Скачать:  [epub] [epub2] [fb2]
Скачать целиком:  [epub] [epub2] [fb2]

Часть 8. Романтическая

По дороге домой

В домике у ж/д переезда мы провели практически безвылазно зиму. Я тренировал Светлану в чародействе, сам тренировался в магии. Паял и печатал разные штуки.

У Светланы оказался совсем нетехнический склад ума, поэтому те вещи, которые требуют какой-то въедливости и понимания, у неё получались плохо.

Например, у неё совсем не получалось использовать конструкты как интерфейс к телефону или компьютеру. Я же, когда понял, как аурным зрением смотреть на экран, то, конечно, сперва вынужден был долго привыкать, но потом мне стало всё равно, простым я зрением смотрю на экран или аурным. Даже больше: когда я смотрю аурным зрением, я могу делать ещё что-либо, используя обычное и аурное зрение, экран не выпадает из моего внимания.

Зато у Светланы получаются конструкты с большим потенциалом. Если нужен конструкт, чтобы что-то найти, или конструкт, способный к каким-то ловким манипуляциям, то она делает такой, почти не задумываясь.

Очень быстро Светлана научилась создавать конструкты, которые Степану поймать не удаётся, к каким бы хитростям он ни прибегал. По-моему, Стёпа схватил лишь штук пять её конструктов за всё это время. Я регулярно прошу Драко синхронизироваться с Ритой в умениях. В результате жизнь у Степана наступила грустная. В какой-то момент он практически прекратил попытки поймать конструкт.

Мы израсходовали часть Синевы и подняли свои уровни до 21-22-22. Однако эти месяцы я регулярно собирал дань со всех сборщиков и в итоге сумел накопить почти сорок гигаджоулей. Задуманная мной провокация уже торчит мачтами из-за горизонта.

Поначалу я делал набеги и на артефакты-накопители, но потом враги что-то поменяли в системе защиты, и мои конструкты стали гибнуть. Чтобы понять, как с этим бороться, нужно приехать на место, а я занимался обучением Светланы.

Шиза у Светланы тоже не появилась. Я пытался заставить её рассуждать о какой-то вещи с разных сторон, но, повторюсь, стиль мышления у неё совсем не технический, и ей этот подход чужд.

Зато заклинания Светлане удавались. Я вот не понимаю, как это работает, и продвигаюсь очень медленно. А ей понимание не требуется. Попробовала – получилось – запомнила и применяет. Заклинание фаербола она делает любого вида. Можно здание уничтожить, можно свечу зажечь.

А я исследовал фаербол и другие зарисовки. Вычленил из них общую часть – материализацию. Сейчас я могу создавать из энергии какие-то простые вещи. Трудно объяснить словами, но выглядит это как заполнение узла нитей энергией с трёх сторон. Если сплести три нити, чтобы они стали одной (понятие “сплести” тут уже не очень подходит), то в месте их соединения получается какой-то результат.

Результат зависит от пропорции энергий по трём нитям. Закономерность мне уловить не удалось, но я построил табличку через пять процентов. Выяснилось, например, что если смешать красную, зелёную и фиолетовую энергии в соотношении 25:10:65, то выйдет железо. А сдвигаешь пропорцию хоть на один процент, получается что-то другое.

О фиолетовой Мане я узнал из подслушанных лекций. Оказывается, существует и такая, но в окружающем нас мире её мало. Я выделил её из золотой и чёрной Маны. Вообще, экспериментируя с Маной, я всё больше убеждался, что нет разницы, красная Мана или зелёная. Это как спектр света. Просто почему-то какие-то цвета плохо смешиваются, а какие-то хорошо. Я пробовал выделять из золотой Маны такой цвет, как мне хочется. Отлично получается.

Плетение материализации работает, даже если все три компонента материализации одинакового цвета. Но если взять красную, зелёную и фиолетовую Ману в соотношении 25:10:65, смешать, а затем пропустить смесь через плетение материализации, то железа не получается.

Материализация работает и в случае соединения пяти потоков. В целом какая-то нелогичная эта магия: берём поток, разделяем его на пять, затем пять соединяем в общий – получается материальный результат. И энергетически материализация тоже непонятно себя ведёт. Например, чтобы нагреть до ста градусов литр воды надо потратить где-то триста пятьдесят килоджоулей энергии. Но если потратить эквивалент трёхсот пятидесяти килоджоулей Маны на материализацию, то получится где-то двадцать грамм металла. А иногда вкачиваешь сотни мегаджоулей – и на выходе несколько грамм какого-то газа.

На базе материализации в фаерболе сделаны удерживающие энергию стенки. Пока энергия на эти стенки расходуется, то он просто летит. Когда энергия на стенки перестаёт тратиться, то он взрывается. Энергия высвобождается.

Я попробовал взять энергию внутри стенок и запитать ей сами стенки. Получился светильник. Можно отрегулировать прочность сетки-стенок – и светильник будет излучать только свет или только тепло (свет в инфракрасном диапазоне). Если сплести несколько слоёв, то можно получить простой накопитель энергии. Чем больше в нём энергии, тем прочнее стенки.

Такой накопитель расходует часть энергии, которую хранит на содержание хранилища. КПД тем выше, чем больше в нём энергии.

Если такой накопитель делать вокруг предмета, то иногда предмет увеличивает плотность накапливаемой энергии, а иногда уменьшает. Металл позволяет накопить в четыре раза больше, чем воздух. В фантастических книжках пишут, что накопители делают из алмазов, надо будет попробовать, но у меня сейчас нет этого самого алмаза.

