Скачать:  [epub] [epub2] [fb2]
Скачать целиком:  [epub] [epub2] [fb2]

Часть 6. Школа

Маскировка

“Думаю, вам пора прекратить убийства, а то эльфы кончатся”, – написал я по тому же адресу. Приложил фотографию валяющегося на земле эльфа. Из-за зума и обрезки по фотографии не восстановить, откуда она снята.

Фотографию положил на сервер. Чтобы её увидеть, надо перейти по ссылке.

На следующий день проверил логи сервера – фотография просмотрена. Значит, почту мою получают. Ну хорошо.

Я занялся вопросом невидимости, которым меня озадачил Драко. Вся моя сущность сопротивлялась тому, что невидимость возможна. А тут бах – и ауры не видно.

Сперва я заставил Драко научить меня делать эту самую невидимую оболочку. Оказывается, Драко создал плетение! Причём примерно такое же, как я. Я плёл колечко из Синевы и наполнял его энергией. Драко это наблюдал. Когда он заметил, что рядом с такой нитью не видна аура, проявил инициативу. Плетение Драко представляло собой просто множество таких колец вокруг ауры.

Я сплёл такое же. И действительно, ауры не видно.

Я напрягся, чтобы посмотреть в синем диапазоне. Отлично видно и ауру, и плетение.

– Но маги и ведьма не видели конструктов под такой маскировкой. Почему?

– Да, почему?

– Вероятно, им, так же как и тебе, для того чтобы видеть Синеву, надо напрягаться?

– Но они же плетут из неё защиты – значит, видят её?

– Ты же тоже плёл из неё кольца.

Что такое аурное зрение? Это способность видеть энергии. Света тут в обычном понимании нет. Вернее, есть, только не совсем обычный, а похожий на материю. Свет или, другими словами, энергия в этом аурном мире выглядит как жидкость или газ. Можно её перелить из сосуда, тьфу, конструкта в конструкт.

Аура – это тоже как бы сосуд. Грубо говоря, сосуд с непрозрачными стенками. Непрозрачными для каких-то видов энергий. Поэтому внутренности ауры не видно. Когда этот сосуд обмотали синей проволокой, то условный спектр непрозрачности переместился в синюю область. Которую чтобы видеть, надо напрягаться.

Поскольку это объяснение похоже на правдоподобное, остановимся пока на нём. Хотя, конечно, натяжек много.

Итак, выводы: - Маги и я видим в одинаковом диапазоне. Это я предположил ещё в больнице и на этом допущении базировал свою первую маскировку. Этому получил подтверждение сейчас. - Чтобы видеть Синеву, магам и мне надо одинаково напрягаться.

Но ведьмы, похоже, видят в другом диапазоне: ведьма сразу обратила внимание на мой замаскированный обычным способом конструкт. А маги хоть и видят конструкты, но на них не реагируют.

Аурное зрение показывает мешанину всяких свечений, блёсток. Мои конструкты в этой мешанине в целом выглядят просто какими-то очередными блестючками. Маги обращают на них внимание тогда, когда они высокоэнергетические плюс когда двигаются. Очень похоже, что так.

Получается, что если кто-то догадается напрячься и заглянуть в синий диапазон, то конструкты начнут вызывать подозрение, даже если они неподвижные.

Следовательно, наблюдательные конструкты стоит делать по-старому, а движущиеся – по-новому.

А как же видит ведьма? Синий диапазон она ведь тоже не замечала.

Я тужился, пытаясь переключить зрение в какой-либо новый, например “красный”, диапазон, но у меня ничего не получалось. Я пробовал увидеть Чернь, разлитую в пространстве. Тоже безуспешно.

Ладно хоть с невидимостью понятно стало.

Решил попробовать для тренировки как можно чаще напрягать зрение и смотреть в синем диапазоне. Может, натренируюсь – и видимый диапазон расширится?

Светлана

Светлана передёрнула затвор. Давший осечку патрон улетел вниз. Спокойно вдохнула и развернулась, наставив винтовку на незнакомца.

– Будь добра, спусти курок ещё раз! – улыбнулся он.

Какая-то нелепая сцена. Он протянул руку и нажал её пальцем на спусковой крючок.

Новая осечка.

Незнакомец кивнул на Юстаса:

– На нём стоит сигнализация. Если его убить, то группа реагирования будет здесь через минуту. К сожалению, это совсем не менты. Не стоит попадаться им в руки. Но если ты хочешь с ними повстречаться, то те патроны, что остались в сумке, осечек давать не будут. Минут через десять Юстас пойдёт назад.

– Кто ты?

Незнакомец достал планшет, покопался в нём и показал фотографию.

– Видишь? Я за этими… людьми тоже слежу. – Он смахнул фотографию. – А это предыдущий. Ты, наверное, его видела?

– Да.

– Его убил я. А это тот, кто был перед ним. Его убила ты.

– Зачем ты здесь?

– Я узнал о ловушке, поставленной здесь, – хотел помешать им убить тебя. Ну и мне было интересно, кто же это ведёт ту же войну, что и я.

– Войну?

– Некоторое время назад я лежал в этой больнице. Во-он то окно. Второе справа, третий этаж. Видишь?

– Да.

– И обнаружил этих убийц. Они убивают здесь в среднем двух человек в неделю. Потом я узнал, что так делают не только в этой больнице, а вообще во всех. У каждой больницы есть дежурный вроде этого Юстаса. Так получилось, что не включиться в войну против них я не мог. Вероятно, как и ты. Слежу за ними уже скоро год. Когда узнал, что они тебя ловят, попробовал найти тебя раньше их.

– А дальше? Какой план у тебя дальше?

– Я буду продолжать войну с ними. Если хочешь, мы можем объединить усилия. Если не хочешь, можем просто обменяться информацией. Если совсем не хочешь – перезаряди винтовку нормальными патронами из сумки. Только подожди, пока я уйду. Я в их руки попадать не хочу. Судя по тому, что ты… обычный человек, ты не знаешь, почему они убивают людей. Я прав?

– Обычный человек? Что это значит?

– Я прав?

– Да, я правда не знаю. Почему они убивают?

– Это долгий разговор. Надо уйти отсюда, поскольку на крыше бывают их проверяющие. Да и лучше беседовать где-нибудь в тепле, в какой-нибудь кафешке. Сейчас семь утра, всё закрыто. Давай ближе к вечеру? Вот тебе мой телефон. Позвони где-то в обед? Я тут два дня дежурил, тебя ждал. Пойду теперь хоть посплю. Тебе ведь всё равно надо вернуться на работу в больницу. Верно?

– Верно.

– Ну тогда пока? – Незнакомец выдернул листик из записной книжки и сунул ей в руку, а затем ушёл.

Светлана не спеша разобрала винтовку, сложила в сумку. Туда же отправился раскладной стульчик. Спустилась на лифте. Прошла мимо остановки. На перекрёстке столкнулась с этим Юстасом. Ускорила шаг.

