Скачать:  [epub] [epub2] [fb2]
Скачать целиком:  [epub] [epub2] [fb2]

Часть 1. Инициация

Авария

Уже второй месяц, как я ездил на работу на велосипеде. До этого всё никак не мог подобрать для себя какое-то подобие спорта, а по самочувствию объективно требовалось. Встать утром на пробежку не получалось, добираться в офис и домой всё равно надо – вот и совмещал дорогу и физическую нагрузку. Работал я программистом. Офис у нас класса А+ – душ есть. В общем, вариант с велосипедом мне подошёл.

Ездил в основном через парки, но, поскольку маршрут довольно длинный, пересечения автодорог и движения по ним, конечно, было не избежать. Вот и в этот раз вынырнул я из парка и двигался по сравнительно тихой улочке, объезжая припаркованные справа машины. Я даже не понял, что случилось: визг тормозов, удар и… пузыри.

Пузыри. Небольшие светящиеся – вокруг, и побольше – в котором я. Слева два пузыря. Справа пузырь большего размера. Провал. Опять пузыри. Мысли проступают: я на велосипеде – попал в ДТП? Что со мной? Снова провал.

И снова сознание вернулось. В этот раз соображаю нормально. Пузыри. Что это? Они живые? Они живые! Что за хрень? Один из левых пузырей начинает расти и светиться сильнее. Ярче, ярче! Он поглощает второй левый пузырь… Этот пузырь соприкасается с тем, в котором я. Боль! Он же был прозрачный, а теперь наполнен чем-то! Провал.

Опять прихожу в себя. Слышу голоса. Рядом три пузыря. Они же были красные! Нет, красный справа всё ещё на месте. Эти три – зеленоватые.

– Сотрясение мозга, перелом левой руки.

– Что назначено?

– Здесь вот полная карта.

– Хорошо.

В какой-то момент я понимаю, что мои глаза закрыты и пузыри, которые я вижу, – это не то, что я вижу. Открываю глаза. Белый потолок и голубые стены. Больничная палата. Стоят трое в белых халатах.

– Очнулись?

– М-м-м, – пытаюсь сказать что-то, но не получается.

– Сестра, больной очнулся! Здесь всё ясно, продолжим обход.

Закрываю глаза. Зелёные пузыри движутся вправо. Открываю глаза – вижу, что эти трое стоят у кровати справа. Закрываю глаза – пузыри.

Мысли хаотично скачут. Структура! Я видел структуру того пузыря. Почему сначала он был прозрачным? Структура появилась при соприкосновении пузырей? Чушь какая-то! Провал.

Больница

Когда я снова пришёл в себя, было темно. Открыв глаза, долго смотрел в белый потолок. Пузырь бабушки справа пульсировал. Бабушки?! Я скосил глаза направо. Да, бабулька лежит. Над ней аппарат, как в кино, – пикает. Пузырь. Что за хрень? Голова болит.

От поворота головы боль стала настолько резкой, что я непроизвольно застонал. Пролетающий в отдалении зелёный пузырь приостановился. Дверь открылась, и в палату вошла медсестра.

– Очнулись?

– Голова раскалывается.

– Сейчас, потерпите. – Вышла из палаты.

Когда дверь за ней закрылась, я проводил взглядом (взглядом?) её пузырь, который я чувствовал (видел?) сквозь стену палаты. Через несколько минут она вернулась со шприцем. Почему-то без иглы.

– Сейчас станет легче, а вы мне скажете, когда боль пройдёт. Хорошо?

Я скосил глаза направо и увидел свою руку. В неё были вставлены всякие трубки, к одной из них медсестра присоединила шприц и медленно вводила какую-то желтоватую жидкость. Где-то на первой трети шприца я почувствовал, что головная боль уходит. Ещё пять миллиметров – и ушла полностью.

– Прошла. Как такое может быть?

– Это потому, что внутривенно. – Она вытащила шприц из гнезда и покрутила маленький краник на трубочке.

– Это что?

– Катетер. Сейчас ещё капельницу поставим – будет совсем хорошо.

– Я хочу в туалет – как мне встать?

– Вам пока нельзя вставать, вот вам ёмкость. Вам помочь?