Надо бы составить табличку “материал – плотность энергии”. Возможно, глядя на такую классификацию, пойму основы магии. Но на всё это пока не хватает времени.

Мы со Светланой запланировали поездку на Урал. Светлана хочет проведать отца. Я хочу увидеть своих родных. К сожалению, моё подпольное положение не позволит мне с ними пообщаться. Но хоть конструктов им повешу.

По дороге хотим оставить сборщиков над разными городами, выяснить, что за защита теперь на накопителях, а также попробовать провокацию со стационарными телепортами.

Я напечатал на 3D-принтере небольшого размера вездеходик на гусеницах. Два моторчика крутят колёсики, вездеходик едет. Просто платформа и две гусеницы. На платформе две штанги удерживают третью штангу с грузом. Выглядит как детские качели на гусеницах. Качели могут качаться и менять длину. В одну сторону медленно (моторчик), а в другую сторону быстро (пружина). Моторчик сжимает пружину – и качели укорачиваются. Потом электромагнит высвобождает пружину – и качели удлиняются.

Получилась странная фигня, но она работает! Едет вездеходик, на нём солнышком вращаются качели с грузом. Потом пружинка освобождается, и вездеходик подпрыгивает где-то на десять сантиметров и переносится на полметра вперёд. После приземления клюёт носом, а от переворачивания его спасает только специальный штырь-упор.

Зачем я эту машинку сделал? Ну просто попробовать хотелось. А цель – перепрыгнуть порожек телепорта. Стационарные телепорты не от земли почему-то идут.

Помимо качелей, на вездеходике есть видеокамера и несколько коробочек с подслушками. Пластиковый вездеходик выдерживает прыжков пять, потом от него начинают отваливаться части.

Мы приехали в свой город, запарковались на обычном месте у больницы. Осмотрелись и поднялись на крышу, где встретились в первый раз.

Мои камеры продолжают здесь снимать, как ни в чём не бывало. Я не понимаю, почему после визита эльфов ко мне домой никто не заинтересовался ими. Обошли все четыре телепорта и поставили перед каждым по вездеходику. И ещё один в центре.

Специально для этой диверсии мы долго тренировались со Светланой запитывать плетение при помощи конструкта. Светлана делает плетение, а я его запускаю, и наоборот.

Вернулись на парковку и отправили четыре конструкта запитать плетение телепортов. Спустя несколько секунд от начала операции телепорты открылись. Я отправил в них один за другим своих прыгунов, а затем конструкты выключили питание телепортам.

Мы приникли к экрану, на который передавались картинки с камер. Скорость связи, увы, не позволяла показывать полноценное видео, но кадра в пятнадцать секунд вполне достаточно.

– Воздушная тревога! – раздавалось из динамика на каждом вездеходике. – Пожалуйста, покиньте помещение! В противном случае вы будете ликвидированы! Время до атаки – восемьдесят девять секунд! Воздушная тревога!..

На то, что хоть один из них доживёт до конца обратного отсчёта, я и не надеялся. Так и произошло. Рекорд по продолжительности жизни у вездеходиков составил двадцать семь секунд.

Как я и предполагал, эффект внезапности привёл к тому, что каждый вездеходик был разрушен случайным способом. В какой-то прилетел фаербол. Другой был схвачен руками и разбит о стену, третий топтали ногами. Один раздавила рухнувшая перегородка. В общем, весело.

Самое важное, что несколько спичечных коробков с подслушками при этом варварстве выжили и продолжили функционировать.

Очень удивила геопозиция на карте, переданная прослушкой. Группа захвата, высыпавшая из телепортов спустя пять минут этой суматохи, разговаривала на русском языке. А вот место, откуда она прибыла, находилось почему-то на реке Шпрее в Берлине. На острове Либес.

Когда один из телепортов открылся для группы реагирования, в него запрыгнул пятый вездеходик. Геопозиция, которую передал пятый, была та же самая, что и в четырёх предыдущих случаях.

Интересно, что группа захвата до перехода через телепорт разговаривала на немецком языке, а после – на чистом русском. Как-то всё это нелогично. Сплошные вопросы “зачем?”, “почему?”.

Мы посмотрели по карте, в поисковиках. Ничего особенного об этом острове не нашлось. Надо ехать смотреть глазами и конструктами. Но мне туда путь заказан из-за моего подпольного положения.

Странный результат.

Диверсия включала в себя не только технологическую вылазку, но и чародейско-магическую. На каждом вездеходике находился модифицированный боевой конструкт с солидным запасом Маны разного цвета и заготовками плетений. После прохождения телепорта он начинал расшвыривать в разные стороны небольшие фаерболы, светильники, распылять вокруг себя Чернь, бросаться конструктами с Чернью и проклятьями. Фаерболами конструкт должен был целить в потолки, перегородки с целью разрушить инфраструктуру. Конструктами с чернотой он должен был стрелять по живым целям.

Командовал всей вакханалией Драко. Я не планировал его туда отправлять, но он сам напросился. Сообщил мне, что наберёт ценного опыта, а если, дескать, не вернётся, то Рита поможет мне сделать нового.

К слову сказать, я сейчас уже не смог бы сделать нового Драко. То есть смог бы, но только с помощью Драко или Риты. Я могу создать конструкт, которому они передадут все свои умения. А вот без них придётся с нуля обучать, развивать. Так что Драко для меня – очень ценный кадр. Я его воспринимаю как живое продолжение себя. Этакое третье полусознание. Ну и когда он попросился, то отказать ему я не мог.

