Скачать:  [epub] [epub2] [fb2]
Скачать целиком:  [epub] [epub2] [fb2]

Часть 3. Новые друзья

Степан

Я решил повторить эксперимент с голубем. Результаты предыдущего испугали, но и впечатлили.

Тот же парк, та же лавочка. И я, аккуратно пробующий проделать то же самое. Только в чём проявлять аккуратность? Какова техника безопасности? Чего надо избегать? Я же не знаю.

Сижу и пытаюсь осторожно, краешком конструкта заглянуть голубю в голову.

Результат удивительный! То есть никакой.

Поскольку краешком никакого результата нет, то погружаю конструкт поглубже, “научив” его вылетать из ауры голубя после трёх секунд потери управления.

Результат? Нет результата.

Да что же я не так делаю?

Точно такой же конструкт. Точно такой же голубь. Конструкт точно так же в голове у голубя. Но никакой телепатии нет! Вообще ничего подобного!

Я постарался вспомнить, что же я делал перед слиянием с голубем. Пытался увидеть внутренности его ауры. Вот и сейчас смотрю, пытаюсь. Но как тогда я не видел их, так и теперь не вижу.

“Может, это голубь какой-то неправильный? – подумал я. – Совместимости определённой с ним нет? А ну, кыш!”

Я прогнал голубя и переключился на другого. Результат со вторым голубем озадачил: опять ничего не получалось.

Что же это было в тот раз? Как получилось? Что я сейчас не так делаю?

Как обычно, когда заходишь в тупик, надо переключиться на что-то совсем иное. Я ещё в больнице когда лежал, ходил и помогал другим людям, направляя в их ауру энергию. Я видел результаты, это им прямо хорошо помогало. А конструкт в ауре Леонида показывает, что обратное воздействие тоже возможно.

Мне что нужно? Оружие против “белых”. И способность защищаться. В общем, решил я поисследовать вопросы позитивного (на данном этапе) воздействия конструктами на здоровье живых организмов.

Посидел, подумал и начал разглядывать голубей под новым углом зрения. Вот голубь с явно видимыми проблемами в ауре. Подкачаем ему энергии. Да, аура стала выглядеть лучше. А что у него “болит”? Почему аура показывает проблемы?

Пока я думал, мой подопытный встал на крыло, и… нет объекта исследований. Да, конечно, можно подобрать другого. Но он так же улетит.

Я встал и пошёл в сторону дома, раздумывая, на ком бы попроводить эксперименты. Почему-то в голове возникло “резать лягушек” из литературы, но душа к этому не лежит. Я совсем не склонен наносить вред кому бы то ни было, пусть и для изучения возможностей лечения. Нет, я не вижу в этом ничего дурного и коли буду вынужден, то смогу. Но если есть выбор, то не хотелось бы.

Думал я, думал. Решения никакого не принял, а почему-то пришёл к приюту для животных, который есть в нашем районе.

В детстве у меня были и кошки, и собаки. Во взрослом возрасте я постоянно был погружен в работу и даже вопрос не всплывал у меня о том, чтобы завести кого-то. С семейной жизнью, опять же из-за моего “ботанического” склада, у меня тоже не заладилось. Мама, сестра и брат живут в другом городе. И кажется, сейчас появился смысл взять кого-то. Причём проблемного.

Вообще, я всю эту деятельность по созданию приютов для животных не сильно одобряю. Считаю проявлением какой-то особой формы цинизма: помогать животным при наличии моря нерешённых проблем у людей. Но люди, которые занимаются такими приютами, вольны делать то, что считают нужным. Моё неодобрение я им высказывать не собираюсь. Оно скорее о том, что я бы этим никогда не занялся.

Пришёл я в приют. Пообщался с сотрудниками. Попросил посмотреть, кто у них содержится. Прошёл вдоль клеток. В основном тут собаки разных пород. Дворняги и породистые. Породистые почему-то более зачуханные, замызганные.

Дошли до кошачьей части. Шёл, шёл и увидел Его.

Три лапы забинтованы. На голове повязка. Один глаз не открывается. Аура покрасневшая. Котёнок ещё. Уже взрослеющий, но котёнок. Побитый, поломанный, а рожа наглая. Дух не сломлен.

– А что с ним? – спросил я у сопровождавшей меня девушки.

– Вчера дети принесли. Попал под машину. С двумя лапами совсем плохо. Голова задета, но позвоночник целый: делали рентген.

– А можно я его заберу?

Девушка уставилась на меня изучающе.

И что тут началось! С таким я не встречался ни разу. Со мной провели собеседование. Я заполнил несколько опросников. Разные люди расспрашивали, как у меня устроена кухня, спальня. Так пристрастно мою жизнь ещё никто не изучал!

Я предложил, если надо, прийти ко мне домой и я всё покажу. Кота мне не дали, но сказали, что решение примут в ближайшее время.

– Могу я его погладить перед уходом?

– Конечно.

Я вернулся к боксу. Провёл рукой по забинтованной голове, заливая в ауру котёнка энергию.

– Степан! Назову тебя Степаном!

Котёнок замурлыкал и примостился на моей руке. Но мне надо было уходить.

– Так что, когда мне звонить?

– Мы вам сами позвоним, завтра.

– А если не позвоните, я могу набрать?

– Мы вам позвоним.

Я зашёл в магазин, купил кошачьего корма, лоток и разные принадлежности. Затем двинул домой.

А дома взял лезвие и пошёл в ванную резать руки. Нет, не в попытке суицида. Я подумал, что сперва надо попробовать на себе. Открыл кран. Провёл неглубоко лезвием по ладони и стал смотреть на ауру вокруг повреждения.

Аура возле надреза потемнела. При этом пятно не имело чёткого перехода от одного цвета к другому. Очень плавный градиент.

Примерно теми же способами, какими я двигаю аурой и наделяю смыслом конструкты, я начал пытаться убрать это пятно. Сперва ничего не происходило, но после серии попыток стало получаться. Через полчаса я добился, чтобы аура была однотонной, в том числе и возле царапины… Стоп. А царапины-то уже и нет!

Пришлось взяться за лезвие ещё раз. В момент, когда лезвие разрезает кожу, синхронно с болью по ауре пролетает всполох. Получается, что я как бы вижу и чувствую боль одновременно. Я попробовал напрячь ауру и запретить пробегать всполохам. И… перестал чувствовать боль. Можно хоть отрезать руку – будет не больно! Жуть.