– Нет, я сам.

– Я тогда пока уйду готовить капельницу, а вы, если что, нажимайте вот эту кнопку, видите?

– Да.

– Это вызов.

Я рассматривал её пузырь. Он пересекался с моим, пересекал меня. Я поводил рукой по границе, но ничего не ощутил.

– Как вы себя чувствуете?

– Нормально, но вижу какие-то пузыри. Вы видите?

– Пузыри? Это от сотрясения мозга. Пройдёт.

Я закрыл глаза. Картинка исчезла, пузыри остались. Зелёный пузырь двинулся в сторону двери. Я открыл глаза, когда медсестра закрывала за собой дверь.

Взял в руки ёмкость, попытался привстать и понял, что с левой рукой у меня что-то не то. Посмотрел и увидел гипс. Это значит, про меня они говорили, что перелом и сотрясение. Хм.

Кое-как справившись со своей проблемой, повесил ёмкость на металлический угол кровати. Зелёный пузырь медсестры неторопливо приближался к двери.

– Получилось? Отлично! Сейчас капельницу поставим. – Она закрепила пластиковую бутыль на штативе.

– Где я?

– Больница. Реанимация. Вас сбила машина, вы не помните?

– Почти ничего.

– В целом у вас ничего страшного. Рука сломана, и сотрясение мозга. Денёк ещё тут полежите, потом в интенсивную переведём, и через недельку домой. Легко отделались.

– А мой телефон здесь?

– Нет, при вас не было телефона. Вероятно, разбился.

– Вы можете позвонить на мою работу и сообщить, что со мной случилось?

– Почему на работу? Может, домой?

– Дома никого. А с работы они уже разберутся, куда что.

– Сейчас ночь.

– Ничего, шеф поймёт.

– Скажите его номер. И заодно давайте карточку на вас заполним, а то вы у нас безымянный лежите.

Я снова рассматривал пересечение её и моего пузырей. И ещё я понял, что я чувствую это пересечение. Или, может быть, слышу?

– Что это? Аура? Душа?

– Вы о чём?

– Пузыри.

– Это от сотрясения. Пройдёт.

Ночь

После того как медсестра ушла, я лежал и разглядывал свой пузырь. Видел я только его границу. В остальном он был прозрачный. Разглядывал – неподходящее слово. Скорее, чувствовал. Этот пузырь был чем-то вроде моего продолжения. Частью меня. И он был не пустой, а наполненный… мною?

Я видел-чувствовал его вне зависимости от того, открыты мои глаза или закрыты. Чувствовал его цвет – розовато-оранжевый. Я чувствовал-знал о пузырях поблизости. Вот справа бабушка лежит. У неё пузырь бордовый, почти чёрный. Медсестра – зелёный. В палате подо мной есть жёлтые и зелёные.

Структура. Когда тот красный пузырь соприкоснулся с моим, я видел его структуру. Но структуры других пузырей и своего я не вижу.

– А слева тут ещё люди были? – спросил я у медсестры, когда она зашла в очередной раз.

– Да, но их увезли до того, как вы очнулись.

– Мне кажется, я их видел. А что с ними стало?

– Они… Их перевели в другое отделение.

– С ними всё в порядке?

– Да, да, не волнуйтесь, спите!

Эмоции! Я увидел в её пузыре отражение её эмоций. Я понял, что она обманывает меня. Я снова провёл рукой по пересечению её и моего пузыря, попробовал ощутить эту границу.

Оставшись один, я продолжал рассматривать-чувствовать свой пузырь, то открывая глаза, то снова закрывая их. Мой пузырь живой. Они все живые. Он дышит. Дышит? Он может расширяться и сжиматься. Расширяется со вдохом? Сжимается с выдохом?

Я стал дышать чаще, реже, экспериментировать и в какой-то момент понял эту связь со вдохами. Вернее, понял, что её нет, – я просто могу сам понемногу расширять и сжимать пузырь. Это как если бы вы поняли, что можете двигать рукой. При этом такое ощущение, что рука затекла. И ещё. Я определил, что если расширить пузырь, немножко подождать, а потом сжать его, то становится лучше. Как будто свежий воздух вдыхаешь.