План по Драко был такой. Он управляет хаосом сколько может, но при этом в хаосе не участвует. Занимается разведкой и поиском накопителей Синевы. На обратном пути подбирает выживших командиров вездеходиков, затем проходит через телепорт с группой захвата, которую, как я предполагал, должны выслать обязательно.

Когда появилась группа захвата, Драко не вернулся. Я расстроился. Мы со Светланой сидели, смотрели видео, слушали приходящее аудио, а настроение у меня было ни к чёрту.

Драко жил у меня с тех же времён, что и Стёпа. Я к ним обоим привязался настолько, что только сейчас осознал, как они мне оба дороги.

Мы вернулись к Светлане домой, а я всё думал о замене Драко.

– Нет, на этой же картинке я нового делать не буду, – решил я.

– А на какой?

– Не знаю. Утро вечера мудренее. Сейчас как-то пакостно на душе, даже думать об этом не хочется. Будто частичку себя потерял.

Всё валилось из рук. Светлана осталась просматривать видео, переводить немецкое аудио (тоже новая проблема всплыла), а я лёг спать.

А разбудил меня… скользнувший в ауру Драко. Он излучал столько удовольствия и радости, что у меня даже язык не повернулся матюкнуться на него!

Оказывается, к тому моменту, как ему уже пора было возвращаться, он только-только нашёл накопители Синевы и Маны. Всё было как в Школе, только стояла защита. Над этой защитой он и ломал голову с полночи. Использовал для опытов троих командиров-конструктов и подобрал ключик. Защита, как оказалось, очень сильно жрёт энергию Жизни. Два командира погибло сразу. А третьего он отправил с Чернью. Защита сдохла, Драко умыкнул двенадцать гигаджоулей Синевы. Затем он просто сам открыл телепорт и вернулся через него.

Чтобы Драко открывал телепорт – такого мне даже в голову не приходило. План был, что он ждёт группу захвата!

После диверсии мы думали заняться вопросом новой системы охраны накопителей, а Драко решил две проблемы за одну вылазку. Мы с ним модифицировали конструкты, собирающие Синеву, и отправили их по всем известным точкам. К вечеру следующего дня у меня было больше шестидесяти гигаджоулей Синевы.

Мама постарела за те полтора года, что я её не видел. Это так грустно – замечать, как родители стареют!

Увидев её, я понял, что не могу просто так проехать мимо. Не вышло у меня ограничиться одними наблюдениями со стороны, и я встретил маму по дороге с работы домой.

Светлана со Степаном страховали, наблюдая вокруг. В случае чего должны были меня предупредить.

Сочинил ей историю (пришлось сочинить), что теперь у меня страшно интересная работа на ФСБ по поиску и поимке террористов. Нет, не опасная, поскольку я чисто электроникой занимаюсь, но секретная. Что вот послали в командировку и тут я проездом на пятнадцать минут. Что работаю теперь часто за границей. Когда буду в следующий раз – не знаю, но напишу.

Про меня никто не спрашивал, никто не приходил, ничего не узнавал.

Маме посадил лечебный конструкт. Потом навестил брата и сестру. Сестре выдал приличную сумму денег, сказал, что премия, заработал.

В общем, покидал Кузнецк я с тяжёлым сердцем. Почему-то казалось, что родных больше никогда не увижу. Эх, откуда такие предчувствия?

Стёпа-людоед

А со Стёпой происходило нечто непонятное. Он всё так же мурлыкал у меня на коленках. Обожал находиться в слинге. Теперь без Стёпы практически невозможно было никуда уйти. И вот в городе, где много людей, кот, сидя в слинге, стал временами шипеть.

– Стёпа, что ты шипишь?

А он выгибает спину, когти растопыривает и шипит на кого-то.

Примерно так же он шипел, когда сидел на дереве около Анис-озера. Чувствует кого-то или что-то и шипит. А кого? Что?

Я осматривал конструктами всё вокруг – никого нет. А Стёпа шипит. Непонятно.

А ещё у него растёт уровень. Синеву он не употребляет, а уровень растёт. За зиму уровень вырос до 52-53-53. У Храна то же самое. Энергии в Стёпе как в атомной бомбе! Временами даже страшно. Всё же это животное, интеллект у него кошачий, в случае чего воззвать к логике не выйдет.

Зимой я пытался ещё раз заглянуть к нему в голову. Он опять разрешил посмотреть своими глазами, а затем снова влез в мою голову и вырубил меня.

Я когда ещё в голубя заглядывал, пришёл к пониманию, что можно в него так вломиться, что голубь умрёт, а я останусь в его теле. Так вот, Стёпа примерно до такого же уровня вламывается в моё сознание. Только чуть-чуть не доходит до конца.

После этого… гхм… опыта я приходил в себя где-то неделю. Больше, разумеется, экспериментировать и не пытался.

Возможно, так сильно он на меня влияет потому, что количество энергии у него много выше. А может, другие причины. Но рисковать я больше не хотел.

Когда аура Светланы побелела, то первое время Степан и на неё шипел. А потом успокоился. Мурлыкает у неё на руках так же, как у меня.

Случилось это на подъезде к Казани. Мы решили заправиться и перекусить на большой заправке с несколькими кафешками. Сперва заехали на заправку. Пока ожидали очереди, я осмотрел все здания впереди. В одном из кафе было два мага. Обнаружив их, мы решили пообедать где-нибудь в другом месте. Дорога с заправки пролегала мимо того кафе, но я не видел в этом опасности, поскольку магов мы встречаем довольно часто.