В больнице переоделась в халат. Вошла в палату на третьем этаже. “Во-он то окно. Второе справа, третий этаж”.

“Стало быть, он здесь лежал и тоже всё это видел? Год назад. Карточки больных давно в архиве, а к компьютерному архиву доступа нет. Эх, покопаться бы!”

Мы сидели в кафе, и Светлана рассказывала, как она докатилась до жизни такой.

Работая медсестрой, она примерно полтора года назад обратила внимание на необычную смерть. Женщина шла на поправку, и всё было хорошо, но потом внезапно умерла. Такое случается в больнице, однако Светлану насторожило одно обстоятельство: перед смертью женщину навещал странный человек. Странный он был не потому, что как-то не так выглядел или вёл себя. Странным он был потому, что появлялся в больнице время от времени, хотя не был ни врачом, ни кем-то из прочего персонала. Появлялся в утренние или ночные часы, проходил по больнице и уходил.

Светлана проследила и увидела, что на вахте охрана с ним здоровалась. Но когда Светлана подошла и поинтересовалась: “А кто это сейчас прошёл?”, то у неё спросили: “Ты о ком?” Похоже было, что не хотели говорить.

Светлана стала наблюдать за этим странным человеком и спустя небольшой срок выяснила, что всегда, когда он приходит, кто-то умирает. И она начала записывать часы визитов и имена умерших.

Когда список насчитывал десяток фамилий, она попробовала рассказать об этом главврачу. Та посмотрела в список, сверилась со своими данными и сказала что-то о теории заговоров и что нужно не сказки сочинять, а работу работать.

Однажды Светлана подкараулила этого незнакомца и вошла в палату через несколько секунд после него. Незнакомец стоял и смотрел на больного и ничего не делал. Обернулся, глянул на Светлану и вышел. Светлана нажала кнопку вызова, все сбежались, проводили реанимационные мероприятия, но больной умер. Вскрытие показало, что больной умер от тромбоэмболии легочных артерий.

Когда счёт смертям, который вела Светлана, перевалил за сотню, она решила, что что-то надо с этим делать. Но что? Доказать что-либо невозможно. Охрана и главврач или в сговоре, или действительно не видят ничего необычного. Перейти к решительным действиям заставила смерть четырнадцатилетней девочки, поступившей в больницу с пусть и сложным, но всё-таки не опасным для жизни переломом ноги.

С оружием Светлана умела обращаться с детства. Жили они вдвоём с отцом. Отец был военный и почему-то хотел, чтобы его дочь умела стрелять. Впервые он вывез её на стрельбы, когда ей было семь лет. Она лежала на позиции для стрельбы, и ей так хотелось поскорее нажать на спуск, но отец требовал, чтобы сперва она выполнила все необходимые приготовления, затем отчиталась: “К стрельбе готова” – и только после команды можно было сделать три одиночных выстрела…

Света бегала с отцом на лыжах, стреляла из учебных и боевых винтовок, автоматов, карабинов, пистолетов. Во всех школах, где она училась (а таких было четыре), ходила в тир, участвовала в соревнованиях. В общем, подготовка прекрасная.

Идея подняться на крышу и просто посмотреть с неё на переход возникла, когда Светлана провожала взглядом уходящего из больницы убийцу. Здание так удобно стоит. Из него в больницу можно пройти по другому переходу, чем тот… где будет лежать труп.

Сначала она просто поднималась на крышу и смотрела, как он переходит дорогу. Парапет крыши закроет обзор, если лечь… Разве что стоя или сидя… На ум пришёл раскладной стульчик.

Однажды, глядя с крыши на возвращающегося незнакомца, она подумала: “Но это будет убийство, а если он всё-таки ни при чём?” Спускаясь, загадала: “Если он ни при чём, сегодня никто не умрёт. Тех, кто в критическом состоянии, сейчас у нас нет”. Вернувшись в больницу, она надела халат, обошла палаты и… опять нажала кнопку вызова.

После смены зашла в супермаркет и купила раскладной стульчик, подходящий по высоте.

Эти смерти, смерти, смерти… Светлана хотела положить им конец. Остановить это. Полный список всех посещений и умерших хранится у неё. Этот список она собиралась отдать следователю при её аресте.

Когда поднялась с винтовкой на крышу в первый раз, она просидела там час напрасно. Он не пришёл в больницу в тот день.

Может быть, это знак? Не нужно этого делать?

Если бы он больше не пришёл, то как бы это было хорошо! Однако он пришёл через два дня, и ещё один мужчина умер.

Знак или не знак, а остановить это нужно!

Утром через три дня она поднялась на крышу и увидела его идущим в больницу. Начала раскладывать стул, собирать винтовку. Спешить нельзя. Выстрел должен быть один и точный. Пока она копошилась, он прошёл. Но когда он возвращался, она была готова…

Сердце начало колотиться только тогда, когда она переходила дорогу по другому переходу. “Убила!”

Светлана вернулась в больницу, дрожащими руками надела халат и пошла по палатам. Нашла умершую девушку, и руки дрожать перестали. “Правильно. Я всё сделала правильно”, – сказала она себе.

Она взяла отпуск и уехала на неделю по первой попавшейся путёвке, которую могла оплатить. А когда вернулась, то, к её крайнему удивлению, ничего не изменилось! Всё так же перед почти каждой смертью приходил незнакомец и люди умирали. Только это был другой незнакомец. Она смотрела на него в окно: он ходил той же самой дорогой, что и предыдущий.

Светлана стала записывать жертвы и часы посещения больницы этим человеком. Всё совпадало практически до минут. Охрана точно так же здоровалась с ним и пропускала, будто давно работающего сотрудника.

Она ожидала его, заняв позицию. Но дорогу перешёл другой человек, а его не было. Когда другой возвращался, ей показалось, что есть в нём что-то, странно похожее на убийцу. Быстро вернувшись в больницу, Светлана нашла очередного умершего.

Визитёр поменялся, а ситуация не изменилась. Тетрадка, в которой она записывала смерти и визиты, закончилась, пришлось завести новую.

Она вышла на крышу и загадала: “Если сегодня никто не умрёт, я его не убью”. Чуда не случилось. Тогда она сделала ещё один выстрел.

Загадывание решила сделать правилом. Но чуда всё не происходило.

Замок на двери показался ей зна́ком. Нужно остановиться! Однако визиты и смерти продолжались. Она полезла в интернет в поисках инструмента, которым можно взломать замок, а наткнувшись на его фото, поняла, что это не замок.

Юстас – Алексу

– Почему патроны давали осечку?

– Я убрал из них порох и деактивировал капсюль, чтобы он не мог издать громкий звук.

– Но патроны всё время были при мне. Когда ты это сделал?

– Когда ты зашла на крышу. Давай теперь я тебе всё расскажу, а потом ты поймёшь, что стало с патронами.