Я также заметил, что по чуть-чуть могу расширять пузырь больше и больше. В какой-то момент этот “свежий воздух” начал меня опьянять, и вдруг его стало много. Очень много. Громкий писк вывел меня из этого состояния.

Пищал аппарат над бабушкой. Мой пузырь соприкасался с её, и её пузырь быстро чернел. Я сжался на постели, вместе с пузырём. Процесс взаимодействия пузырей прервался. В палату вбежала медсестра. Включили свет, появились люди.

– Сердце остановилось. Быстрее!

Бабушку вместе с кроватью перевезли за стену в соседнюю комнату. Вокруг неё суетилось несколько зелёных пузырей, но её пузырь продолжал чернеть.

Это что же получается? Я её убил?

Я попытался снова расширить свой пузырь так, чтобы коснуться пузыря бабушки, только стал представлять, хотеть, желать, чтобы мой пузырь потемнел, а её – посветлел. Я почувствовал усталость, дремоту. Провал.

Очнулся я, когда в палату ввозили каталку с бабушкой. Её пузырь был светло-розового цвета.

– Что с ней?

– Ночью останавливалось сердце, но сейчас всё в порядке.

– А что со мной?

– В одиннадцать будет обход, врач вас посмотрит и решит, что делать дальше. Голова болит?

– Немного. Дозвонились до шефа?

– Да, он приезжал и привёз вам телефон. Вот. Но когда будет обход, пожалуйста, не показывайте его.

Взял смартфон, включил – прочитал сообщение от шефа о том, что это новый номер. Что мой он позвонил и попросил временно заблокировать. Что на номере стоит мессенджер и я могу ему писать в любое время.

Шеф у меня отличный мужик. Зарплата не очень высокая, а вот уходить на другую работу не хочется. Коллектив собрался классный. Пишем программы, разрабатываем электрические схемы. Да всё никак пока не получается золотую жилу разработать. Хоть и умеем делать вещи, которые у многих других не получаются, но дохода приличного это не приносит.

Отписал ему, что чувствую себя хорошо, что переведут сегодня в интенсивку. Вернулся к своим пузырям.

Это что же получается? Так можно забирать и передавать жизнь от человека к человеку?

На обходе побеседовал с врачом.

– Как вы себя чувствуете?

– В целом нормально, голова болит немного. Иногда кружится.

– Ещё что-то беспокоит?

– Вижу пузыри.

– Пузыри? Опишите.

– Красные и зелёные пузыри вокруг людей. Иногда яркие, иногда более тусклые.

– Хм. Это похоже на ауры перед головной болью. После этого голова не болит?

– Что значит “после”? Я постоянно их вижу, даже когда глаза закрою.

– Ладно. Посмотрим в динамике. Сейчас переведём вас из реанимации: вам лучше, всё необходимое мы сделали. Дальше будете лечиться в отделении интенсивной терапии.

– Доктор, а что случилось с двумя пациентами, которые лежали справа?

– Хм. Это реанимация. Здесь всякое случается.

Чуть позже медсестра повезла меня на каталке по длинному переходу в лифт, далее на другой этаж. Пока мы ехали, я пробовал легонько взаимодействовать с её пузырём. Пробовал чуть-чуть забрать у неё “жизнь” или, наоборот, передать ей. Как только процесс наладился, её пузырь перестал пересекаться с моим. Как будто появилась какая-то сила, расталкивающая пузыри. Медсестра смотрела на меня неприязненно.

– Что-то не так?

– Извините, я что-то устала сегодня. – Она тряхнула головой, и наши пузыри стали пересекаться, как раньше. Не взаимодействуя.

Интенсивная терапия

В палате было шесть человек. Два ряда медицинских кроватей по три в каждом. Я попробовал встать. Голова сильно кружилась, но ходить в туалет в ёмкость больше не хотел. Доковылял до уборной и обратно. Силы кончились, и я уснул. Проснулся, когда пришла медсестра ставить капельницу.