Мы медленно двинулись к выезду. Когда эти маги стали доступны в пределах чувствительности ауры, Стёпа зашипел. А потом всё вокруг засветилось расширившейся Стёпиной аурой. Ауры этих двух магов погасли, а Степан перестал шипеть. Мы проехали ещё метров пятьдесят, и я остановил машину. Вокруг внезапно упавших двух тел в кафе суетились люди. А Степан лежал, мурлыкал и потягивался.

Мы стали думать, что с этим теперь делать. Если Степан начнёт их жрать в городе, то рано или поздно навлечёт на нас всеобщую атаку. Будут нас всем миром уничтожать, как тех магов из их мифов.

А как объяснить это Степану? Я решил заглянуть ему в голову и попытаться внушить, что поедание магов опасно для нас со Светой.

Заглядывание в голову такому коту может закончиться плохо. Светлана предложила мне использовать Синеву и поднять свой уровень до пятьдесят пятого. Чтобы я был уровнем выше, чем Стёпа. На всякий случай.

Я посчитал, пятьдесят пятый уровень – это почти девять гигаджоулей, только один уровень. А с предыдущими уровнями это сожрёт весь наш запас Синевы, что мы так долго копим, и отказался:

– Нет, не получится.

– Почему?

– Во-первых, это сожрёт уйму Синевы.

– Соберём новую! Лучше подстраховаться! Ты когда неделю валялся без сознания, я чего только не передумала!

– Во-вторых, нашей Синевы хватит только до сорок шестого уровня.

– Ты же говорил, девять гигаджоулей надо на пятьдесят пятый уровень?

– На сам пятьдесят пятый – да, а на все уровни до него вместе с пятьдесят пятым надо сто семнадцать гигаджоулей. Но есть и главное.

– Главное? Что?

– Я не хочу употреблять всю Синеву в одно лицо. Это неправильно. Мы решили, что двадцатого – двадцать второго уровня достаточно. И так пять гигаджоулей на это ухлопали. Если мы с тобой начнём жрать Синеву, то станем похожи на них. Может даже, у тебя или у меня уши вырастут. Нет. Давай попробуем аккуратно объяснить Стёпе, что если он будет жрать магов, то маги убьют тебя и меня. Поехали куда-нибудь в лес, у меня есть план!

Мы ехали в направлении Казани, и я искал какую-нибудь отворотку в лес. Но тут были в основном поля с узкими лесополосами. Только через час поисков всё-таки увидели подходящий лесок с грунтовой дорогой. Я проехал по грунтовке, нашёл ещё ответвление, совсем уже не проезжее. Свернул на него и встал.

– Здесь машину не найдут несколько недель. Надеюсь.

– Что ты задумал?

– Давай вместе это сделаем? Двоих Степан не убьёт. А если убьёт, то в ком-то останется два сознания.

– Как это?

– Сначала мы объединим сознания с тобой. Потом я вторым сознанием пойду к Степану. Если он меня убьёт, то моё сознание останется в тебе и, вероятно, сможет вернуться в моё тело.

– Но… Я не могу, – невнятно пробормотала Светлана.

– Чего ты не можешь?

– Объединять сознание с тобой.

– Почему? Там есть что скрывать?

– Да. То есть нет… То есть да. В общем, я не хочу.

– Ну ладно, тогда возвращаемся к плану А. Если что, конструкты позаботятся о пропитании и так далее. Думаю, всё будет хорошо.

– Погоди. Нет. Давай вместе!

– Ты точно решила?

– Точно.

– Тогда… он сказал: “Поехали!” Главное – не думай о белой обезьяне!

Я слил наши со Светланой сознания, и меня затопила нежность.

М-да. Какой же я ботан вообще! Ничего, кроме программ, структур, конструкций, магии и чародейства, не вижу!

Нет, я, конечно, иногда смотрел на Светлану как на женщину, но потом отгонял от себя это наваждение.

Вместо воспитательной беседы со Степаном у нас получилась другая история.

– Какой ты смешной!

– Ну а ты? Хоть бы как-то намекнула, что ли… А вообще, что ты во мне нашла?

– Когда герой спасает девушку, то часто так бывает.

– Не неси чепухи, я сейчас сам посмотрю! Какой там герой?

– Уж какого бог послал!

– Если Стёпа меня прикончит, а я останусь в твоей голове, что будем делать?

– Жить с этим.

– Ну что, заглянем в Стёпино сознание? – вернулся к задаче я.

– Может, всё-таки сначала поднимем твой уровень? Пусть будет хотя бы сорок шестой.

– Мне кажется, что если вломиться в голову, то уровень не важен. Вот посмотри мои воспоминания.

– И всё-таки!

– Кстати, попробуй раздвоить сознание! Смотри, как это делается!

– О, и правда просто. Сейчас! Получилось!

– Попробуй одним сознанием прийти ко мне, а вторым оставайся тут.

Я снова стал одним человеком. Когда два сознания перекрещены с двумя другими сознаниями в разных телах, то каждое из тел воспринимается как своё. И сознание получается как у одного человека.

– Это как Маны разных цветов перемешать! – пришло мне на ум.

– А оно разберётся назад?

– Не знаю, теперь уже не важно. Пошёл я в гости к Степану.

– А где он?

– Вот же, между нами лежит и мурлыкает.

Я-мы вошли в сознание Степана, и замурлыкали все трое. Или все двое в трёх телах.

– Стёпа, нельзя есть ауры магов!