Получается, что энергетическое строение человека первично. Иначе говоря, воздействуя на ауру, я воздействую и на материальное тело. Хм. Может быть, и душа существует? А аура – её отражение? Надо поразмышлять над этим.

Во второй раз лечение попробовал провести конструктом. Конструкту вложил в программу “выправление пятен на ауре над ранами” и отправил его в свою ауру. Я чувствовал, где он, но видел его, когда он выныривал на поверхность. Он залечил мне новую царапину, а затем двинулся к ноге. Вчера в парке я споткнулся, и на голени был небольшой синяк. Конструкт залечил и его.

Я повысил требования к конструкту. Научил его немного (не до нуля) уменьшать боль. Снова порезал руку и проверил.

По окончании экспериментов собирался, как обычно, поглотить конструкт. А потом подумал: “А чем он мне мешает? Будет мой личный врач и болеуменьшитель!” И оставил. Убрать его всегда успею.

А ещё я подумал, что неплохо бы ауру заселить и другими конструктами – защитными и атакующими. Сейчас у меня два конструкта живёт: маскирующий и лечебный.

Кстати, маскирующий я переделал, чтобы он жил за счёт энергии из ауры, а не поглощал её из внешней среды. В таком режиме маскирующие свойства у него лучше.

Нужно подумать ещё о двух конструктах: - поглощающих энергию атаки, направленной на меня; - атакующих тех, кто пытается забрать энергию из моей ауры.

Если первый я ещё представлял, как сделать, то второй – нет. Ладно, будем думать. А пока спать!

Утром заказал в интернете несколько дронов. Сейчас все запускают дронов – почему бы и мне не присоединиться к этому движению? Выбрал дрона, способного выполнять движение на расстоянии до пяти километров. Важно, чтобы он мог управляться на такой дистанции. А время автономной работы мы ему повысим конструктами.

Оформил заявку – оказалось, что доставят только через две недели. И это самый лучший вариант.

Скачал чертежи дрона. Прикинул проект манипулятора для него в SolidWorks.

Манипулятором хочу брать предметы с земли и класть их на землю. Доставлять свои подслушивающие “мыльницы” смогу туда, куда дрон сможет долететь. Да, в помещение не подложить, но где-то у границ помещения – вполне можно.

Манипулятор получился простой. Один шарнир, скрепляющий две детали захвата. Червячная передача от микродвигателя, позволяющая разводить захват и сводить. Концы оклею резиной. Сможет поднимать сотовый телефон с земли. Поехал купить микромоторчики из тех, что в наличии, а заодно жидкостей для 3D-принтера. Кончились они у меня.

В делах и заботах день и прошёл. А мне так никто и не позвонил.

Следующим утром поправил чертежи манипулятора под купленные моторчики. Поставил 3D-принтер в печать. И снова пошёл в парк потренироваться на голубях.

Та же лавочка. Такой же голубь. Только семечки другие. Тот же я, пытающийся залезть голубю в голову. И ничего не выходит!

Как это в тот раз получилось? Да что же такое-то?

Я ходил вокруг лавочки и клевал семечки, что бросал мне человек. Очень хорошо, что пока ещё никто не знает, что тут такая удача! Я один всё склюю…

Вот ведь непруха! Прилетели. И откуда только прознали? Но фиг вам! Человек перестал разбрасывать семечки! Ха! Халявы захотели? Так вот, не будет вам её!

А-а-а, кто это следит за мной?! Что это? Бежать! То есть лететь!

Я захлопал крыльями, пытаясь вырваться от этого внутреннего взгляда. Взлетел. Подальше, подальше от этого места!

Саша

Я очнулся оттого, что кто-то давал мне пощёчины.

– А-а-а! Саша?! Опять ты?

– Нет, это опять ты и опять на том же месте! Я всё же думаю, что ты какие-то наркотики употребляешь.

– Нет, Саш. Слушай. А хочешь, я тебе всё расскажу, что со мной происходит? Кажется, что человек, которому небезразличны другие люди, может знать то, что знаю я.

Не знаю, что на меня нашло. Возможно, шок от слияния. Возможно, странный проблеск в ауре Саши.

– Что ты хочешь рассказать?

– У тебя как сейчас со временем?

– С работы иду.

– Значит, свободен?

– Да.

– Пойдём только сперва в приют сходим. Хочу котёнка пораненного забрать. А то что-то мне не позвонили они.

– Девушка Диана?

– Да, откуда знаешь?

– Она моя однокурсница. Учились вместе. Наверное, тебя признали неблагонадёжным. Решили, что коту будет лучше в приюте.

– Поручишься за меня?

– А что ты хотел рассказать?

– А заберём кота и пойдём ко мне. Я расскажу и покажу. Честное слово, никаких наркотиков!

– Пошли, умеешь ты заинтересовать.

– Только потихоньку. Я от потери сознания ещё не отошёл. Хотя сейчас легче, чем в тот раз.

Мы двинулись в приют. Я шёл и думал над этим своим порывом. Всю жизнь я вот так себя веду. С одной стороны, этим часто наживаю врагов. С другой – те друзья, что появляются, настоящие. Сейчас что делать? Довериться порыву? Наверное, надо.

“А вдруг как с Леонидом будет? – спросил я сам себя. – А посмотрим. Авось пронесёт!”

В приюте девушка, увидев меня, хотела что-то сказать. Но тут в разговор вступил Саша:

– Диана, привет!

– Здравствуй!

– Я тут с Игорем пришёл. Готов поручиться. Не будет он издеваться над котом. Наоборот – будет заботиться!

– М-м-м… Я как раз хотела вам позвонить. Мы вчера просто ещё раз к ветеринару его возили. Ампутировали ему заднюю лапу в итоге. Не знаю, как его вам передавать. Его же долечить сперва нужно!

– Так а почему этим не могу заняться я? Вы же ветеринару оплачиваете услуги? Если кот станет моим, я с вас и расходы эти сниму, поскольку возьму их на себя. Ну а если контакты его лечащего врача дадите, то я вам буду бесконечно благодарен. Если нет – найду другого. Как оклемается, все прививки ему поставим и всё такое. Сразу говорю: стерилизовать я его не планирую. Степан вырастет настоящим котом!

– Степан?

– Мне кажется, он мне так мурлыкнул, – улыбнулся я.