Ауры. Наверное, эти пузыри – ауры. А “жизнь” – это энергия. Я лежал и, не открывая глаз, рассматривал ауры моих соседей. Двое справа (моя койка стоит в углу) – жёлтые, с переходом в зелёный. Передо мной – зелёный. Посередине – оранжевый. И в противоположном углу у самой двери – снова жёлтый. Что-то в этом угловом выглядело иначе, чем в остальных. Границы его ауры поблёскивали. Как будто по ним иногда пробегали мелкие всполохи. Такое я видел только в одной ауре – своей. Другие ауры светились равномерным цветом.

Я открыл глаза и сел.

– Привет! Ну и горазд ты спать!

– Голова кружится постоянно.

– Понятно, а что случилось?

– Машина сбила. Не помню, очнулся в больнице.

– Ну давай знакомиться. Я – Иван. Рядом с тобой – Андрей. За ним – Александр. Рядом со мной – Сергей, а у двери – тоже Александр. Его привезли вторым – стало быть, Александр Второй.

– Игорь. Я бы что-нибудь съел. Не знаешь, скоро тут кормить будут?

– Обед ты проспал, он час назад был. Спроси у медсестры. Есть бананы, хочешь?

Я встал, доковылял до тумбочки Ивана, взял банан, рассматривая пересечение наших аур. Как и в случае с медсестрой из реанимации, ауры свободно проходили друг сквозь друга. Зелёная аура, похоже, – аура здорового человека. Хм.

– А ты здесь по какому поводу лежишь? Выглядишь здоровым.

– Да я тут уже вторую неделю, всё никак не выпишут!

– Сергей тут, похоже, самый больной?

– Как ты узнал?

– Показалось. Пойду спрошу про обед.

Обеда мне не оставили. Ужин ещё нескоро. Написал шефу. Попросил привезти зарядку для телефона и что-то поесть. Лёг на кровать и продолжил рассматривать ауру Александра, которого Иван назвал Вторым.

В какой-то момент я понял: Александр делает то же самое, что делал я вчера, – играет со своей аурой. Уменьшает-увеличивает её. А ещё его аура иногда меняет форму – перестаёт быть сферической, вытягивается и втягивается. В наблюдениях за тем, что он делает, прошёл день. Приезжал шеф, приезжали друзья. Я отвлекался на них, потом возвращался к наблюдениям. Лежал к Александру спиной: ауры чувствуются в любом направлении.

Вечером я встал в туалет, а когда возвращался, заметил, как от ауры Александра оторвался пузырик и улетел сквозь стену на улицу.

– Это ты что сейчас сделал?

– В каком смысле?

– Как будто что-то от тебя полетело вон туда.

– Тут бабочка летала – может быть, это она?

Поняв, что он не хочет со мной разговаривать, я лёг на свою кровать и погрузился в интернет. Гуглить, знает ли кто что про ауры. Википедия содержала странные картинки, не похожие на то, что я видел, а также массу текста о ненаучности. Понятное дело.

В палате все стали понемногу засыпать. От ауры Александра отделилось ещё несколько сгустков и разлетелось в разные стороны. Я просто наблюдал.

Визитёр

Я проснулся от ужаса. Нет, не сон плохой. Ужас. Я увидел ауру. Яркую. Белую. Двумя этажами ниже. Почему-то я знал, что она идёт сюда к нам. Что-то злое, недоброе было в ней. Я вжался в кровать.

Нет! Я больной! Аура моя маленькая! Энергии почти нет! Я обычный человек!

Непроизвольно я вытянул свою ауру к Андрею рядом и передал ему большую часть своей энергии. Его аура из жёлтой стала зелёной. Моя потемнела до тёмно-красной, всполохи прекратились. Голова закружилась.

Я лежал спиной к двери и смотрел-чувствовал, как к ней приближается Ужас. Дверь открылась. “Белый” вошёл в палату и остановился около Александра. Аура “белого” расширилась и поглотила ауру Александра.

Ужас постоял некоторое время у открытой двери. Затем вышел и тихонько прикрыл её. В палате осталось пять человек. Пять живых человек. “Белый” удалился за пределы чувствительности. Голова кружилась. Провал.

Очнулся я оттого, что меня толкал Иван:

– Эй, проснись! Кажется, Александр Второй умер!

– Он давно умер, ты что!

– Да нет, наш Александр!