– Они гадкие, их должно быть меньше!

– Они гадкие, но если ты их будешь есть, то они убьют меня и… меня.

– Мне нравится их есть!

– Стёпа, их можно есть, но когда я или… я разрешу.

– А ты мне будешь разрешать, правда? А ещё можно я съем вот этого…?

– Храна? Нет, Стёпа, он заботится о тебе. Приносит тебе еду, лечит! Лучше научись им управлять!

– А как?

– Смотри, вот так думай. Видишь, он тебя слушается? Он залечил тебе лапку, помнишь?

– Диана отвезла меня к тому человеку, который её отрезал!

– Иначе ты бы умер, Стёпа.

– Выпустите меня!

Я-мы отпустили Стёпу из сознания. Затем попытались разделиться. Что-то получилось, что-то нет.

Я очнулся в своём теле, но какая-то часть воспоминаний Светы осталась у меня, а какая-то часть моих осталась у неё.

– Если я сейчас возьму винтовку, то, наверно, смогу попасть в банку со ста метров! – предположил я.

– Спорим?

– На что?

– На желание!

– Спорим! А какое у тебя желание? Мне лучше проспорить или выиграть?

– Бери винтовку, пошли стрелять!

Казань

Слияние оставило на нас не только взаимный отпечаток памяти. Стало очень просто устанавливать мысленную связь друг с другом. Причём и со Степаном тоже. А ещё, не знаю, может быть, от слияния сознаний, а может, от иных способов слияний, которые у нас теперь происходят, у обоих выросла сложность аур. 25-25-25.

– Надо исследовать этот вопрос! – задался целью я.

– Как?

– Набрать статистику!

– Какой ты смешной!

– Я серьёзно!

Света научилась управлять телефоном в ауре. А ещё она научилась водить машину. Теперь в длинных перегонах она может вести, только у неё нет прав. Надо будет решить этот вопрос, как вернёмся из поездки.

Дополнительное зрение при помощи конструктов очень помогает в вождении. Особенно новичку. Правда, Свету не назовёшь новичком: у неё теперь весь мой многолетний опыт есть.

Когда Степану что-то нужно, он заглядывает мне или Свете в голову и спрашивает. Он, конечно, это делает не на русском языке, а на своём, кошачьем. Но мысли его понятны, и перевести их в слова очень легко.

На подъезде к Казани Света нашла квартиру сравнительно недалеко от центра. Остановившись в ней, разослали в разные стороны конструкты в поисках вражеских накопителей, а также иллюзий.

Я нашёл несколько мест с иллюзиями в Питере и под Питером. Но исследовать их у меня уже не было времени, а в маленьких городах по дороге конструкты иллюзий не нашли.

И вот здесь, в Казани, конструкт принёс информацию, что на речке Казанке, на маленьком островке между Кировской и Кремлёвской дамбами тоже есть иллюзия.

Я поискал парковку и нашёл ближайшую прямо в ста метрах от островка.

Мы вышли и стали рассматривать. Островок выглядит как просто отмель, поросшая травой. С виду ничего примечательного. Однако если смотреть конструктом, то здесь примерно такая же картинка, какую я видел в Мурманске на малом озере: нечто с пятнадцатиэтажное здание находится под землёй, а в данном случае ещё и под водой.

– Драко, посмотри, есть ли что-то общее с защитой здесь и тем, что ты взламывал в Берлине?

– Погоди, пусть Рита посмотрит! Она тоже хочет проявить себя!

– Хорошо, пусть Рита.

Рита исследовала остров. Площадка шестьдесят на восемьдесят метров. Вокруг площадки дамба. Видимо, на случай подъёма воды. За дамбой четырёхэтажное здание и пятнадцать этажей под землёй. Защита стоит очень серьёзная. Конструктам не проникнуть: вся жизненная энергия из них сразу высасывается.

Драко и Рита летали вокруг этого, а мы думали: как же заглянуть вовнутрь? Вопрос разрешил Степан. Он влез в наше мысленное общение и спросил:

– Можно мне сожрать это?

– Стёпа, а ты не подавишься?

– Выглядит вкусно!

– Я боюсь, Стёпа, вдруг тебе плохо станет?

– Тогда я просто перестану есть!

До островка было метров шестьдесят. Мы оставили Стёпу на берегу, а сами отошли подальше. Попросили Стёпу подождать минут двадцать, пока под камерами пройдёт достаточное количество народу. Степан потянулся аурой к островку. Аурный купол над островом накренился, засветился. Сработала защита, вокруг острова появился материальный купол. Энергия потоком устремилась от острова к берегу. Материальный купол осыпался осколками. Иллюзия пропала, прохожие остановились и стали смотреть, снимать происходящее.

Посреди реки стояло серое здание, окна в нём светились. В окнах бегали люди. Стёпина аура потянулась к ним…

– Степан, стой!

– Нет!

Через минуту в здании не осталось ни одного живого мага. Стёпа прибежал и юркнул ко мне в слинг.

– Ну что ты наделал?! Мы же договаривались, что жрать магов будешь с разрешения!

– Но ведь вы разрешили!

– Защиту сожрать, а не всех, кто там есть.

– Очень вкусно.

Стёпа свернулся калачиком и замурлыкал.

Рита и Драко в этот момент обследовали внутренности здания. Нашли три накопителя – с Маной, Синевой и фиолетовой Маной.

– Интересно, первый раз вижу фиолетовую Ману в таких количествах. Заберём? – предложил я.

– Забирай, а Рита Синеву унесёт.