– Ну раз мурлыкнул, – улыбнулась в ответ Диана, – то забирайте вашего страдальца.

– Но сперва контакт ветеринара, ок?

– Вот вам карточка. Мы всех животных к нему водим. Или он сам приезжает.

– Ну, пойдём за Степаном?

– Пошли.

Степан мне обрадовался. Замурлыкал и сразу улёгся в аурных потоках. Я запустил в него конструкт. Стал смотреть, как он трудится. Конструкт начал почему-то с ушей. С головы. Хотя казалось, что она меньше всего повреждена.

Шли по дороге с Сашей, болтали о том о сём. Саша учился на строительном факультете, закончил его. Но после вуза, как и многие другие, по специальности работать не стал: неинтересно. Перебивается случайными заработками, фотографией. Неплохо рисует. В общем, тот ещё бездельник.

Когда подошли к дому, конструкт закончил с головой Степана и принялся за лапы.

– Саш, стой.

– Что?

– Да хочу Степану снять повязку с головы. Она уже вылечилась.

– Ты что, вон же бинт в крови.

– А вот смотри. – Я начал разматывать бинт.

– Стой, что ты делаешь!

– Не волнуйся, смотри. Помнишь, я обещал тебе рассказать? Так! Смотри на кота!

Я размотал повязку, под ней была красивая шерстистая головка.

– Видишь? Всё зажило уже.

– Как так?!

– Я хотел тебе это рассказать. Я маг. Пока мы шли от приюта до дома, я лечил его голову. Вот, вылечил.

– Так не бывает!

– Голову видишь? Думаешь, Диана просто так её перебинтовала? Окровавленным бинтом? Пойдём ко мне, я тебе ещё кое-что покажу и расскажу остальное.

Мы сидели на кухне. Пили чай. Степан наелся кошачьих вкусняшек и нежился у меня на руках. Я рассказывал Саше про себя, про Леонида, про шефа, про “белых”, про церковь – в общем, про всё. Перемежал рассказ показом разных “фокусов”. Периодически сматывал бинты со Степана. Остался бинт только на ампутированной задней лапе.

Интересно, судя по тому, что конструкт усиленно трудится над этой лапой, результат, видимо, тоже будет. Размотал бинты. Крови нет. Культя не кровоточит. Ну, пусть, значит, так и будет. Посмотрим.

– Всё, Стёпа, ходи пока так. Привыкай. Лоток здесь. Умеешь? Ну, будем надеяться, что умеешь.

Я отпустил Степана гулять по дому.

– И давно ты так хорошо лечишь?

– Позавчера первый раз попробовал. На себе. Думал, на коте потренируюсь, а с ним, видишь, просто всё получилось.

– Как это “на себе”?

– Вида крови не боишься?

– Нет.

– Сейчас покажу. Смотри. – Взял лезвие и порезал ладонь над раковиной. – Минут через десять и шрама не останется. Хотя кровь отмыть придётся. А ещё у меня запломбированный зуб выпал. Походу, новый растёт.

– Собирайся! – Саша вскочил.

– Куда?

– К маме поедем! Мама у меня больная. Рак.

– Я рак ещё не лечил. Да и людей вообще не лечил… Но поехали. Далеко?

– В пригороде.

– Тогда на машине поедем. Возьму ключи. Только ты ей про магию не рассказывай, хорошо? Я ей конструкт посажу – надеюсь, что поможет. Переночевать мы там сможем? Поздно уже.

– Не вопрос.

– Едем! Только я результат заранее не гарантирую!

– Мам, привет! Я не один, со мной товарищ. Мы у тебя переночуем?

– Здравствуйте, э…

– Лидия Сергеевна!

– Игорь. Мы вас не стесним, не помешаем?

– Что вы, комната свободна. Сашенька заехал, хорошо!

Я разглядывал проклятье в ауре Лидии Сергеевны. М-да. Дежавю. Я такое точно уже видел. Совсем недавно. А что с ним делать, я не придумал. Вернее, не успел.

А правда, что же делать? Как его удалить? Я попробовал мысленно подключиться к нему, как подключаюсь к своим самостоятельным конструктам. Но разумеется, ничего не вышло. Это же не мой конструкт. С чего я взял, что он меня будет слушаться?

Значит, придётся извлекать. А как? Я же внутри ауры ничего не вижу. Свои конструкты даже не вижу. Только чувствую.

– Как вовремя вы пришли! Я борщик как раз сварила. Горячий ещё. Мойте руки и на кухню, живо! – Мама Саши обращалась с нами как с маленькими детьми.

– О, борщик! Не откажусь! – улыбнулся я. – Давно не ел домашней еды, всё по столовым да по столовым.

– А вы кем работаете?

– Называйте меня на “ты”, а то мне неудобно. Я примерно Сашин ровесник. А так я… инженер. Немного электроника, немного электромеханика, немного программирование. Всего по чуть-чуть.

– А мой оболтус институт закончил, а работать не пошёл!

– Ма! Не начинай!

– Вот умру я, а ты так и не пристроен. Каково это мне вообще?

– Ма!

– Всё. Садитесь тут. Не буду вам мешать.

Она налила нам по тарелке борща. Достала из холодильника сметану, поставила хлеб и ушла в свою комнату.

– Ну что скажешь?

– Сложно всё. Сперва надо подумать, как тут быть.

– А конструкт этот нельзя использовать?

– А я не знаю. Дело в том, что у твоей мамы тоже конструкт-проклятие в ауре болтается. Прежде чем лечить, надо как-то его убрать. А я ещё не пробовал такие вещи проделывать. В общем, будем думать. И надо спросить, откуда может быть проклятие.

– Ма!

– Стой! Мы же договаривались!

– Мама! Слушай, я тут разговаривал с одним человеком, специалистом. Он говорит, что тебя кто-то проклял. Надо попробовать вспомнить! Было такое? До того как ты заболела. Не помнишь?

– Помню, отчего же не помнить. Я её постоянно во сне вижу теперь.

– Кого?

– Да бабку эту в метро.

– Расскажите, что случилось?