Я пересказал ей историю, которую уже рассказывал шефу, Юстасу, Саше, маме Саши. Конечно же, пришлось что-то показывать из “фокусов”.

О том, что здесь замешана какая-то мистика, Светлана догадывалась и ранее. Поэтому она высматривала всюду знаки и знамения.

– Я даже думала: в церковь, что ли, сходить? Я неверующая, но чувствовалось здесь что-то сверхъестественное. Покажи ещё раз Драко…

Кстати, о Драко. В последнее время он научился поворачиваться спиной. Это смешно: рисунок – и развернулся. В самом начале он выглядел как картинка, которая просто перемещается по телу. Но при его создании я заложил программу “показывать эмоции”. Сперва это были небольшие изменения в картинке, я их поощрял, отправляя эмоцию радости в ответ на любое изменение картинки. Драко стал стараться – у него стали получаться смешные рожицы. А недавно он научился поворачиваться спиной. Например, делая вид, что обижен.

Обижается он тогда, когда на какое-то задание я посылаю не его. Приходится объяснять ему всю важность нахождения около меня, что если что-то со мной случится, то “кто же, если не он?”. Тогда он рисует картинку дракончика, переполненного гордостью.

– Так ты говоришь, что можешь и меня сделать магом?

– Вероятнее всего, да, но есть одно обстоятельство.

– Какое?

– Дело в том, что я не встречал ещё ни одного мага-женщины. То есть встречал, но все они были… ведьмами. То есть магами, использующими энергию Смерти. Мне кажется, что это энергия Смерти. И они всегда старухи. Я не знаю, почему это так. Может быть, у женщин какая-то особая дорога в магии. А может быть, у этих магов просто политика – использовать в оперативной работе только мужчин. Это надо выяснить.

Телефон тилинькнул. Пришло уведомление о том, что Юстас что-то написал. Оно у меня идёт через несколько серверов. Телефон с симкой валяется на пожарном балконе выбранного случайно жилого дома. Если найдут, то, надеюсь, ко мне ниточка не приведёт.

– Погоди, тут сообщение пришло. Возможно, важное.

“Еду в школу. Как узнаю, где она, – напишу. Юстас”.

Надо же, воспринял серьёзно даже свою кличку, которую я ему дал. А кстати, почему я его так назвал? С ним я связывал надежды, что будет единомышленник, второй партизан. А получился… другой результат. Его настоящее имя – это напоминание мне о моей ошибке. Поэтому я даже про себя его по имени теперь не называю. Бр-р… А Юстас – это как мой агент. Другое имя – другое отношение.

Ну, пусть думает, что он узнает и напишет. У меня есть трекер, стоящий в его телефоне, а также прослушка разговоров. Главное, чтобы он не забывал телефон заряжать вовремя.

– Юстаса отправили в школу учиться.

– Ты ему доверяешь?

– Нет. Но информация о том, где школа, мне нужна. Я так и не научился ничему в магии. Может, подглядывая, что-то удастся понять. А папа твой где сейчас? Ты не стала советоваться с ним перед первым выходом на крышу. Почему? Насколько я понял, у вас доверительные отношения.

– Когда я закончила школу, мы жили здесь. Я поступила в медицинское училище, а ему пришёл перевод в другой район. Училище – это не школа: просто не перевестись. Да и квартира у нас здесь. Вот он и уехал один. Сейчас живёт на Урале.

– У меня примерно та же ситуация, только наоборот. Я сюда приехал учиться в институте и остался. Мама, брат и сестра живут в Кузнецке. Я уже год их не видел, надо бы съездить навестить.

В общем, информацией мы с тобой обменялись, теперь можно решить, что делать дальше. Я разберусь с вопросом связи пола и магии. Мне кажется, её нет, но я это выясню точно, на всякий случай. Ресурсов для того, чтобы разбудить в тебе дар, у меня вполне достаточно.

А вот что дальше – видимо, жизнь покажет? Всех, кто с даром, они убивают или берут в свои ряды. Женщин в их компании нет. В общем, владеть даром опасно для жизни. Так что, пока я разбираюсь с этим вопросом, ты решай, нужно ли это тебе.

Поворот

Я ехал домой после встречи со Светланой. Довольно странные у меня впечатления. Но может, это я себя накручиваю после истории с Леонидом?

Так, мне нужны штук пять морских свинок женского пола. Я решил заехать в зоомагазин, где уже тренировался на канарейке и свинке. В магазине мои подопытные были не проданы, всё на тех же местах и в тех же клетках. Я поинтересовался у консультанта полом морских свинок, думая при этом: “Сейчас я всех женского пола тут в маги посвящу”. Оказалось, что моя подопытная свинка – девочка. То есть, получается, эксперимент я как бы уже провёл. Времени прошло много – никакой черноты в её ауре не скопилось и не наблюдается. А когда я узнал, что и канарейка девочка, надобность экспериментировать отпала вовсе.

Конечно, между человеком и свинкой разница огромная, но на ком ещё я могу поставить эксперимент? Обезьянку найти? Ладно, потом подумаем. Пока предварительно будем считать, что маги женского пола тоже бывают.

Вышел из магазина, посмотрел геопозицию Юстаса. Присвистнул: он был в районе Мурманска, причём не в городе, а где-то километрах в ста от него. На карте в этом месте какое-то рыбное хозяйство и мелкий посёлок на десять домов.

По дороге домой заехал купил еды. Припарковался во дворе, вышел из машины и… медленно сел в неё обратно. В моей квартире находилось три мага. Судя по ауре – эльфы.

Ну вот, приехали!

Я сидел в машине и думал, что же делать. Компьютеры там все зашифрованы, запаролены – их точно не откроют. Штук десять боксов лежит и подслушек. То есть могут по ним пойти и прийти? Ну, куда-то прийти.

Пока я думал, я смотрел на свою квартиру с помощью конструкта. Разглядывал ауры, пытался успокоить бьющееся сердце. Потом вдруг случилось событие, в результате которого я совсем потерял самоконтроль.

Одна из аур расширилась и погасила ауру Степана.

– Скоты!

Я выпустил три проклятия, самых страшных из тех, что я когда-либо посылал, затем отправил три конструкта с целью забрать всю энергию у этих мразин. Потом стал делать три конструкта с Чернью. Остановился. Три ауры были бордовыми, жизни в них почти не было.

Я осмотрелся конструктами вокруг, дрожащими руками завёл машину и подъехал прямо к подъезду. Поднялся в квартиру.

– Стёпа!

Аура Степана была похожа на конструкт. Да это и есть конструкт! Тот, что я в него сажал! Конструкт судорожно пытался собрать энергию из окружающего пространства. Я присмотрелся – он пробует напитать ауру Степана энергией!

Я влил в Стёпу энергию и взял его на руки. Аура была бордовой, но конструкт что-то с ней делал. Ладно, будем надеяться, что всё обойдётся.