– Ого! Мы накопили половину намеченного! У нас около сотни гигаджоулей!

– Смотри, что творится!

– Что ты сделала?!

– Не я, это случилось, когда Драко забрал фиолетовую Ману!

Вода вокруг острова превратилась в чёрную жижу. Жижа эта булькала, бурлила и поднималась. Обволакивала здание. Затем поглотила его полностью. Потом раздался какой-то страшный визго-крик. Я такой слышал, когда изгонял проклятие. Только в этот раз сила крика была очень большой! Мы оглохли.

Жижа устремилась вниз. Здания под ней почему-то уже не было. В воде образовался провал метров двести шириной и очень глубокий. Дна не было видно ни конструктами, ни глазами. Вода в реке, как бы опомнившись, хлынула в этот провал. Минут десять он заполнялся, а затем всё кончилось.

Со всех сторон к берегу бежали маги. Стёпа оживился.

– А их можно сожрать?

– Стёпа! Ты уже выполнил и перевыполнил сегодняшнюю норму. Если кто-то из них поймёт, что это мы всему причина, то нас убьют!

Маги останавливались на берегу, смотрели в воду. Производили какие-то заклинания. Драко и Рита судорожно запоминали.

– Пойдём отсюда? Мы, увы, не узнали назначение этой постройки.

– Здесь столько народу снимало видео – что будет в соцсетях?!

– Пойдём посмотрим из дома? Здесь уже делать нечего.

– Пошли.

Мы не спеша добрались до машины и поехали домой.

Раз уж получилась такая провокация, то я отправил конструкты ограбить все накопители энергии города.

– Пока доедем до Екатеринбурга, мы, видимо, наберём Синевы для нашей задумки. Она копится у нас сумасшедшими темпами!

– Пошли статистику собирать, учёный!

– Статистику?

Я скользнул сознанием в сознание Светы… День завершился.

Контратака

Из Казани мы направились в Пермь, заезжая во все населённые пункты по дороге. Почему-то нам не приходило в голову, что кто-то из магов может посмотреть на карту похищений и диверсий, а затем предугадать наш дальнейший маршрут.

Это случилось в Глазове, небольшом городке между Казанью и Пермью.

Мы не планировали задерживаться здесь надолго. Просто заехали в какой-то двор. Машина стояла на парковке, шторки её были задёрнуты, мы лежали и обсуждали, что этажерку неплохо бы сдвинуть левее и сделать у́же, а спальное место расширить, чтобы стало удобнее.

Конструкты летали по городу, Драко ими управлял и их синхронизировал. В момент, когда он посчитает, что нашёл все накопители, он скомандует им. Очередное ограбление состоится.

Вдруг Степан зашипел.

– Стёпа, что случилось?

На улице посветлело. Я привстал и выглянул из-за шторки: всё озаряло жёлтое свечение. Этакое жёлтое молоко разливалось по улицам. Оно было материально и нематериально. Как жидкость, оно заполняло каждый уголок. Как газ, оно проникало сквозь предметы.

Мы не успели ничего предпринять. Да и не знали, что тут можно сделать. Счёт шёл на секунды – пожалуй, ничего бы мы и не успели. Жёлтое молоко затопило наш минивэн, наши ауры. Вокруг осталась только желтизна и… два наших сознания, которыми мы были соединены в этот момент.

– Что это?

– Не знаю. Похоже на оружие массового поражения!

– Ты чувствуешь своё тело?

– Нет.

– И я нет.

– Мы что-то можем сделать?

– Вряд ли, только наблюдать.

Я-мы стали смотреть во все стороны, но кругом была только жёлтая жидкость. Мы-я напрягались, пытаясь увидеть ауры, конструкты, плетения, но всё заливал один жёлтый свет.

– Сколько времени прошло?

– Времени? Оно здесь есть?

Кажется, что время идёт, но также кажется, что оно стоит. Время движется лишь при произнесении мыслей.

– Вечность уже прошла?

– Или две вечности.

– Попробуй высмотреть Синеву.

– Всё время пробую. Погоди, я, кажется, понял. Надо смотреть в Суть!

Попытки увидеть Суть увенчались успехом, жёлтое молоко расступилось, уменьшилось, стало очень простым. Молоко изливалось из большой сложной тени.

– Ты помнишь, как я выгляжу в Сути? – спросил я Свету.

– Да.

– Ищи меня! А я буду искать тебя.

Поиски оказались тщетными. Мы нашли несколько людей, все они были без сознания. Но найти нас у нас не получилось.

– А тут только смотреть можно?

– В каком смысле? – не понял я.

– Можно воздействовать на Суть?

– Для этого нужны органы воздействия. У меня их нет.

– Но органы осязания Сути же есть?

– А ты видишь мою тень? – спросил я, не прекращая попыток отыскать какой-либо якорь, зацепившись за который можно будет установить связь с реальным миром.

– Да, а ты мою?

– Да.

– Тени где-то связаны с телами!

– Похоже, это где-то в бесконечности!

– Давай заткнём этот жёлтый фонтан?

– Как?

– Вот как ты плетение делаешь, так же. Давай его сузим до нити и завернём обратно?

– Пробуем?

Большая тень, изливавшая желтизну, наполнилась ей. Странно, она её изливала, но не содержала. А когда мы вернули поток в неё, то она пожелтела, а затем погасла. Желтизна вокруг нас пропала, но лучше от этого не стало.

– Я нашёл Степана. Он, похоже, спит!

– А тело ты его видишь?

– Да!

– Войди в него и буди его!