– Давка была. Мы в вагон заходили. Сзади напёрли и меня в вагон внесли. Буквально внесли и на эту бабку толкнули. Я пыталась удержать равновесие, но всё равно упала на неё. Я сказала ей “извините”, а она стала кричать на меня, что я не смотрю, куда иду, и вообще стерва-шалава. Я сперва пыталась ещё раз извиниться, а потом не выдержала этого напора и ответила ей на очередную “шалаву”: “Дома бы лучше сидела, карга старая!” Она задохнулась и стала кричать: “Да чтоб ты сдохла!” Мне стало душно, и я на первой же остановке вышла из вагона. И с тех пор дышать всё труднее и труднее. Рак лёгких. Может, это стресс с бабкой его и спровоцировал. А может, и правда проклятие её такое.

Мама Саши ушла, мы молча ели.

– М-да. Опять бабка. Похоже, с ними опасно иметь дело. Спроси при случае у мамы… – я увидел открытый уже Сашин рот, готовый закричать “Мама!”, – при случае спроси. Где это было? Какое метро, откуда и куда ехала? Может, получится найти эту бабку. Посмотреть на неё.

Мы поели, и я сел в комнате в кресле, стал разглядывать ауру мамы Саши. То, что она находилась в соседней комнате, мне не мешало. Параллельно мы болтали.

Я попытался сделать конструкт, который забирает энергию у другого конструкта. Но если их взаимодействие происходит в ауре, то из ауры тоже энергия забирается. Просто не получится.

Мои исследования продлились всю ночь. Утром Саша нашёл меня в кресле в той же позе.

– Ну что?

– Пока ничего. Но у меня есть план.

– Расскажи.

– Я должен научиться устанавливать такие же проклятия на людей. И когда я пойму, как их ставить, то тогда я смогу их и снимать.

– И на ком ты собрался тренироваться?

– На тебе.

Саша замолчал. Минут пять мы сидели молча. Потом я откашлялся.

– Поехали в город? Степан там один, некормленый. Дорогой подумаем, поговорим.

– Я уже подумал, я согласен в любом случае.

– Я знаю. Вернее, я вижу. Нам надо поехать туда, где не засекут наши занятия магией. Я снимаю для таких вещей дачку. Но нам надо забрать Стёпу, собраться и поедем. Там магазина с продуктами даже нет, так что ещё закупиться надо.

Я подкачал маме Саши в ауру энергии. Мы попрощались и поехали.

Драко

Степан встретил нас слегка припадая на заднюю лапу. Ещё день – и лапа вырастет новая. Еда у него полностью кончилась. Видимо, процесс ускоренной регенерации требует много. А может, это просто его обычная норма. Под громкое, требовательное мяуканье я наложил ему в тарелочку консервов.

Затем достал из принтера допечатавшийся манипулятор. Попробовал собрать его. Двигатель вошёл в пазы, две части манипулятора соединились в клешню. В качестве червяка – длинный винт M4. Попробовал включить двигатель. Клешни раскрываются. На реверсе соединяются. Но проблема: нет концевиков. Когда гайка наезжает на гайку, их клинит. Потом на реверсе моторчик не может стронуть червяк в обратную сторону.

Обычная моя ситуация: сперва напечатать деталь, а потом додумать её до конца. Посмотрел типоразмеры магнитиков и герконов. Дорисовал в модели пазы для их установки. Отправил на печать новые детали. Как вернёмся – уже допечатает. Будет клешня с концевыми выключателями.

Собрал в сумку еду для Степана, посадил самого Степана, и мы двинулись. Вышел из дома. И уже на ходу понял, что ещё одного концевика не хватает – датчика сжатия клешней. Микроконтроллер не поймёт, что клешни что-то схватили. Только по возросшему току двигателя разве что. Но я не собирался заниматься его измерениями… М-да. Вернёмся – придётся опять перепечатывать.

Заехали в супермаркет. Накупили продуктов, вкусняшек для Стёпы. На кассе Саша занервничал:

– Слушай, у меня денег совсем не осталось.

– Так я заплачу.

– Мне неудобно. Там у меня халтурка с фотками наклёвывается. Я отдам.

– Я же тебе рассказывал, как я мецената нашёл? У меня сейчас нет проблем с деньгами. Давай эту тему закроем. Лучше скажи, ты птичку или дракончика красивого нарисовать сможешь?

– Смогу.

– Представь тату. Красивое. Птичка какая-нибудь сказочная. Чтоб не мультяшная. Нарисуешь две? Одну себе, одну мне?

– Ты тату собрался делать?

– Нет. Но ТЗ тебе: нарисовать птичку или что-то подобное, чтобы хорошо выглядело на тату. Сможешь?

– ТЗ?

– Техническое задание.

– Смогу. Планшет с собой, прямо по дороге могу нарисовать. А зачем это тебе? Не тату, но как тату?

– Увидишь. Не забудь и для себя нарисовать. Какое-то сказочное живое существо. Вроде птички. Можно рыбку. Считай, что это будет тату. Но не тату. Тьфу. Ну ты понял.

Мы выехали за город. Я без конструктов скоро машиной управлять разучусь! К удобному так быстро привыкаешь! Во дворе машина стоит у меня в двух сантиметрах от стены. На трассе обгоняет с минимальными зазорами. Лепота! Конструкты в парах с маскировочными, похоже, незаметны вовсе. Да и маленькие они совсем. Но на всякий случай летит конструкт всегда в отдалении от моей машины. Только статистическими наблюдениями можно догадаться, какой машине конструкт принадлежит.

– Ты водишь, как в фильме “Такси”.

– Нормально. Я же дорогу вижу с высоты тридцати метров. Плюс своими глазами.

– Тоже так хочу.

– Разберёмся с твоей мамой и попробуем поисследовать эту тему. Только сперва мне с телепатией поможешь.

– С телепатией?

– Всё время сознание теряю. А выглядит очень заманчиво: край как круто было бы каких-нибудь мышей в качестве шпионов иметь. Мы на войне, забыл?

– А, ты рассказывал. Я как-то не воспринимал серьёзно.

– Вон возьми ноут. Ага. Там каталог ‘work’, видишь? В нём каталог “Белые”. Там досье есть. Почитай. Фамилия-имя, перечень убитых. Это те, кого точно установить удалось.

– Ты из этого досье фотки показывал Леониду?

– Да.

– И после этого он к ним пошёл?

– Да.

– Бред какой-то! Почему он так поступил?

– Ты меня спрашиваешь? Я не знаю. Может, он маньяк-убийца на самом деле. А тут я ему попался с такой информацией. Кто ж его знает?

– А если я тоже маньяк-убийца?

– Ты два раза не проходил мимо человека, потерявшего сознание. Что-то в этом есть. Но если ты тоже окажешься… в общем, не буду больше пытаться в партизаны кого-то рекрутировать.

