аурную руку.

– Почему ты так думаешь?

– Похоже на инерцию, как в Сути.

– Инерцию? Что за инерция? – заинтересовалась Света.

– Если какой-либо предмет сломать, уничтожить, изменить, то в Сути он остаётся некоторое время неизменным. И только спустя длительный интервал времени Суть меняется. А вот наоборот – воздействие мгновенно происходит.

Здесь что-то похожее и непохожее. Есть тут ещё что-то от чародейства. Я не могу это объяснить, но чувствую.

Это зрение показывает Жизнь, и в этом пространстве можно что-то делать, не только смотреть.

Кажется, что всё это как измерения, накрученные вокруг Сути. Суть, поверх неё сколько-то слоёв, потом вот этот новый слой. В нём уже есть Жизнь. Потом ещё слои и слои с Маной и энергией. Потом где-то снова Жизнь, конструкты, ауры и разум.

– И ещё где-то слои с вероятностями, – добавила Света.

– И ещё где-то слои с вероятностями. И наверное, ещё сто слоёв.

Похоже, что Суть – это как ассемблер. Потом идут какие-то фреймворки на ассемблере. И Жизнь описана тоже на них. Потом языки высокого уровня и фреймворки уже на них. Конструкты и разум где-то на самом верху.

Если это так, то законы оперирования магией должны быть на всех уровнях примерно одними и теми же, просто на разных уровнях будут оперировать разными сложностями.

Возможно, поняв, как работает один из уровней, мы сможем перенести понимание на другие. Вон Шип как круто сработал в Сути.

Допечаталось плетение нового телепорта, и я решил его опробовать. Надо понять, какое в нём сделано упрощение.

Я отошёл от машины на сотню метров, так, чтобы видеть её. И начал представлять себе место рядом с ней, с которого видно бампер и номер.

Напитал телепорт энергией. Передо мной возникло облачко. Повисело и пропало. Переход не открылся.

– Может быть, это и был переход? Надо было войти в облачко? – возникли мысли Светы.

– А посмотри, что у носа машины, я опять открою. У меня есть ещё два.

Я снова проделал ту же операцию. Передо мной возникло облачко.

– Видишь что-нибудь? – мысленно спросил Свету.

– Ничего.

Я бросил в облачко камень. Он сверкнул и пропал. Облачко пропало вместе с камнем.

– Сверкнуло! – воскликнула Света.

Я вернулся к машине и нашёл свой камень. Действительно, телепорт сработал.

Я представил себе дерево, у которого стоял недавно. Открыл телепорт и шагнул в облачко. Меня тряхнуло, и я едва удержался на ногах. Я стоял у дерева.

– Работает. Но телепорты кончились. Экспериментировать больше не на чем. Облачко пропадает в момент перехода, то есть он индивидуальный. А в чём ещё разница, пока непонятно. Ладно, напечатаем десяток и опять попробуем.

Начали приходить отчёты о работе духов Очищения. В первом отчёте было три исцеления на всех духов за цикл. Сейчас это число выросло уже до сорока. Оценивать рано, но пока рост экспоненциальный.

– Артефакт Слёз Дракона уничтожен.

– Шутишь?

– Нет.

– Его многократно пытались исследовать, но не смогли из-за его непреодолимой защиты от магического и физического воздействия.

– Мы нашли его с отверстием, пронизывающим его насквозь. При этом кожух, использующийся для его транспортировки, остался целым. Повреждён только артефакт.

– Как такое может быть?

– У меня нет информации.

– Что-нибудь ещё?

– Один пленник сбежал. Вернее, пленница. Это произошло одновременно с уничтожением артефакта.

– Час от часу не легче. Что ещё?

– Многие жалуются на утрату заготовок. Количество жалоб не позволяет усомниться в этом факте.

– Пленница?

– Возможно. До этого считалось, что изъять заготовку из ауры человека может только сам человек. Но похоже, это не так. Также считалось, что артефакт Слёз Дракона неразрушим.

– Дай мне все данные на пленницу.

– Вот.

– Второй ранг? Что за шутки?

Мы приехали в Усть-Ишим. Наша цель находится на правой стороне Иртыша. По описаниям туда на машине не проехать, придётся идти ножками. Мы поискали дорогу, проехали километра два, а затем оставили машину на границе леса и болота и отправились пешком.

Примерное направление нам указали, и мы вроде не отклонялись, но через два дня поняли, что идём не туда. Пришлось возвращаться и искать дорогу заново.

Где-то через неделю хождений по лесам мы вошли во вкус и уже искали нужное место не потому, что хотели его найти, а чисто из спортивного интереса.

– Кажется, здесь мы уже были, – заметила Света. – Я помню и этот пригорок, и то, что вон там дальше будет болото.