– Бр-р. Как так?

– Он не дышит!

– Зовём медсестру!

Я нажал кнопку вызова. Пришла медсестра, включили свет. Началась суета, очень похожая на вчерашнюю с бабушкой. Александра увезли.

Утром на обходе мы спросили у врача, что с Александром.

– Сердечный приступ.

– А он где сейчас?

– В реанимации. – Я снова увидел, как в ауре отражается враньё.

– Здесь остался его телефон.

– Я передам ему.

Эксперименты

Я разглядывал свою ауру и думал. Александр видел пузыри-ауры. Экспериментировал, как и я. И доэкспериментировался. Кто-то пришёл и убил его.

Я вспоминал ауру Александра в самом конце. Всполохи на ней из искорок превратились в полосы. Вероятно, если бы этот процесс продолжался, то его аура стала бы белой. Как у Ужаса.

Я осмотрел границы своей ауры. Пока я спал, цвет её восстановился до розового, даже с оранжевым. А всполохи – всполохи тоже стали полосами. Меня тоже найдут и убьют? Зачем мне это видение аур?

Отчаяние захлестнуло меня, моя аура сжалась почти до размеров тела. Цвет стал зелёным. Всполохи прекратились. “Надо научиться прятаться!” – привела меня в чувство мысль. Я расправил свою ауру до прежних размеров и увидел, что площадь всполохов растёт.

“Словно шкура слазит, – подумал я. – И она неизбежно слезет. Мне надо научиться менять цвет”. Будем считать, что цвет – это основное отличие видящих ауры от обычных людей.

Я возобновил эксперименты с аурой. В этот раз у меня была цель не просто понять, что происходит, а научиться маскироваться.

Уменьшая размер ауры, смог изменить её цвет почти до белого. А вот сдвинуть спектр в красную сторону не получалось. Я вспомнил, как отдал часть своей энергии соседу. Но где же взять соседа в критическую минуту? Да и вдруг у аур разная ёмкость? Я же ничего не знаю.

Вспомнил о шариках, которые выпускал Александр. Может, по ним его и обнаружили? Шарики представляются способом сбросить энергию во внешний мир. Это шанс.

Я стал пытаться создать шарик. Ничего не получалось. Аура растягивалась, как ложноножка у амёбы, затем возвращалась в исходное положение. Тогда я попробовал резко вырастить такую ложноножку и придать ей скорость. В сторону сквозь стены от меня улетел шарик.

Я вздрогнул. Шарик летел строго прямо, неуправляемо. И я видел-чувствовал его. Пока он не удалился метров на сто пятьдесят.

Стоп! В стороны шарики пускать нельзя: может Ужас прийти.

Я начал тренироваться в запуске их строго вниз. Под землю. Шарик проходил сквозь перегородки между этажами и растворялся под землёй где-то на глубине метров четырёх. Я узнал, что в больнице есть подземный переход в другой корпус. Что средний шарик преодолевает метров пять – восемь перегородок и препятствий. Но мне надо было научиться с шариками отправлять энергию вовне. Я напитал один шарик посильнее и пустил его вниз.

– Что это у тебя там засветилось под кроватью? – Иван встрепенулся.

– Где?

Я заглянул под кровать и увидел тёмное пятно размером пять миллиметров. Потрогал его – оно было горячее. Пахло горелой пластмассой.

– Похоже, какой-то провод в полу перегорел. Фигня какая-то. Свет вроде есть.

Сердце моё билось: “Фаербол. Это получился фаербол!”

Но и вывод: много энергии с шариками быстро не отправить. Что делать?

На ум пришла ТРИЗ: если нельзя отправить энергию вовне, надо оставить её внутри. Внутри. Создать шарик внутри своей ауры и никуда не отправлять. Я видел внутренние структуры других аур только при их разрушении. Может, и Ужас так же видит? Тогда если создать шарик с энергией внутри ауры, то его тоже будет не видно? А можно ли создавать шарики внутри ауры?

После серии экспериментов я сформировал две ложноножки, из одной сделал шарик, другой ложноножкой поймал его. Шарик оказался внутри ауры. Я чувствовал-знал, что он есть, но не видел его. Я мог “съесть” его. Мог вытолкнуть его вовне. Стал играть с увеличением энергии шарика. Увеличивал, увеличивал. Провал.