– Я в шутку спросил. Я, конечно, не собираюсь.

– Я в шутку и ответил… Но в каждой шутке, как известно, есть доля шутки. Ладно, давай не будем о фигне.

– Пока мы болтали, я нарисовал картинки.

– О! Давай остановимся. У меня вон там принтер стоит. Давай, печатай!

Мы остановились. Саша напечатал две картинки.

– Какая моя, какая твоя?

– Сам выбирай, не знаю, зачем они тебе.

– Тогда я беру дракончика. А тебе будет орёл. Согласен?

– Да.

– Давай руку.

Я взял Сашино запястье и реализовал свою задумку, глядя на его картинку. Лечебный конструкт стал видим на коже как тату, при этом мог перемещаться. В итоге и немаг способен увидеть, чем конструкт сейчас занимается.

– Он живой? – закричал Саша, когда орёл умчался под рукав.

– Чувствуешь, где он?

– Немного.

– Хорошо, значит, я не ошибся. Это лечебно-маскировочный противоболевой конструкт. Версия два. Будет лечить тебя и маскировать, когда станешь магом.

– Я стану магом?

– Выглядит, что да. Но пока не знаю, как это сделать. То, что ты чувствуешь, где конструкт, очень обнадёживает. Попробуй научиться заставлять его выбираться на руку. Или, наоборот, прятаться. Потому что, если на лице будет царапина, он может попытаться на лицо вылезти. Хотя в его программе есть ограничение на это, но нестрогое. Если посчитает нужным – вылезет. Ты должен уметь его спрятать, если не хочешь, чтоб другие видели.

– А твой дракончик?

– Вот. Мой меня слушается, видишь?

– Лечит и маскирует?

– Пока да. Но будем развивать. Я его как конструкт сплошной пользы делал. Должен самосовершенствоваться. Так что учись с ним управляться. Должен тебя слушаться. Имя можно ему дать.

– Ты как своего назовёшь?

– Просто Драко.

– Я тогда своего Шустриком буду звать.

– Ладно, поехали. Тут уже недалеко осталось. Ещё полчаса, и мы на месте.

Идея сделать саморазвивающийся конструкт пришла в голову после того, как я походил с одним и тем же конструктом несколько дней. Я увидел, что он начинает делать не вложенное в него заранее программой, пытается в рамках программы искать дополнительные задачи. В этот момент я понял, что, во-первых, надо вложить в конструкт общую линию развития. А во-вторых, заменить его, поскольку в тот, что был, я такую линию не вкладывал.

Ну и подумал: визуализация конструкту не повредит. Посмотрим, что из этого выйдет. Удалить всегда успеем.

Бои конструктов

Мы уже неделю живём на даче, и всю неделю я пытаюсь проклясть Сашу.

– Чтоб тебя перекосило! – кричу я и отправляю в его ауру конструкт, созданный с соответствующим пожеланием.

Конструкт влетает в его ауру, делает что-то. Вроде бы. Но эффекта нет. И так неделю.

При этом в пожеланиях-проклятиях стараюсь себя ограничивать: а вдруг проклятие сработает, но снять его быстро не получится?

Степан носится на всех четырёх лапах по траве. Ему эта поездка очень по душе. Во-первых, лапа отросла до конца. Во-вторых… он чувствует магию. Где-то я читал, что кошки – магические создания. Он часто прибегает ко мне и просит, нет, требует, чтобы я поделился с ним энергией. Начинает мурчать, ласкаться.

– Чтоб ты споткнулся! – отправляю проклятие навстречу Саше, выходящему из домика.

Степан быстро ретируется. Понимает, что не до него будет. Он, по-моему, облазил уже все окрестности, но всегда возвращается. Ночью спит у меня в ногах. Конструкт на Степане я заменил тоже на развивающийся, но, разумеется, без картинки.

– Подавись! – отправляю очередное проклятие.

Так, это перебор. А ну как подавится летально?

В перерывах между проклинанием Саши я дорисовал новую версию захвата с концевиками.

– Саша, ты же строитель?

– Да.

– Значит, сопромат знаешь?

– Ну как тебе сказать. Что-то понимаю.

– Вот деталька – сочленение с червяком. Мне кажется, она хлипкая. Можешь посчитать, сколько килограмм выдержит?

– А где я характеристики материала возьму?

– В интернете, Саша, в интернете. Чтоб тебе… эм… что же такое тебе чтоб? Блин. Ищи. А то прокляну по-настоящему!

Ещё развёл в OrCAD’е платку, на которой микропроцессор, моё суперпитание, микрофон, флешка и разъём для GSM-модуля. Получается, если её изготовить и я нигде не ошибся, то моё подслушивающее устройство уменьшится с размера мыльницы до размера спичечного коробка. Покрасить в нужный цвет (если знать, куда собираемся подложить) или просто в тёмный. И уже незаметность сильно лучше.

На меня нёсся с выпученными глазами Степан, за ним с громким лаем – два больших деревенских пса. Забора вокруг дома толком нет. Вот они и загнали моего котика прямо на меня.

– Чтоб тебя! – выругался я в сторону одного пса. И по инерции последних нескольких дней отправил с этим пожеланием конструкт в собаку.

Пёс заскулил, затем его стошнило. Он упал. Встал, попытался убежать.

– Саня! Лови его! Проклятье на нём!

Второй пёс сделал ноги.

– Он же меня покусает!

– Пусть, лови!

Я разглядывал проклятие в ауре собаки. Конструкт нырял и выныривал в районе желудка. Получилось!

– Он кусается!

– Держи его. Тебе не так уж и больно!

– А бешенство?

– Прокляну!

Я срезал старую бельевую верёвку, подошёл к Саше с псом, сделал незатягивающуюся петлю вокруг шеи пса по типу ошейника и привязал его к столу. Пёс скулил.

– Потерпи, родимый. Сейчас мы тебя попробуем полечить.

Я управлял конструктом-проклятием. Мог его отозвать. Но мне надо было его уничтожить другими методами.

Аура пса пожелтела. Я создал конструкт, задачей которого было сожрать конструкт-проклятие в ауре собаки. Отправил. Оба конструкта пропали в ауре. И всё стало тихо. Получилось, что ли?

Нет, конструкт-проклятие отзывается на управление, а конструкт-ликвидатор нет. Проклятие, что ли, и на него подействовало?