– Причём похоже, что здесь мы были в самый первый раз.

– Ну, что будем делать? Он нам нужен, этот Лютобор? Имя какое-то смешное.

– А я не знаю, нужен или нет. Я хотел пообщаться. Может, наоборот, мы ему нужны.

В этот момент над нами каркнула ворона. Или ворон. Я так и не научился их различать.

– Что ты каркаешь? – спросила у неё Светлана. – Ты знаешь, где Лютобор?

– Кар! – сказала ворона. И перелетела на другое дерево.

Мы прошли за ней, ворона перелетела на следующее дерево, потом ещё на одно.

Если мы шли не в ту сторону, ворона каркала. Сомнения в том, что она нас ведёт, отпали.

– Только к хорошему она нас ведёт или к плохому? – мысленно спросила Света.

– Ведьмы говорили, что он неплохой мужик.

– Так то для ведьм неплохой.

– Сделай свою ауру чёрной, а моя пусть будет обычная. Я сниму с неё маскировку. Посмотрим, что получится.

Мы прошли около трёх километров. Если птицей управляет чародей, то у него получается держать связь на любом расстоянии. Притом что у меня эта связь выходит не больше чем на сто пятьдесят метров. Как и с конструктами.

Ворон прилетел и остановился на одной из сосен. Дальше не двигался.

– Здесь, что ли? – предположил я. – Дедушка Мороз, покажись!

– Какой он тебе Мороз? – фыркнула мысленно Светлана.

– Да я пошутил. Лютобор, ау?!

– Лютобора нет уже четыреста лет. Зачем вы его ищете?

Мы оглянулись. Неподалёку стоял парнишка, совсем не похожий на колдуна, живущего тысячи лет.

– А почему нет? Что с ним стало? Ведьмы говорили, что он где-то здесь обитает.

– Он решил, что прожил достаточно и пора на этом остановиться.

– А кто вместо него? – спросила Света.

– Никто.

– Ну ладно, тогда мы пошли. – Я развернулся и пошёл в обратном направлении.

– Жаль, конечно. Мы хотели пообщаться с колдуном, – поддержала мою игру Света и двинулась за мной.

Парень постоял и последовал за нами.

– А что вам надо было от колдуна?

– Мы хотели рассказать ему про ведьм и спросить совета в войне с инквизицией, – бросил я через плечо.

– Ладно, стойте, вы меня переиграли! Лютобора нет, но я его ученик. Кто воюет с инквизицией?

– Мы. А скоро и все ведьмы. Позже, надеюсь, и люди присоединятся.

– Ведьмы?

– Вы слышали о духе Очищения? Он лечит всех ведьм от их проклятий. Взамен требует переложить проклятие на инквизицию.

– А почему присоединятся люди? – продолжал задавать вопросы парень.

– Думаю, скоро у людей одновременно появится сотня тысяч магов разом. Оставаться в неведении о войне они больше не смогут. Но что ты всё вопросы да вопросы. Как там в сказках было? “Ты сперва накорми, напои, а потом расспрашивай!”

Парнишка улыбался.

– Шли вы сюда за советом. А я думал, какой совет вам дать, ещё когда вы первый раз тут проходили.

Смотрел я на дела ваши в прошлом и вероятное развитие событий в будущем. Будущее не определено, но вероятности видно. Могу рассказать вам о некоторых “если”.

Если вы прекратите войну, то, скорее всего, расстанетесь в течение полугода, а погибнете в течение года. Оба.

Если вы продолжите войну, то, скорее всего, погибнете в течение года. Тоже оба.

Если вы спросите меня о магии, чародействе или о чём-то ещё, то погибнете через три месяца. Все трое, вместе с котом.

Если вы будете держаться друг друга до конца, то шанс выжить есть. Один шанс на троих.

А теперь, если вы хотите спросить, то спрашивайте.

– Ну ты прям как в сказке озадачил. После такой отповеди нам здесь как-то и есть и пить расхотелось.

– На то она и сказка, – улыбнулся паренёк.

– Давай назад не пойдём, а телепортом прыгнем. Надоел что-то этот лес с болотами, – предложил я. – Заодно телепорты испытаем. Я так понял, они индивидуальные. Переносит ровно одно тело и сразу закрывается.

– Давай.

Я достал сотовый, вывел перед собой фотографию минивэна в лесу. Представил себя рядом. Напитал новый телепорт энергией. Шагнул в облачко и… Вышел на том же месте.

– Что за фигня? – ругнулся я.

– У него, наверное, дальность ограничена. У меня три телепорта, у тебя сколько осталось?

– Два.

– Давай выясним, как далеко можно переходить.

– Я, кажется, догадываюсь: те же сто – сто пятьдесят метров. Дальность чувствительности ауры. Вон до того холма метров пятьсот? Сейчас попробую шагнуть…

Я зашёл в телепорт и вышел на том же месте.