Кто-то из нас поглядел глазами Стёпы. Он лежал между мной и мной в минивэне. Он-мы выглянули в окно. По улицам шли маги.

– Стёпа, не трогай их! Разбуди лучше нас!

– Они вкусные!

– Стёпа, видишь, нас почти убили? Не трогай их, пока не полезут в машину!

– Хорошо.

Мы вышли из Стёпиного сознания.

Боль в руке заставила меня очнуться. Кровь. Вся рука в крови. Я посмотрел – это Стёпа точит когти о меня.

– Стой! Я уже проснулся.

Второго сознания не было. Стоп, оно было, но застряло в Светлане?! Моя аура была бордовая. Аура Светланы – почти чёрная.

– Драко? Драко нет.

Я достал энергетический конструкт из ауры.

Сознание отметило, что из всех заготовок плетений, что у меня есть в ауре, оно ощущает только три. Без Драко. Складом в ауре Драко заведует!

Я влил жизнь в ауру Светланы.

С неба спустился мыльный пузырик и упал мне на нос.

– Драко?

Драко был, похоже, не в себе.

– А где же Рита? А вот она! Рита! – Рита откликнулась. – Помогай!

Она вытащила свой энергетический конструкт и стала заливать из него энергию Свете.

– Я их сожру?!

– Кого?

– Тех троих магов, что стоят у машины.

– Жри, не отвлекай!

Второе сознание внезапно проснулось и вернулось ко мне.

– Где мы? – спросила Светлана.

– Всё там же. В машине. Надо выбираться отсюда.

Я выглянул за шторку. Три тела лежали на дороге. Ещё пять – в стороне… Вся улица была усыпана телами.

Я пересел на водительское место, тронул машину и отъехал квартал, стараясь никого не задавить.

– Они их всех убили?

– Нет, все без сознания.

– Давай уедем отсюда, – попросила Света.

– Нет. Наверняка нас караулят на выезде из города. Будем ждать в машине.

– Машина пройдёт сквозь телепорт?

– Должна. А ты можешь что-то представить?

– Да, наш домик, где ты учил меня магии.

– Тогда открывай телепорт!

Света открыла переход, и я проехал в него. Чтобы проехать через переход, пришлось врезаться в забор, сломать его, иначе кузов машины остался бы в переходе.

Я выскочил, схватил коробочку подслушки и бросил её в окно телепорта. Открыл ноут в поисках сети…

– Так и есть. Пока телепорт открыт, то даже волны вайфая через него проходят!

– Ты неисправим!

Прошла минута, и переход закрылся. Мы снова дома.

База знаний магии

Телепорт уже второй раз выручает из затруднительной ситуации. Но у меня остался всего один.

Нужно решать этот вопрос.

Я сел за работу и потратил неделю, чтобы узел за узлом, ниточка за ниточкой сплести такой же. Да, я не понимаю, как он работает, но скопировать у меня получится?

Опыт с моим телепортом делали во дворе. Я смотрел на забор, представлял себе его в деталях, пытаясь открыть телепорт на десять метров. Напитал энергией… И ничего не произошло.

– Свитки! Эти заготовки надо называть свитками! – сказала Света.

– Почему?

– В играх так. Используешь свиток, он у тебя пропадает. У нас было три свитка телепорта. Теперь остался один.

– Нам надо этот перенести в нашу “Книгу Магии”, но как?!

– А ещё я вот что подумала: а как эти маги друг друга различают?

– В каком смысле?

– Они же друг друга не убивают. Значит, понимают, кто свой, а кто нет. Не могут же все знать друг друга в лицо?

– Слушай! У меня с семи человек артефактов налутано, мама не горюй! Надо поглядеть, есть ли там семь примерно одинаковых.

Я вынес одеяло во двор, постелил на траве, высыпал кучу барахла, и мы стали смотреть.

– Смотри, булавка, похоже, с Чернью!

– А эта пуговица – с Синевой.

У каждого артефакта внутри было какое-то плетение. Иногда оно работало, некоторые вроде уже выдохлись.

Я выбирал всё, что светилось в аурном зрении, но многие вещи уже не светились. Впрочем, и от тех, что светились, мало толку.

Плетения я уже устал в компьютер зарисовывать. Да и эти зарисовывания, похоже, бесполезны. Вот телепорт даже с оригинала скопировать не вышло! Что говорить о вручную перенесённом рисунке? Вероятно, рисунки пригодятся, когда наконец пойму “как это работает”.

Рассортировав все вещи, мы нашли семь одинаковых медальончиков. То, что и эльфы, и охотники носили одинаковую вещь, было подозрительным.

– Похоже, это и есть идентификация!

– Но тут ни капли магии! – заметила Светлана.

– Наверное, оно питается от энергии ауры, а сейчас выдохлось.

– Интересно, тех эльфов не убили, когда они без меток заявились в город?

– Да хоть что с ними сделали, мне неинтересно. То, что я их не убил, – это для них большое везение!

– Ну что, поехали в город?

В городе нам нужно отдать машину в ремонт: от столкновения с забором разбились обе фары, погнулся бампер. Ну а заодно решили поглядеть на идентификацию магов. Вдруг что получится понять?

– А я поняла, как отличить настоящий телепорт от неработающего.

– Как?

– Смотри, вот два фаербола. Этот не работает. В плетениях выглядят очень похоже, но я некоторые нити чуть-чуть толще сделала.

– По виду не отличишь!

– А ты смотри не по виду, а по Сути!