Отнёс Степана в машину, вернулся в квартиру. Забрал сумку с деньгами. Затем конструктом пожёг всю электронику в доме. И только потом посмотрел на три тела, валяющиеся в комнате. Во всех копошились мои проклятия.

Чтобы надёжно вырубить человека, надо разом забрать у него две трети энергии. Я был очень злой и забрал девяносто процентов. Жизнь в каждом еле теплилась.

Чуть подлил каждому энергии. Сел на тумбочку подумать, что с ними делать. Снял с них одежду, полностью снял. Оттащил её в сторону, чтобы ауры не мешали. Оглядел. Да, в одежде масса артефактов. Отделил артефакты от одежды. Что-то было зашито, пришлось вырезать ножницами. Затем одел их обратно.

План по ним уже был. Я взял одного, взвалил на плечо. Тяжёлый, гад!

Конструктом осмотрел лестницу. Никого. Быстро спустился в машину и уложил его в минивэн. То же проделал с остальными. В квартире оставил конструкт искать жировые отложения на всех поверхностях и удалять их: беспокоился за Сашины отпечатки пальцев.

Сел за руль, завёл машину. Выехал. В пригороде я знаю одно местечко, где идёт тепломагистраль. Отвезу их туда. Если бросить на улице – они замёрзнут: сейчас минус три.

Так, а дальше-то что делать?

Набрал Сашу.

– Алло?

– Саша, привет! Слушай, твоя мама была права: хорошо, что ты в это не влез! Моя война вышла на другой уровень, и я вынужден перейти на подпольное положение. С этого телефона звоню в последний раз. Но как у меня что-то стабилизируется, выйду на связь. Надеюсь, вас не затронет. Блин, очень на это надеюсь! У моей квартиры не появляйся. Всё! Маме привет!

Так же поговорил с шефом. О своих планах никому ничего не сказал. Планов-то у меня и нет!

Подъехал к теплотрассе. Она здесь идёт над землёй.

Мне надо найти коллектор. Он где-то тут был. Я отправил конструкты влево и вправо. И коллектор нашёлся. Коллектор – это такая небольшая коробка метра два на два, в неё с трёх сторон входят трубы, а внутри краны. Открыл крышку. Да, внутри тепло – не замёрзнут. Подъехал, сколько мог, на машине и дотащил три тела до коллектора. Сунул их всех туда и закрыл крышкой.

Сел на крышку коллектора. Прямо подо мной три тела. Сосредоточился. Раздвоил сознание. Одним сознанием скользнул в голову первого. Там была мешанина из образов: лес со странными деревьями (секвойя, что ли? Надо будет погуглить потом), люди, эльфы… Каша.

Заглянул в голову второго. У него плавал образ какой-то эльфийки. Она то приближалась, то удалялась. Ну надо же, как романтично!

Заглянул в голову третьего. Он занимался магией. Плёл трубочку и наполнял её красной и зелёной энергией. Трубочка издавала заунывный звук.

В общем, без приведения их в чувство, похоже, из их голов ничего путного не выудить.

Я заглянул под ауру эльфам. Характеристические числа ауры у всех одинаковые – 16-17-17. Примерно как у ведьмы, которую я видел.

А ещё у каждого в ауре хранилось по три плетения. Такой вид плетения я тоже видел у ведьмы. Но там я просто заглядывал, а тут ограбить могу. Отправил Драко забрать эти плетения. Итого я приобрёл девять плетений. Положил их в своей ауре и заглянул под ауру – все девять прекрасно лежат в одном слоте. Хотя у эльфов лежали по разным. Потом поизучаю.

Так, а дальше что? Квартиру я закрыл. Интересно, как они в неё вошли? Ладно, это дело десятое.

Надо, чтобы официальных поводов меня искать у властей не было. Кредитов на мне нет. Стоп, автокредит есть. Разберёмся с ним. Так, долгов по коммуналке нет. С работы я уволился давно. ИП есть. Но с ним проблем не будет: оставлю на счету достаточно денег – банк автоспишет налоги, а трат и доходов там нет. То же с квартплатой. Настроил автоплатёж и положил на счёт столько денег, чтобы пару лет квартира не образовывала долги.

Доехал до банкомата, погасил автокредит. В личном кабинете кредит пометился как “в процессе закрытия”.

В общем, если я сейчас пропаду на годик, то формально мне не за что претензии предъявить.

Теперь надо избавиться от машины, но при этом машина мне нужна.

– Алло, Светлана? Извини, что звоню поздно. Слушай, надо поговорить, и срочно прямо. Ты не против, если я к тебе подъеду через часика полтора?

Я поездил, поискал двор, где много парковочных мест и где мой минивэн точно никому не помешает. Нашёл непопулярный парковочный карман. Машин здесь мало, поскольку идти до жилья далеко. Долго стоящий автомобиль не вызовет подозрений. Оставил минивэн. Взял сумку, повесил на плечо. По дороге зашёл в магазин, купил новый сотовый телефон. Свой пока выключил.

Аура Степана побелела, но он не приходил в сознание. Конструкт что-то копошился, но выглядело, как будто ничего страшного не произошло.

– Что же ты не очухаешься-то никак?

Я купил слинг для ношения младенцев. Нацепил его на себя и положил в него Степана.

– Деньги, блин, забирал из квартиры, а вкусняшек тебе не взял. Сейчас тоже купим!

Поймал такси и поехал к Светлане.

Пока ехал, думал: “Как хорошо, что у Стёпы был конструкт!” В этот момент конструкт Стёпы куда-то умотал. Видимо, за жратвой. Ага, а вот это не дело! Я создал четыре конструкта-помощника: два с обычной маскировкой, два с фиолетовой маскировкой. Конструкту Стёпы строго наказал: ауру не покидать. Для надобностей вне ауры пользоваться помощниками.

Попутно и для Драко проделал ту же операцию. У Драко уже один помощник был – маскировочный конструкт. Когда Драко куда-то отлучался, этот конструкт меня маскировал. А теперь у Драко пять помощников. Вернее, семь: ещё два конструкта – энергетический и с Синевой – выделил в его хозяйство. В случае такого ЧП, какое произошло со Степаном, Драко оттуда сможет черпать энергию. Надеюсь, спасёт, если что.

Светлана

Светлана пришла домой. Ощущения от встречи были двоякими. С одной стороны, она узнала много невероятных вещей. В мире есть магия, она может ей овладеть! С другой стороны, оказалось, что эти убийства в больнице вполне рядовое явление и, просто убирая исполнителей, ничего не решить. Даже если люди с даром выйдут из больницы, то где-то да попадутся.

Игорь рассказал о своём плане сделать сто тысяч человек магами одновременно. Выглядит как что-то годное, только… Только если всех их, эти сто тысяч, убьют, то не получится ли так, что тот, кто их сделал магами, и стал причиной их смерти? Именно так и получится!