– Я напитала телепорт энергией и примерно понимаю, куда получится шагнуть, а куда нет. Вот смотри! – Света шагнула в направлении холма, вышла и помахала мне рукой.

Я напитал телепорт энергией и стал думать о месте выхода. Когда я смотрел далеко, было понятно, что туда не получится. Ограничение дальности ощущается. Возможно, предчувствием будущего. Возможно, в телепорт встроена обратная связь.

Я телепортировался к Свете.

– Выходит, он нас с тобой обручил?

– Почему?

– Назад пойдёшь – помрёшь. Прямо пойдёшь – снова смерть. Вбок посмотришь – ещё быстрее ласты склеишь. Шанс только вместе. Держитесь друг дружку. По-моему, осталось сказать: “Аминь!”

– Аминь! – рассмеялась Света и скользнула ко мне в сознание.

– Аминь! – сказал я и скользнул в её.

Омск

“Не пытайтесь покинуть Омск” – вспомнил я старый интернет-мем.

– У нас уже есть в Омске исцеления ведьм? – спросила Света.

– Да, три штуки. Хочешь у них остановиться? Тебе снимать квартиры надоело?

– Нет, мне интересно, настороже ли здесь инквизиция или нет.

– В Омск вели телепорты. Мы сюда прыгуна отправляли их взбодрить. Так что должны быть настороже.

– Я подумала: а если использовать короткий телепорт для переноса конструктов через защиту?

– Для этого надо колдануть прямо рядом с их Центром. Если сработает сигнализация, набежит толпа. Но если их отвлечь с другой стороны…

А зачем ты туда хочешь отправить конструкт? Посмотреть Средневековье в естественных условиях?

– Я хочу туда полтергейст с Шипом отправить.

– А, я понял. Ты хочешь, чтобы они съехали, и затем купить их здание по дешёвке?

– Ладно, пошли сперва найдём, где жить, потом – где Центр, а потом начнём шутки шутить.

– Я знаю, как забрасывать туда конструкты без телепорта. И безопасно. Старая идея.

– Голуби? – догадалась Светлана.

– Они!

Мы арендовали квартиру на улице Карла Маркса. Оставили машину и отправились прогуляться на берег Иртыша. Я думал, что Центр будет где-нибудь на острове, как в Казани. Но пока мы шли к реке, вернулась пара поисковиков с информацией о вероятном Центре из двух разных мест. И реки в этом списке не было.

Однако мы не стали менять маршрут и пошли по набережной. Народу гуляло немного, поскольку был будний и пасмурный день. Мы глядели на красавицу-реку, а я думал о том годе, который остался у нас.

Колдун снял с меня груз страхов о детерминированности будущего. Но как-то так это сделал, что лучше бы мы его не встречали. Знать о высокой вероятности плохого события – это то же самое, что и детерминированность. Да, она не жёсткая, но она есть.

– Чтобы не попасть в ту развилку, что он нам определил, надо перестать заниматься магией. Вообще. Но я вряд ли смогу. Если попробовать, то, наверное, поэтому мы и расстанемся. Кто-то будет держаться, а кто-то будет срываться, – предположила Света.

– Мне всю жизнь нравилось учиться. Я и на работе делал только те вещи, что приносили знания. В магии такое обширное поле для исследований, что я знаю, кто будет срываться, – улыбнулся я.

– В общем, назад дороги нет. Разве только расстаться прямо сейчас и сломать его предсказание про первые полгода. А там, глядишь, сломается предсказание и про вторые полгода.

– Он не говорил “через полгода”, он говорил “в течение”. И я не хочу с тобой расставаться.

– И я не хочу. Но если ты не перестанешь об этом думать, то тогда мне придётся пойти на этот шаг, – огорошила меня Света. – Он это сказал не потому, что высокая вероятность, а потому, что хотел направить нас на нужный ему вариант развития событий. А ты знаешь, что нужно ему? Какие цели он преследует? С чего ты поверил, что то, что он говорит, правда?

– Светик!

– Нет! Ты неделю уже ничего не мастерил. Ты не сплёл ни одного нового операционного усилителя. Ты всё думаешь об этом чёртовом предсказании. Остановись! Ты статистику собирал по его предсказаниям? По вероятностям хотя бы кубики бросал. А этот колдун тебе два слова брякнул – и ты сдался? Лапки кверху?

Можешь сидеть вот тут вот на этой набережной, а я пойду полтергейст запускать. Стёпа, ты со мной?

– Мы с тобой! Мы оба!

– Тогда пошли, доведём до нуля стоимость земли под их Центрами!