В Сути настоящие фаерболы выглядели как бутылочка с длинным горлышком, а сломанный – как цилиндр.

– Видишь? В Сути видно, что вот здесь скопится энергия. А у этого такого места нет!

– Я тебе говорил, что ты гениальная девочка?

– Скажи!

– Ты гений! Надо будет попробовать плести телепорт, глядя на его рисунок в плетении и на его Суть, которая получается.

– Мне кажется, что если понимать, то можно прямо в Сути и плести, – сказала Света.

– Там у меня получается только энергию собирать.

– А ты попробуй её в Ману преобразовать. Всё так же. Я попробовала, у меня получилось!

– Не выходит. Покажи в сознании.

Свете очень хорошо удавались всякие нелогичные штуки. Я бы никогда не догадался, как преобразовать энергию Сути в Ману Сути. А она просто попробовала, и у неё получилось.

– Я представила, что получается такая же жёлтая кисея, как мы видели в Глазове. Получилась не жёлтая, а зелёная, видишь?

– Интересно, а в Сути тоже разные спектры Маны могут быть?

Я стал присматриваться к вещам в Сути. Выглядит, что всё, что нас окружает, – это плетения из Маны и энергии Сути. Живые организмы – сложные плетения. Неживые – более простые.

Мы отдали машину в ту же мастерскую, где мне её дорабатывали. Предварительно я выгрузил всю свою лабораторию у Светы дома. Перерисовали спальное место, сделали его более удобным. Этажерку подвинули влево. Пришлось пожертвовать верхними этажами, но зато места должно стать больше. Под кроватью сделали рундук, как в поезде. Туда сложим редко используемое.

Поискали нечистого на руку сотрудника ГИБДД. Светлана обзвонила знакомых. Нашли автоинструктора со связями… К тому моменту, как нашу машину доделали, Светлана получила права. Да, приобретать права таким способом нехорошо, но у неё весь мой опыт вождения – она вполне могла бы сдать экзамены, просто решили не тратить на это время.

– Гляди, а на крыше телепорты убрали! – мысленно воскликнула Света.

– Да, но теперь какое-то странное плетение.

– Да, сложное.

– Я видел такое, оно умеет делать телепорт. Возможно, посчитали, что такое не взломают?

– Попробуем? У тебя остался же один попрыгун?

– Давай.

Мы сходили на крышу, выложили вездеходик. Вернулись в машину. Драко напитал энергией это плетение. Оно развернулось и сделало четыре телепорта. Драко напитал один из них, и прыгун в него прыгнул.

– Как дети, ей-богу! Они что, компьютерную безопасность в школе не изучали? Это же азы!

– Где сейчас прыгун?

– Сейчас сверимся. В Омске!

– Отправишь грабителя за Синевой, как группа реагирования придёт?

– Уже ждёт, – ответил я. – Но Драко пусть дома сидит теперь.

На следующий день ни плетений, ни сигнализации на крыше не было. Мы их достали!

Сто шестьдесят гигаджоулей Синевы уже.

– Телепорт разрушен?

– Да, – ответил второй голос.

– Если разрушат второй, что будем делать?

– Не знаю.

– Посмотри на эти куски, – первый голос.

– Что это?

– Это то, что нас атаковало во второй раз.

– Кусок пластика.

– Немножко фонит магией, но плетений я не вижу. Возможно, они рассеялись.

– Говоришь, гонялось за магами и бросало фаерболы?

– Да. Проломило потолок. И два мага в коме.

– А где маг?

– Был здесь. Опять опустошил накопители. Потом снова ушёл через переход.

– Почему его не увидели? Он же должен был спуститься в подвал. Неужели прошёл незамеченным через все сигнализации и всех людей?

– Выходит, что прошёл.

– Маскировка древних?

– Похоже на маскировку ведьм.

– Опять ведьмы?

– Чернь. Два мага в коме из-за неё. Когда придут в себя, всю жизнь будут ещё мучиться.

– Открыл! Тут электрические схемы!

– Ты же не думаешь, что кто-то научился управлять магией через электронику?

– По всему выходит так. Наверное, и энергию похитил тоже робот. Один отвлекал, а другой в это время спускался вниз.

– Стало быть, мага и не было?

– Или он управлял дистанционно.

– Жаль, вы уничтожили это. Можно было бы показать специалистам.

– Оно устроило такой кавардак, а ещё обратный отсчёт вело на русском языке. Боюсь подумать, что оно бы сделало, досчитай до нуля.

– Да уж. Чем электронику выводят из строя?

– Электромагнитными импульсами.

– Организуйте, чтоб в следующий раз, если такая штука появится, то её не ломали, а вывели из строя. Я подберу специалиста посмотреть.

– Коробочку оставить?

– Оставь, может, кому-то покажу.

– Давай, Светик, вот этого!

– Да, такая же метка в ауре стоит!

– Рита её запомнила?

– Да.

– Пусть под ауру ещё заглянет, числа посмотрит!

– 12-13-13. Ой, телепорт! У него в заготовках телепорт!

– Не кричи так мыслями! Я тоже увидел.

– Давай стащим!

– Только не Ритой. Вора сделай. Пусть в небо смывается. Если получится.

– Ой, получилось! Какая я крутая! Получилось!

– Завтра наделаем воров и натаскаем базу знаний свитков!

– Завтра?!

– Сегодня нужно поработать над статистикой. Я, кажется, понял! Сложность ауры растёт, если делать это, сливая сознания…

– Ты только сейчас это понял? Учёный!

– Инженер. Я – инженер, а не учёный!