Пса опять стошнило.

– Бедняга, потерпи чуток.

Я создал конструкт, ещё конструкт, ещё конструкт.

Аура собаки уже была красная. Конструкт-проклятие напитался и разжирел. Стал чаще быть виден.

Ещё проба, ещё. Ничего не получается.

– Ты можешь избавить его от этого?

– Чтоб тебя! – я бросил проклятие в Сашу. Он позеленел. Ему стало плохо. – Работает! Садись и тошни. Будем на тебе дальше тренироваться.

Я отозвал проклятие из собаки. Отправил его в землю (уже много энергии набрано в нём). На собаку посадил конструкта-лекаря с программой “помогать неделю”. Затем отвязал и отпустил.

Сашу вырвало.

– Терпи. Ты не собака. Ты можешь держаться.

Аура Саши пожелтела.

Конструкт. Ещё конструкт. Ещё конструкт. Пытаемся сожрать проклятие. Пытаемся противостоять проклятию.

Саша валяется в траве…

Я отозвал проклятие.

– На сегодня всё. Мне надо подумать. Половину пути мы прошли. Как ты?

– Я выблевал всё, включая свои кишки!

– Иди в душ, я тут приберусь. Потом поужинаем.

– Какое “поужинаем”? Меня тошнит.

– Уже не тошнит, не ври. Пока будешь в душе, Шустрик тебя в форму приведёт.

Я сидел и думал. Чего-то не хватает в том, чтобы конструкт уничтожить. И кажется, что это тот же ингредиент, что и в случае с голубем. Не получается, не получается, а потом получилось. А что я сделал, чтобы получилось? Вот чувствую, что здесь то же самое что-то. А что – понять не могу.

Двор весь в блевоте. Собачьей и Сашиной. М-да. Я сходил за ведром с водой и тряпкой и начал мыть траву, как моют полы.

И чего же не хватает-то? Голубь. Вот он ходит. Вот он заходит в мой конструкт, и мне рвёт крышу. А в чём отличие от того случая, когда не получалось?

– Степан! Брысь! А то и тебя прокляну! Не хватало ещё твою блевоту убирать!

И в чём же отличие? А хрен его знает!

Саша вышел уже тогда, когда я почти привёл двор в порядок.

– Саша, а ты видел, как я сознание у голубей терял?

– Да, оба раза.

– Не заметил что-нибудь, связанное с голубями?

– Нет. Не знаю.

– Ладно, пошли ужинать. Сегодня у нас получилось сделать то, что мы пытались сделать неделю. Глядишь и дальше разберёмся.

– Кстати, картошка кончилась. Хлеба тоже нет. Может, в магазин съездим?

– Погнали. Там и поужинаем в кафешке.

Ночью мне снилась Аура церкви. Я отправляю в неё конструкт. Пытаюсь забрать из потока Ману, но у меня не получается. Потом снились голуби. Я пытаюсь залезть к ним в голову. Но не получается. Потом снились собаки. Я их проклинаю, и тоже не получается. В общем, ничего во сне у меня не получалось.

Проснулся с гадостным чувством.

– Саша, а нарисуй примерно схему, как я сидел и где были голуби, когда я потерял сознание.

– Вот так вот ты сидел. Здесь, кажется, были голуби.

– Это в первый раз?

– Да. Во второй раз голубь был один. Ты сидел вот на этом краю. И он был здесь. Кажется, здесь.

Я пялился на схему, а в голове была почему-то червячная передача.

– Ты посчитал прочность захвата?

– Когда? Я вчера блевал активно.

– Ну вот сейчас займись. Я буду думать. Стёпа, иди сюда! Кыс-кыс!

Я гладил кота, смотрел на рисунки.

– Стёпа, аурный ты вампир! Даже спишь всегда по границе моей ауры… Стоп!

Я посмотрел на рисунки. Потом вспомнил, где спит Степан. И правда: он всегда ложится, чтобы быть внутри моей ауры. И получается…

Получается, для слияния с голубем надо не только чтобы конструкт был в его голове, но и чтобы сам голубь был внутри моей ауры! Это же ясно видно по рисункам. Очевидно!

– Так, Стёпа, спасибо тебе, но брысь! Саша! Тащи ведро. Блевать будешь.

Я проклял Сашу, затем создал конструкт, поглощающий проклятие и борющийся с ним. Придвинулся к Саше так, чтобы проклятие попадало в зону действия моей ауры, и отправил конструкт в атаку. Проклятие было уничтожено за несколько секунд. Но конструкт-ликвидатор стал при этом просвечивать зелёным сквозь ауру, да так, что Саша его увидел.

– Это что?

– Это ликвидированное проклятие. – Конструкт рванул в небо.

– Ты придумал?

– И да и нет. Придётся тебе потошнить ещё. Нужно, чтобы проклятие в тебе напитало энергии. Тебе надо прожить с проклятием пару дней. Сдюжишь?

– Да.

– Чтоб тебя!

Интересно работает проклятие. Сперва человеку становится плохо. Потом наступает ремиссия. И затем понемногу конструкт-проклятие в ауре растёт. Обустраивается. Жиреет.

Часа через два Саша пришёл в себя. Его перестало тошнить, но чувствовал он себя прескверно.

– Если так всё оставить, вероятно, у тебя будет рак ЖКТ.

– ЖКТ?

– Желудочно-кишечного тракта.

– Да уж. А в чём смысл ждать пару дней?

– У твоей мамы проклятие уже много месяцев – мне надо понять, насколько фатально его удалять, если оно развилось. Видел спецэффекты при его удалении сразу? Надо разобраться, что произойдёт при удалении развитого проклятия. Кажется, с этим будут проблемы.

– А ты точно сможешь его удалить, если оно разовьётся?

– Если не смогу, то отзову его. Я же говорил.

– А, ну да. Пойду считать прочность. Может, отвлекусь от тошноты.

Через два дня я подошёл к Саше. Совместил ауры. Отправил конструкт-ликвидатор в его ауру. По ауре Саши пошли всполохи. Ликвидатору явно не хватало энергии. Я позволил ему брать из моей ауры. Схватка конструктов длилась пятнадцать секунд. Ликвидатор сожрал где-то четверть моей энергии. Позеленел и рванул в небо.

– Получилось?

– И да и нет.

– Что теперь?