Она раздумывала над этим, разглядывала досье, которое вёл Игорь, сверяла со своим. Досье Игоря по убитым было гораздо более бедное, но иногда там были люди, о которых Светлана не знала. “Это, наверное, из тех, что были убиты не в мою смену”. Светлана старалась фиксировать и эти смерти, но, похоже, часть всё же упустила.

Поздно вечером вдруг позвонил Игорь и напросился приехать. Что-то случилось. Что?

Игорь пришёл с повязкой вокруг груди и огромной сумкой.

– Привет ещё раз. Я тут занимался тем, чтобы ты на этих людей не напоролась, а вернулся домой – и у меня засада! Пришлось всё бросить и линять. Мне нужна твоя помощь.

– Что случилось?

– Можно я войду?

– Да, проходи на кухню.

Игорь бросил сумку в прихожей, разулся и протопал на кухню. Аккуратно снял повязку с груди и вытащил оттуда мёртвого кота. Нет, не мёртвого – без сознания.

– Твари. Пытались его убить. Надеюсь, выкарабкается. – Игорь сел, положил кота на колени и начал его гладить. – Я провёл эксперимент, выяснил, что магические способности и пол – вещи не связанные. По крайней мере у животных.

– Ты сперва расскажи, что случилось.

– А случилась засада. Вернулся домой и обнаружил там трёх эльфов. Получается, что мой дом раскрыт, мои счета, машина – всё им известно или скоро станет известно. Короче, мне надо линять. Ты в мои контакты не входишь, к тебе никакие следы не ведут, поэтому хочу тебя попросить. Не могла бы ты мне купить сим-карту и машину?

– Машину? У меня таких денег-то и нет.

– Деньги есть. Кстати, про деньги. Слушай. Я вот что думаю. Тебе больше не стоит смотреть на эти убийства. Будешь на них смотреть – и рано или поздно захочется опять выстрелить с крыши. Я сейчас уеду… Не знаю пока, надолго ли. Но уеду. Ты поработай ещё некоторое время и увольняйся. Не надо туда ходить и наблюдать это. Не важно, захочешь ли ты стать магом, не захочешь. Не надо тебе видеть эти смерти.

– Я ничего не поняла. При чём тут деньги?

– А, ну да. – Игорь покопался в сумке и выложил пакет. – Тут вот где-то миллион долларов. Возьми? У меня ещё есть. Если ты там работаешь за зарплату, то необходимости такой больше у тебя нет. Только не клади их на счёт, чтобы внезапное появление кучи денег не привлекло внимание.

– Ты хочешь откупиться от меня? Больше не хочешь делать меня магом?

– Вот блин! Я не то имел в виду! Я же тебе с порога сказал: я исследовал вопрос, магом тебя сделать можно. Если бы хотел откупиться, то зачем бы я это говорил? Постой! Это что, женская логика?

Так! Ты уже в моём партизанском отряде. С того момента, как грохнула первого полицая, ты уже воюешь. Деньги эти – инструмент войны. Короче, тьфу. Блин! Мы что, ссоримся, что ли?

Светлана взяла пакет и молча положила в один из кухонных ящиков.

– Что дальше?

– Дальше мне нужна машина и телефон. Я поеду в Мурманск наблюдать за их школой. Будет здорово, если ты последишь за моими коробками на столбах, я дам тебе список, где какие висят. Потом уволишься и надо будет выехать куда-то в малолюдное место, и там можно будет поучить тебя магии. Какой-то такой план у меня.

– Какая машина тебе нужна?

– Сейчас поглядим, что у какого дилера в наличии, и выберем. Завтра съездим купим? Нужен минивэн или микроавтобус.

– Почему минивэн?

– Я в нём жить планирую, ну и лабораторию свою в него перенесу.

Они покопались в интернете, нашли несколько вариантов микроавтобусов. В два часа ночи не узнать, есть они в продаже или нет. Отложили на утро.

Затем Светлана постелила Игорю раскладушку и отправила его спать. Сон не шёл. События полетели вскачь с какой-то сумасшедшей скоростью.

Она прибирала на кухне и думала о вчерашнем дне. Казалось, это не день, а год.

– Стёпа! Ты что творишь! А-а!

Она заглянула к Игорю. Он держал Степана за шкирку, а тот махал лапами.

– Спокойно! Стёпа, это я! Спокойно! Тс-с!

Правая рука и левая щека Игоря были в крови.

– Сейчас принесу вату и спирт.

– Забей, Драко залечит и кровь уберёт. Через десять минут ничего не останется. Стёпа! Да стой же ты!

Он обхватил кота и прижал к себе. Кот брыкался, но вскоре затих.

– Бедняга. Напугали тебя эти гады. Ну ничего, им теперь до конца жизни аукаться будет! Я им такое проклятие повесил, что всю жизнь дристать жидко будут и ничего с этим им уже не поделать! Я где-то читал, что эльфы тысячу лет живут, прикинь, какая весёлая у них жизнь впереди, а главное, длинная!

Светлана улыбнулась, пожелала Игорю и Стёпе спокойной ночи и ушла к себе.

Степан

Я баюкал безжизненное тельце Стёпы и пытался его разбудить. В порядке же аура – что же он не просыпается?

В конечном итоге решил, что утро вечера мудренее: если к утру не очнётся, то что-то предприму. Может, к ветеринару свожу.

Положил Стёпу себе на грудь. Так чувствую его лучше. Только закрыл глаза – и Стёпа вздрогнул. А потом как вцепится в меня! Чуть глаз мне не выцарапал! Еле успокоил.

А теперь вот мурлыкает лежит. Мурка прям!

Я разглядывал его ауру. Беленькая, без единого пятнышка. Хорошо всё-таки, что конструкт у него был. Надо дать Стёпиному конструкту имя. Заслужил. Как же его назвать?

– Ну, раз ты Стёпин ангел-хранитель, то, стало быть, будешь Хран!

Я подумал, а почему бы и Стёпе не загнать под ауру два конструкта, с энергией и Синевой, как у меня. Пусть Хран ими распоряжается. Драко передал Храну знания, что надо делать с этими конструктами, и эти конструкты пропали в ауре Стёпы.

Я решил заглянуть под ауру Стёпы.

– Мать моя родная!

Характеристическое число Степана было 41-42-43. Что бы это значило? Откуда столько?

Я заглянул под ауру Храна. Те же цифры.

Что нас не убивает, то делает нас сильнее?

Я попытался выудить из Храна воспоминания, что же произошло. Но там немного информации. У конструкта разума мало, лишь навыки и ситуативное разруливание проблем. Я понял только, что, когда аура Стёпы сжалась до минимального размера, Хран окружил её собой. То есть Стёпа стал конструктом в Хране, а не наоборот. Это хороший навык, я заставил Драко его запомнить.

Но почему произошёл скачок сложности ауры почти на порядок? У меня нет объяснений. Пока мало знаю.

Разная суета

Утром я проснулся от того, что Стёпа мурлыкал мне в ухо.