Полтергейст-М был командным игроком. В его подчинении было несколько ударных конструктов, умеющих строить уменьшенные фаерболы и Шипы, несколько конструктов-разведчиков, умеющих заглядывать под ауры и смотреть характеристические числа, а также воровать плетения. Десяток конструктов-экспериментаторов, умеющих запускать сворованные плетения.

Полтергейст-М искал самых сильных магов и открывал на них охоту. Удар всегда со спины. Двумя Шипами, в сердце и в голову. Руководитель команды всегда управлял операциями издалека. Никогда не добивал. Спрятаться и выжить важнее, чем совершить диверсию. Цель – много диверсий, а не одна.

При открытии телепорта Полтергейст-М отправлял в него разведчика. Если разведчик возвращался с информацией, что эта дорога ведёт в другой Центр, то Полтергейст-М мог перебраться в него. Но делал это после не менее чем десяти устранений.

А ещё всю найденную Синеву Полтергейст-М должен был поглощать вместе со своими “сотрудниками”, распределяя её между всеми поровну. На характеристическом числе 200 должен был остановиться. Мы решили ограничить развитие, а то мало ли.

Ещё Полтергейст-М умел проклинать и выявлять проклятых. Выбирал проклятых в качестве цели для Шипа он только тогда, когда других целей не было. Поскольку количество проклятий было фиксировано (конструкт не может родить конструкт), то проклятиями он одаривал скромнее, чем Шипами.

На создание Полтергейста-М у нас со Светой уходит около пяти минут. Суммарное количество конструктов в нём, с учётом маскировочных, – двести.

Выплеснув в создание этого монстра всю накопившуюся у нас злость, мы занялись вопросом доставки его до цели. Но сперва решили посмотреть на здание Центра глазами.

Центров здесь два. Один скрывается под иллюзией частного дома на улице Герцена. А второй где-то в районе аэропорта. Туда мы отправимся потом.

Здание здесь невысокое. Всего четыре этажа. Я посмотрел на него в Сути и не увидел чего-либо опасного. Конструкты свободно проникали в здание, и мы его быстро обследовали. Здесь что-то вроде перевалочного пункта. Два этажа одних телепортов.

Мы посовещались и решили оставить тут четыре Полтергейста-М с задачей начать диверсии за переходами, а здесь не светиться.

– Этот Центр выглядит как уязвимость всей сети Центров, – сказал я. – Отсюда можно куда-нибудь пробраться!

– Может, в случае чего сюда могут прибыть большие силы и поэтому здание считается защищённым?

– Давай вызовем срабатывание сигнализации и посмотрим?

Мы отъехали подальше, затем я отправил конструкт, который должен был выплеснуть порцию Маны около нитей сигнализации возле здания.

На втором этаже открылись четыре телепорта, и восемь магов разбрелись вокруг здания. Наши диверсанты воспользовались моментом и ушли через открытые переходы искать себе цели. Дело было сделано.

В группе реагирования был один оборотень. Мне стало интересно, и я отправил конструкт заглянуть под его ауру.

– Свет, смотри! У него восемь заготовок!

– Давай стырим, посмотрим!

– Уже в процессе. Стоп. Одна из них не заготовка, а плетение в активном состоянии. Это похоже на кинжал того козла, только размещённый прямо в ауре. …Только одно из семи плетений отсутствует в нашей коллекции. Его тырим, а остальное не трогаем, чтоб было меньше подозрений.

– Отметь его в Сути и последи, сохранится ли связь с отметкой после того, как он через телепорт перейдёт, – скомандовала Света.

– Есть, командор!

Мы стали ждать, пока группа реагирования обследует периметр, ничего не найдёт и вернётся восвояси. Группа вела себя очень беспокойно. Вернулись к телепорту, затем опять вышли к месту срабатывания сигнализации. Затем снова вернулись к телепорту. О чём-то посовещались и ушли другим телепортом, нежели пришли.

– Ну что, видно отметку?

– Да, он как будто не уходил.

– А можешь понять, где он?

Я прошёл по ниточке, а затем осмотрелся вокруг. Кроме того, что он в многоэтажном здании, ничего понять было нельзя.

– Жаль. Давай грохнем его!

– Какая ты кровожадная!

– Шип в Сути мы попробовали, давай фаербол попробуем.

Я сформировал фаербол в Сути, он вошёл в цель и взорвался.

– Цель выведена из строя, командор! Жаль, мы не видим эффекта. Давай их всех так мочить? Хороший метод!

– Гляди, они вернулись!

Семеро магов выскочили из телепорта и побежали к месту, где мы тревожили сигнализацию. О чём-то разговаривали, размахивая руками.

Я поставил метку ещё на одном. Когда они ушли в переход, отправил Шип. Погасла ещё одна цель.

– Восемь негритят пошли купаться в море… Один сгорел, другой разбился. Пойдут ли шестеро снова купаться?