– Нужно много энергии, чтобы убить конструкт в твоей маме. А ещё придётся ей всё рассказать. Если моей энергии не хватит, то будем заимствовать твою. Если двух не хватит – прервём процесс и будем думать. Но в целом можем уже попробовать снять проклятие.

Мы собрали вещи и двинулись назад.

– Интересно, а если “белого” ты проклянёшь, будет работать?

– Возможно, будет. Я думаю, они умеют с этим справляться. Хотя проклясть непременно надо попробовать!

– Мама! Мы вернулись!

– Здравствуйте, Лидия Сергеевна!

– Здравствуй, Игорь!

После того как мы всё рассказали (и, конечно, пришлось показывать) маме Саши, для снятия проклятия решили выехать в лес. На природу. Повёз я их на 68-й километр, где мы с шефом отдыхали. Притащили одеяло, пару раскладных стульев.

Я к поездке скопил резерв энергии во внутреннем конструкте. Ещё один конструкт накопил энергии и висел над нами. И у Саши можно забрать половину его энергии. Итого у меня где-то пять гигаджоулей. Надеюсь, хватит на проклятие.

Мама Саши легла на одеяло. Я сел рядом. Запустил ликвидатора в её ауру. Ликвидатор сразу потянул энергию. Много. Я даже испугался. Я отдал ему всю энергию из своего резерва, затем из конструкта над нами. Уже думал, что всё, надо прерывать процесс, но процесс кончился сам.

Почти исчерпав резерв внешнего энергоконструкта, ликвидатор победил проклятие, проявился в ауре, почернел и принял форму силуэта человека. Этот силуэт встал и доматериализовался. Поверхность этого существа была жидкой, чёрная жидкость постоянно колебалась. Некоторые части были будто газообразные. Оно обернулось, посмотрело на нас переливающимися газо-жидкими чёрными глазами, затем отвернулось и рвануло в лес, издав истошный визго-крик.

Все деревья вокруг почернели и покрылись какой-то мерзкой липкой дрянью. Воздух наполнился чёрными хлопьями.

– Лидия Сергеевна!

– Мама!

Она лежала без сознания.

– Дышит?

– Дышит!

– Сейчас лекаря подключим.

Я запустил ей конструкта-лекаря. Он расплылся по ауре. На поверхности ауры стали проступать и пропадать чёрные пятна.

– Мама?!

– Сашенька. Что случилось?

– Мы прогнали его! Игорь прогнал его!

– А что это за грязь кругом?

– Это ваше проклятие. Нам бы надо уйти. Идти сможете?

– Да, я хорошо себя чувствую. Ой. Не очень… Но смогу.

– Пойдёмте потихоньку. Надо отойти подальше.

Место было мёртвым. Лес в радиусе двухсот метров погиб. Чёрные, будто выгоревшие деревья, все в липкой чёрной жиже.

– Хорошее было место для пикников. Эх!

– Ты вообще предлагал на дачу поехать! Дом бы мы от этого не отмыли!

– Да, дом бы не отмыли.

Я так привык к конструктам, что воспринимаю их как свои руки. Но руки эти умеют только то, что однажды я смог сделать без них, при помощи ауры. Если я когда-нибудь при помощи взаимодействия аур забирал энергию, то я могу создать конструкта, забирающего энергию. Если я при помощи аур лечил, могу создать лечебный конструкт.

По всей видимости, если конструкту хватит энергии, то я могу с его помощью и такие проклятия изгонять.

А что же мне снилось вчера? Мана! Я всё время пытался с Маной взаимодействовать через конструкты, а надо попробовать прямое аурное взаимодействие!

Я был настолько ошеломлён этой догадкой, что остановился. Мои спутники оглянулись на меня.

– Что-то случилось?

– Нет, кажется, я сейчас сделал открытие для себя. Надо будет провести несколько экспериментов. Но это позже. Идёмте. Лидия Сергеевна, вы не против, что мы Степана ещё к вам в гости сегодня возьмем?

– Степана?

– Это мой котёнок.

– Конечно!

– Значит, поехали праздновать успех?

– Поехали!

Мана

С Маной получилось именно так, как я и догадался. Я зашёл в Ауру ближайшего культового объекта. Подставил руку в коричневый поток, и моя аура стала наполняться коричневым цветом. Причём я его вижу, в отличие от внутренностей ауры. Подставил руку в зелёный поток – аура стала впитывать и его.

Попробовал собирать Ману конструктом – он делает это так, будто делал всегда!

Ну хорошо. А кто мне скажет, для чего мне эта Мана? Я примерно понимаю, сколько её у меня скоплено. А что с ней делать? Неизвестно.

А чем отличается красная от зелёной? Ощущения немножко разные. И всё.

А могу ли я собирать Ману из окружающей среды? Да, могу. Но что мне с ней делать?

И самое важное: надо ли её собирать? Не выдаст ли это меня “белым”?

Я отправился к месту жительства одного из “белых”, которое удобно для наблюдения. Стал смотреть на его ауру. Только сейчас понял, что аура “белых” под завязку налита Маной. Причём в основном Маной зелёного спектра. Коричневая и красная составляющие представлены слабо. Вероятно, соотношение примерно 10:10:80.

Почему так? Зелёная проще собирается? Проще управляется?

Темнота.

Остановил артефакт этот высокопоставленный маг именно при помощи Маны. Будем называть этот вид волшебства магией. А моё создание конструктов как? Ну, скажем, чародейством. Процесс магиченья пусть будет заклинанием (как в книжках), хотя там никаких слов, похоже, никто не произносит. А процесс чародейства? Ну, пусть и будет чародейством.

Пока мне известны следующие виды “волшебников”: - Чародеи. Это я. Те, кто что-то делает без Маны. Чисто с аурой и энергией Жизни (как сказано в прослушке). - Маги. Это “белые”. Те, кто что-то делает при помощи Маны. Чародейство за ними не замечено.

Наверное, есть и другие виды магии. Может, есть энергия Смерти? А ещё посмотреть бы на бабку, что проклятия насылать умеет.

Так. А всё-таки, как магичил этот шишка? Он выплёскивал тоненькие нитки Маны, и они сплетались в узор. Когда узор сформировался, маг отправил его к цели. Там произошло взаимодействие с артефактом, и тот перестал поглощать энергию.

То есть что, нити Маны, образуя какой-то каркас, влияют на реальность? И взаимодействуют с материей.

Дальше. Раз он умеет выплёскивать Ману из ауры, то и у меня должно получиться.