– Привет, кот-архимаг!

Аура Стёпы, если снять с неё маскировочный конструкт, показывает, что энергии у него гораздо больше, чем у меня. Вот такой котик!

По моей формуле, чтобы достичь такого характеристического числа, нужно Синевы потратить… до фига, в общем. Десять гигаджоулей Синевы, не меньше. Возможно, моя формула работает только для начальных уровней, а потом всё по-другому? Догадки, догадки.

Интересно, если бы сейчас его какой эльф попробовал поглотить, то чем бы это кончилось? Стёпа бы его ауру сожрал?

Я встал. На стуле рядом лежала сим-карточка. Света сидела на кухне. Я вышел на кухню, поздоровался. Всунул симку в новый телефон.

– Добавь мой номер в свои контакты. Будем на связи.

Достал ноутбук, залил в новый телефон список контактов и некоторый набор нужного мне ПО.

– Слушай, меня тут Саша рисовать немножко научил. Смотри, как тебе вот эта рыбка?

– Красивая.

– Представь её живой. Если придать высокомерный вид, то плавники вот так, а если хвост вот так развернёт, то получится этакая лапочка.

– Ещё ресничек не хватает, – Светлана хихикнула.

– Подрисуем реснички. Так?

– Так.

– Давай руку!

Светлана протянула руку, и я посадил ей конструкт с изображением рыбки.

– Ну вот, владей! Это лечебный маскировочный противоболевой саморазвивающийся конструкт. Умеет решать вопрос с едой и прочим. Ну, там разберёшься. Он должен тебя понимать сам, а вот тебе его слышать надо поучиться. Можно дать ей имя. Кажется, что это она, а не он. У неё достаточно запасов Синевы, чтобы сделать тебя магом. Если попросишь, то она сделает. Но я бы рекомендовал не пробовать без меня. Если я буду присутствовать, то помогу на начальном этапе с магией. Ну и мне самому интересно: я ещё никого магом не делал. Может, какие-то нюансы всплывут. В общем, если нетерпёжки у тебя нет, то этот вопрос отложить бы на некоторое время. Тебе надо для начала уволиться, а эти эксперименты делать вне людей и работы.

– Вообще очень хочется посмотреть, что такое магия. Но я потерплю.

– Ну что, пойдём решать с автомобилем? Возьмёшь автокредит?

– Зачем кредит?

– Ну представь: живёт медсестра, живёт небогато. И вдруг покупает машину за несколько миллионов. Причём платит наличкой. Подозрительно? Да. А в кредит – нормально. Потом погасишь через какое-то время досрочно или просто выплатишь. Я не знаю, как они меня разыскали. Может быть, по куче внезапных покупок электроники. Я на платы всякие для подслушек и прочую аппаратуру, наверное, сотню тысяч долларов потратил. В общем, перестраховаться стоит, как думаешь?

– Рита.

– Какая Рита?

– Рыбку назову Рита. Похожа на мою воспитательницу из детского сада. Рита.

– Отлично! Короче, я звоню по дилерам. Кто там у нас первый кандидат?

– Модель “Калифорния”. Вот список.

Покупка и оформление минивэна заняла почти десять дней. Я неуютно себя чувствовал у Светланы и снял апартаменты неподалёку от её дома.

Пока машину оформляли, я прорисовал в компьютере чертежи её внутренних переделок, нашёл автомастерскую. Всё по накатанной дорожке. Помимо полюбившейся мне этажерки, разместил в салоне дополнительную систему отопления. Часть полок этажерки заняты раскладывающимся столиком. Предусмотрел холодильник, микроволновку и некоторые другие бытовые мелочи.

Как только машину получили и зарегистрировали в ГИБДД, я отдал её в доработку и мне стало нечего делать.

Я съездил и аккуратно понаблюдал за Сашей и его мамой. Никакой слежки или чего-то необычного, нового в их жизни не увидел. Так же понаблюдал за шефом. У него тоже было всё спокойно.

Если кто к ним и приходил и с ними о чём-либо беседовал, то этим, вероятно, и кончилось.

Съездил в квартал, где жил. Понаблюдал за своей квартирой. Все вещи лежали так же, как я их и оставил. В аурном зрении не просматривалось никаких изменений ни вокруг квартиры, ни внутри неё.

Я вышел на оживлённую улицу, включил телефон. Посмотрел, что кредит мой закрыли. Почитал сообщения в мессенджерах. Не заметил ничего необычного. Выключил телефон.

Выглядит всё так, будто никакие эльфы ко мне домой не вламывались, никакой засады нет и не было. Странно всё это.

Я, конечно, заигрался в партизанщину. Казалось, я неуловимый такой, всесильный. А тем временем кто-то методично что-то выяснял и выяснил. Три эльфа пришли прямо ко мне домой! Интересно, какая информация у этого “кого-то” сейчас? А главное, что он сейчас делает? Чем занят?

Ладно, опять будем есть слона по частям. То есть будем решать проблемы по мере их поступления.

Я взял в прокат машину, съездил на ней к своему старому авто. Постоял, понаблюдал. Всё тихо. Припарковался рядышком, перегрузил аппаратуру. У меня там много чего интересного, только 3D-принтера не было. Но в новой лаборатории будет.

Неделя с хвостиком, пока оборудовали мой транспорт, далась мне тяжело. Самое трудное в жизни – это ничего не делать. А тут я прямо не мог придумать себе занятие. Пробовал подслушивать Юстаса – у него пока ничего интересного не происходило. Все мои камеры наблюдения работали штатно, но ничего нового не показывали. Не случилось даже, чтобы человек задрал голову и посмотрел на мои ящики.

Всё это как-то напрягало, давило. Как только машину мне вернули, я вскочил в седло.

Попрощался со Светланой. Договорились держать связь и где-то через месяц-полтора заняться её магией. Взял Степана и на ночь глядя выехал в направлении Мурманска. Езды туда пара дней, хорошо бы выезжать утром, но что-то жгло меня прямо, гнало в дорогу.

Период без событий закончился с моим отъездом. Я проехал двести километров, остановился на ночёвку. Заглянул узнать, что происходит у Юстаса, а у него начались занятия.

И начались не с магии, а… с политинформации!

Политинформация

Конечно, это была не политинформация, называли они это “История событий”, но как по мне, так это просто вдалбливание в головы официальной версии. Звучит как какие-то наркоманские бредни, но приведу её тут как есть.

"Добрый вечер, господа будущие инквизиторы! Мы рады приветствовать в наших рядах пополнение!

Многим из вас, за небольшим исключением, довелось уже поработать дежурными. Целью этой работы было поднятие уровня, но не только это. Вы поднимали уровень, а мы изучали вашу психическую и моральную устойчивость. Настоящий инквизитор – это выбор, который человек делает один раз и на всю жизнь. Причём жизнь ваша теперь будет долгая. Значительно дольше жизни обычных людей.

Начнём обучение с вопроса, для чего существует инквизиция. Дальше в течение курса вы изучите подлинную историю человечества, магии и инквизиции.

Вы все наверняка читали в детстве сказки про разного рода волшебников, нечистую силу и тому подобные явления. Такие сказки есть у всех народов мира. Это потому, что в основе этих сказок очень часто лежат реальные события, происходившие на земле много веков и даже тысячелетий назад.

Чтобы понимать истоки и причины событий, вам необходимо сначала получить минимальный набор знаний по магии. Более подробно вас будут знакомить с этими вопросами на других занятиях, я же изложу историю очень упрощённо, схематично.

Любое живое существо имеет две составляющие: материальную – тело и нематериальную – ауру. Наличие ауры разделяет мир живых и неживых предметов. Аура живых существ может генерировать и поглощать окружающую магическую энергию разных видов. Особый вид такой энергии – Синева. Количество Синевы в мире есть величина постоянная, и в этом состоит главная проблема, которая и привела к событиям, которые произошли более трёх тысяч лет назад.

Каждое живое существо на протяжении жизни поглощает Синеву, и благодаря этому развивается его аурное тело. С определённого момента аурное тело становится способно не только поглощать Синеву, но и воздействовать на окружающие энергии. Иначе говоря, творить магию.

Живое существо, получив магические способности, обычно не использует их. Любое живое существо, кроме человека. Человек, получив способности, начинает использовать их для того, чтобы усилить эти способности, а также утвердить своё господство над другими.

В обозримой истории не было прецедента, чтобы было иначе. В детских сказках есть такие персонажи, как добрые волшебники, однако все наши исследования показывают, что либо их никогда не существовало, либо их быстро уничтожали другие.

Что же происходило с остальными волшебниками? Они вели конкурентную борьбу между собой. Поскольку, как я сказал выше, количество Синевы в мире есть величина постоянная, то сразу оформились так называемые лидеры. Те, кого невозможно было уничтожить, поскольку уровень их способностей был значительно выше уровня других. Такие маги были бессмертными и бесконечно сильными. Один такой маг стоил армии обычных магов. Когда армия магов собиралась с целью его уничтожить, то происходило, как правило, наоборот: маг уничтожал армию и становился за её счёт сильнее.

Всё шло к тому, что когда-нибудь один из магов соберёт более половины всей мировой Синевы и станет богом. Богом не в прямом смысле слова. Просто другим магам уничтожить его будет не под силу.

Шансов, что такой волшебник будет добрым, не было.

Эта перспектива была впервые осмыслена одним мудрецом, и после этого он основал орден Искореняющих. Именно этот мудрец открыл секрет накопления Синевы в артефактах. Целью ордена было не получение господства над миром, а пресечение такой возможности для кого угодно.

Лидер ордена владел примерно сорока процентами накопленной Синевы, а остальным резервом Синевы не владели, а управляли старейшины ордена. Если лидер бы встал на путь зла, то они использовали бы свой резерв для создания нового лидера с большей силой.

Философия, которую проповедовал орден Искореняющих, стала популярной. Её разделяли многие маги того времени, и с их помощью удалось уничтожить всех сильнейших на тот момент магов. После этого орден собрал в своих накопителях более половины оставшейся в мире Синевы.

Лидер ордена владеет всего десятью процентами оставшейся мировой Синевы. Таким образом, в нашем мире установлен баланс: ни один маг не пытается достичь мирового господства и ни один маг не может достичь мирового господства.

Вы, наверное, обратили внимание на сочетание “оставшейся мировой Синевы”. Дело в том, что к моменту основания ордена один маг уже владел более чем половиной мировой Синевы. Его победили хитростью. Этот маг не был уничтожен. Он был настолько силён, что мог путешествовать по мирам. Однажды, когда он покинул наш мир, унеся свою часть Синевы, все маги ордена вместе сотворили заклинание маскировки, чтобы скрыть местоположение нашего мира, и это получилось. Так удалось избавиться от самой большой опасности для нашего мира.

С тех пор мы ограничиваем использование магии для того, чтобы сохранять маскировку и не обнаружить себя. А также мы ограничиваем появление новых магов, чтобы исключить войну за магическое господство.

В более поздние времена наш орден присоединился к мировой религии. Мы стали инквизицией, а основатель ордена – Великим Инквизитором.

Отсутствие магов в нашем мире обеспечило людям возможность технологического прогресса и развития общественных институтов. Дальнейшее развитие технологий приведёт к тому, что путешествие между мирами станет возможно без использования магических способностей. Развитие общественных институтов приведёт к тому, что господство зла станет принципиально невозможным.

Примерно так обстоят дела в нашем мире, если коротко. Далее мы с вами разберём всё в подробностях.

А сейчас, если у кого-то есть вопросы, задавайте.

– Что будет, если тот могучий маг найдёт дорогу в наш мир?

– Произойдёт то, что во многих религиях называют концом света.

– У этого мага есть имя?

– Его имя – Энлиль.

– Когда я был дежурным, мы охраняли накопители Синевы. Для чего накапливается Синева?

– Мы изымаем Синеву из этого мира. Когда её уровень упадёт ниже определённого, то новые маги просто перестанут появляться в этом мире. Все люди станут обычными. Война за магическое господство станет невозможной в принципе.

– Когда это может произойти?

– Ориентировочно через триста лет. Многие из вас доживут до этого события.

– Чем орден будет заниматься после этого?

– Наши мудрецы давно думают над этим вопросом. Предварительное решение – переход всех магов в другой мир. К тому моменту человечество уже, вероятно, освоит путешествие между мирами немагическим способом.

– А какое имя у Великого Инквизитора?

– В момент основания ордена он отказался от имени".

Вот примерно такая бурдень и развешивание лапши по ушам. Слушал я это, конечно, с интересом, однако изложенное противоречило моим опытам с Синевой, на что я сразу обратил внимание.

Да, я несколькими конструктами над городом резко уронил уровень Синевы в нём. Но дальше объём добычи перестал изменяться. Если предположить, что уровень Синевы – величина постоянная, то откачивание мной Синевы из города создавало бы приток её в эту точку извне. Тогда градиент Синевы пригород – город был бы отрицательным. А он, напротив, всегда положительный. То есть город (скопление живых существ) именно генерирует Синеву, а не потребляет. Не только потребляет.

Кстати, о Синеве. Что-то меня так запугали эти эльфы, что я перестал их беспокоить. В норку забился и тихо себя веду. А почему, собственно?

Я отправил команду конструктов в подконтрольные мне города на снятие дани со всех накопителей: моих и врага.

К утру сборщики мне принесли около полутора гигаджоулей Синевы. Ну что же, будем копить!

– Ну что, Стёпа, погнали дальше?

Степан гулял вокруг машины по лесочку. Я думал, ему не понравится снег, однако он носился по нему с удовольствием.

Я открыл ему дверь пошире, он запрыгнул на сиденье, сделал движение, и лапы его стали сухими.