Я попробовал вытолкнуть Ману из ауры. Она ушла широким потоком.

Ага! Вот почему они ниточками плетут!

Я собрал немножко Маны в ауру и попробовал выдавливать её из ауры тонким потоком. Не ниточки, но расход Маны существенно ниже. Можно потренироваться и формировать ниточки. Причём можно создавать сразу много ниточек всей поверхностью ауры.

Созданные ниточки – как тупой конструкт: могут висеть рядом в пространстве либо поступательно двигаться, больше ничего.

Но что можно строить из ниточек? Пока не ясно. И похоже, нескоро станет ясно. Нужен учитель, а где его взять?

Ладно, пока буду просто тренироваться собирать Ману и выплёскивать ниточки минимально возможной толщины.

Всё! Мозги дымятся, больше ничего нового из анализа не извлечь.

Я оставил Сашу с мамой. Вернулся домой, перепечатал свои манипуляторы. Испытал их. Ничего не клинит. Можно поднимать как спичечный коробок, так и мобильный телефон.

Но поставка дронов пока почему-то задерживается.

Заказал печатные платы, те, что я разводил, пока изучал проклятия. Заказ сделал через подставного. На всякий случай. Печатные платы – как отпечатки пальцев. Можно найти человека по ним. Если в печатных платах не напортачил, через месяц у меня будут компактные подслушиватели. Ну и средство доставки их по воздуху.

У высокопоставленной шишки козырёк над входом. Туда положу при помощи дрона микрофон. Может, на выходе-входе поймает какой разговор. Послушаем.

Так, стоп. А я не всё ещё проанализировал из данных моей прошлой провокации. Что-то упустил!

Я вернулся к разговору магов. Так, маг Жизни – это понятно. Энергия в единицах – понятно. Что ещё?

“От всех других энергий накопитель был защищён. И от энергии Жизни до четырёхсот единиц тоже. Других объяснений нет. Хорошо ещё накопитель был новый. Почти пустой”.

Накопитель новый! Вот!

Они периодически меняют накопители! Надо за этим проследить!

Граница Ауры того накопителя, что они поставили на стройке, очень близко подходила к жилым домам. Я открыл сайт по съёму квартир, поискал в этом районе. Чтобы наблюдать, когда Ауру выключат, надо быть рядом. Действие по включению хочу наблюдать вблизи. Мне нужно видеть процесс создания заклинаний.

Квартиры в этом районе, увы, не сдавались.

Я создал десять самостоятельных конструктов и разослал их наблюдать за десятью ближайшими Аурами. Как только какая-то Аура отключится, конструкт вернётся, сообщит мне. Затем отправится и продолжит наблюдение. Если меня не будет, конструкт сообщит постоянно дежурящему дома конструкту. Потренировался в такой “командной” работе.

Можно попробовать сделать звено конструктов: один “умный”, принимающий решения, и, допустим, несколько “боевых”, штуки три с проклятиями, три – с энергией. Все, разумеется, замаскированные. “Умный” пусть командует и сам принимает решения, каким конструктом атаковать. Стратегию атак бы знать, тогда можно было бы так и сделать.

Но все, что я с “белыми” напридумывал ранее, – взрывы рядом с их аурой. Но это не работает ни фига! В общем, стратегии нет. М-да.

Во! Надо проклясть “белого” и посмотреть, что будет!

Я отправился к любимой второй больнице. Дом дежурного знаю как свои пять пальцев. Подъехав к дому, отправил конструкт посмотреть, что дежурный там делает. В квартире было двое “белых”: Боталов и второй…

– Чтоб тебя! Чтоб тебя! Чтоб вас обоих!

Проклятия получились очень эмоциональными.

Вторым магом был Леонид.

Ауры заметались по квартире. Затем обе исчезли. В квартире не осталось никого. Я сперва подумал, что нечаянно убил их. Но конструкт не нашёл в квартире трупов.

Телепортировались? Или дезинтегрировались?

Загадка!

Я вернулся домой. Утром стал смотреть на данные камер наблюдения. Дежурного не было. Следующим утром в квартиру заселился новый жилец. Двери открыл своими ключами. Начал выполнять обязанности дежурного.

Загадки, кругом загадки!

Не знаю как, но проклятия на них действуют!

Степан

Аура Степана стала белеть. Сперва были поблёскивания, затем “слезла шелуха” и аура стала набирать жизненную энергию. Мне прямо интересно, как Степан видит и чувствует всё это?

Причём его аура заполняется не только энергией, но и Маной. В том же примерно соотношении, что и у магов, – 10:10:80.

Интересно. Может быть, это магофон здесь в таком соотношении? Если я наполню свою ауру Маной, у меня так же будет?

Непонятно ещё, это я в Степане дар раскрыл или его попадание под машину? Как говорится, нужен был объект для наблюдений – получите и распишитесь!

Надо систематизировать наблюдения.

Мысли и всякое “не забыть” я записываю в программе для хранения ассоциаций. В последнее время перешёл на FreePlane. Решил завести по отдельной ассоциативной карте на Ману с магией и на наблюдения за магами. Пока заполняешь, выглядит чушью, а потом пересмотришь – новые идеи в голову приходят. Записал ассоциации критических ситуаций с открытием дара, а также взаимодействие с магом.

Никаких манипуляций со своей аурой Степан не делал. Его, похоже, вообще не волновало то обстоятельство, что он становится магом.

Когда научусь читать мысли, надо будет посмотреть в Степана.

Тренироваться на Степане залезать в голову я боялся. Если голуби чувствуют меня, пытаются улететь, то Степан из дома не убежит.

Нужен страхующий. Кто Степана отнесёт за пределы радиуса действия связи в случае чего.

Прилетел первый наблюдательный конструкт. Аура отключалась на две минуты. Примерно так я и представлял себе. Теперь надо дождаться, когда первый наблюдатель вернётся ещё раз. Так я узнаю период смены накопителей. И кстати, надо выяснить, как они его меняют. Выглядело, что накопитель находится просто под землёй. Никакого тоннеля к нему нет.

Я отправился посмотреть, какие отличия у Ауры свежепоставленного накопителя от прочих.

Больших отличий не нашёл, надо больше сравнений сделать. Постарался запомнить, что как выглядит в плетениях.

Вернулся домой.

Конструкта, ожидающего информацию от конструктов – наблюдателей за Аурами, не было…