– Стёпа, это что сейчас было? Хран, это ты? Нет? Хм.

Хран и конструкты могут утащить грязь по грамму за много ходок. На его лапы надо было бы несколько секунд, если не десятков. А тут так раз – и он сухой.

Я вылез из машины, взял Стёпу, погладил, опустил в снег. Потом позвал в машину. Драко запоминал.

Стёпа запрыгнул и высушил лапы.

– Во даёшь!

Это было не плетение, как я сперва подумал. Это Стёпа полуконструкт сконструировал. На просушку!

Н-да. Уровень у него серьёзный. Страшно рядом находиться: вдруг обижу чем и он меня сожрёт?..

– Ну что, восстановят мне дом к лету?

– Обещали.

– Хорошо, а то мне надоели люди. Что там твои гости, уехали?

– Нет, пока ещё копают. Если бы мы график не срывали, то уже давно бы уехали. А пока я ничего не могу с ними сделать. Вынужден улыбаться.

– Что делают?

– Ревизию не проводят, и то хорошо! Копают.

– Сейчас как раз ревизия не опасна. Под это можно всё списать.

– Это как повернётся. Захотят найти виноватого – найдут. Лучше бы без ревизии.

– Это да. Что с новой сигнализацией, ставите?

– Закончили ещё на прошлой неделе. Будет реагировать и на Синеву тоже.

Я приехал в Мурманск. Снял на месяц квартиру через сервис аренды жилья. Паспорт у меня никто не спросил, а я не рвался показывать. Посмотрел по карте, куда мне ехать, и выдвинулся.

Ближайший к Школе населённый пункт – посёлок Верхнетуломский. Рядом с ним плотина ГЭС. Посёлок обслуживает ГЭС. Живут в нём в основном те, кто работает на электростанции, либо рыбаки и охотники. Жизнь, в общем, ключом не бьёт.

Приехал в этот посёлок где-то во второй половине дня. Красиво здесь! Огромная река, по которой уже несёт льдинки. Хвоя, хвоя, везде пахнет соснами. Прям садись и дыши в удовольствие.

Но моя цель находится где-то за рекой Туломой. Я покопался в картах – моста не нашёл. Подъехал к плотине, насколько можно было. Оставил машину и перешёл на другой берег реки.

Дорога есть, но разве что на вездеходе ехать. Ну или на КРАЗе. Поскольку было время, отправил конструкт посмотреть, есть ли мост через речку Печу. Мост, по-видимому, был, но много-много лет назад. Сейчас там обгорелые брёвна.

В общем, я нахожусь в километрах двадцати от места, это если по воздуху. А дороги нет.

– Как же они туда попадают?

– Телепорты. Как иначе?

– Хорошо ещё у Юстаса телефон там ловит!

– У них там, наверное, своя вышка?

– А она им нужна? Никто телефонами не пользуется.

– Да уж!

Отправил конструкты поискать всё необычное. Конструкты нашли что-то, но понять, что это, нельзя. Нужно глазами смотреть.

Исследования пришлось свернуть, я поехал обратно в Мурманск. Надо тёплой одеждой обзавестись и обувью для хождения по лесу. Если что, я не замёрзну: магия согреет. Но пока ходить вот так налегке и лишь на магическом обогреве страшновато. Да и Стёпа в Мурманске один. Если уйду на неделю, то кто его покормит? Нет, покормит его Хран, это понятно. Но всё равно, Стёпу оставлять одного не стоит.

Через три дня утром я снова был у плотины. Сперва решил отправить в разведку дрон. Дрон с немагическим источником, увы, столько не пролетит. Придётся отправить с магическим. Конструкт в источнике научен в случае чего сматываться. Один аккумулятор я восстановил. Если кто-то посмотрит, решит, что на этом аккумуляторе дрон и прилетел. Посчитает, что оператор где-то очень близко.

Отправил дрон, полчаса он туда летел. Вернулся с фотографиями… леса. Больше ничего. Но конструкт под дроном что-то видел! А дрон лес мне фотографирует. Как так?

Я стал разглядывать фотографии и нашёл. Вот оно! Одна и та же ёлка повторяется много раз. Как будто картинку отфотошопили. Но отфотошопили в объёме, со всех ракурсов. Интересно, как у них получилось камеру надуть?

Надо идти пешком, но я и предполагал нечто такое.

Степан в слинге, я с двумя скандинавскими палками. Без палатки, но в тёплой одежде и сапогах. Думал, часика за три дойду. Ага! Так бы было просто! Снег по колено. Даже по этой старой заброшенной дороге, которая кончилась через пару часов, топать то ещё удовольствие! Часов восемь я шёл и придвинулся к месту, дай бог, на пять километров. А ещё пятнадцать!

Печу переходил вброд. Вода градусов пять, наверное. Тоже шугу несёт. Благо конструкт греет. Вышел на другой берег, пар от меня валит. Хорошо не видит никто. Главное – Степана не замочил!

Остановился под какой-то ёлкой на ночёвку. Переночевал, двинулся дальше. Вечером следующего дня пересёк первую голубую линию.

Отошёл от нити сигнализации где-то на километр и лёг спать. Перед сном слушал очередную политинформацию. Там они начали проходить жития святых, тьфу, великих магов. Которые, дескать, дотумкали, что быть редисками плохо, а хорошими – хорошо, и основали клёвый такой орден.

Утром проснулся, огляделся, а метрах в трёхстах от меня берлога с мишкой. Подошёл поближе, поразглядывал его ауру – это не мишка, а медведица. Близко подходить не стоит, да и времени нет: световой день короткий. Мне сегодня надо пройти километра четыре, чтобы завтра на свету разглядывать, что у них там происходит.

Степан иногда высовывает нос из слинга, потом залезает обратно. На остановках я его выпускаю, он делает ужасно огорчённое выражение мордахи и стряхивает снег с лап, затем лезет обратно в слинг: “Куда ты меня притащил, тупой человек?”

Прошёл я пару километров. Неприятное болото кругом. Раза три проваливался по грудь. Ноутбук спасало только то, что он вместе со всей электроникой в тройном полиэтиленовом пакете лежит.

Сел отдохнуть и… обнаружил за собой погоню.

Я оставил машину недалеко от плотины. Близко к проезжей части, но ниоткуда не видна. Вроде никому не должна попасться на глаза, но на всякий случай изредка отправлял к ней конструкт посмотреть, всё ли в порядке. У меня там лаборатория всё-таки.

Так вот, конструкт, вернувшийся от машины, принёс мне воспоминание, что за мной идёт группа людей.

Я отправил ещё конструкт за подробностями и выяснил следующее. Группа из четырёх человек. Идут почти от Печи. Вышли на мои следы недалеко от того места, где я переправился через неё, и с тех пор идут строго по моим следам. Отстают от меня километров на шесть.

Желание идти к Школе у меня почему-то пропало…