Очнулся под утро. Аура моя была снова жёлтой, а последний шарик, что я сделал вчера, – на месте. В нём больше двух третей всей моей энергии. Вытолкнуть его? Фаербол получится, да сильный! “Съесть”? Я начал понемногу высасывать энергию из него. Аура позеленела. Я почувствовал себя очень хорошо. Шарик растворился.

Принесли завтрак. За завтраком взял забытый телефон, обнаружил массу непрочитанных сообщений. Все волновались, почему я молчу. Ответил, что спал большую часть времени.

После завтрака смотрел интернет. Гуглил про фаерболы и ауры. Находилась всё какая-то фигня. Болтал с Иваном.

Мимо пролетел красный шарик…

После выписки

За оставшиеся дни, что я провёл в больнице, Ужас приходил ещё два раза – за теми, кто открывал в себе паранормальные способности. Похоже, у людей в критическом состоянии повышается вероятность открытия таких способностей. Хотя многое ещё мне было неизвестно.

Пока лежал в больнице, заказал новую сим-карту, восстановил телефон, банковские карточки. Пообщался со сбившим меня водителем. Оказался нормальным парнем. Это он меня привёз в больницу, вызвал ГАИ. В общем, несчастный случай, не было смысла какие-либо претензии предъявлять – разошлись с ним миром.

К моменту выписки обычный цвет моей ауры был ярко-белый. Как у Ужаса. К его приходу (приходил он всегда с двенадцати до двух ночи) я сливал энергию во внутренний шарик, делая ауру зелёной или оранжевой. Утром возвращал всё назад. Чем более белой становилась моя аура, тем сложнее было этот возврат делать. За те несколько часов, что я удерживал шарик с энергией внутри, аура сама по себе набирала энергию. Возвращение в ауру энергии из шарика приводило к её переизбытку, отчего кружилась голова. Хорошо хоть я не светился, а то соседи бы, наверно, перепугались. Переизбыток энергии постепенно рассеивался. Короче говоря, и избыток и недостаток энергии – это плохо. Надо придумывать какой-то способ всегда иметь зелёную ауру. Судя по всему, Ужас ориентируется, как я и догадывался, на цвет. Я же могу быть зелёным только четыре-пять часов. Потом пару часов ярко-ярко-белым, с головными болями и головокружениями. Палево.

За мной приехал шеф, отвёз меня домой. Договорились, что пару неделек посижу дома. Я подумал-подумал, полез в интернет, нашёл загородный домик в аренду. Посмотрел на карте, чтоб рядом было построек поменьше, и рванул туда. Решил, что там ниже вероятность встретиться с теми, кто видит цвет ауры.

Ещё пока лежал в больнице, научился делиться энергией с другими людьми и заимствовать энергию у них. Если просто подойти и взять чуток энергии у другой ауры, то человек чувствует беспокойство и негативные эмоции по отношению к тебе. Аура его при этом начинает отталкиваться. Но я подобрал вариант. Если сперва поделиться небольшим количеством энергии, то затем можно забрать чуть больше. Потом снова можно дать и забрать. Человек в этом случае ничего не замечает.

Делиться энергией с другими вообще просто. С больными так проще всего: у них постоянный недостаток энергии. Пополняя им запас, ты ускоряешь их выздоровление. Я ходил по больнице, брал немного энергии у “зелёных”, передавал её “красным”. И наблюдал за обречёнными. Обречённые – это те, к кому должен прийти Ужас. К сожалению, обнаружить их мне удавалось довольно поздно. После того как они запускали множество шаров вовне. Если Ужас засёк шары, то он будет искать их источник. Предупредить обречённого означало подставить под удар себя, увы. И я не рисковал. Это давило на мою совесть, я утешал себя тем, что Ужас убивал до меня, будет убивать и после. Сделать что-то с этим я смогу только тогда, когда научусь надёжно от него прятаться.

Научиться прятаться. Пункт номер один в моей программе.

Для начала надо исследовать, что такое шарик. Когда я отправляю кусочек своей энергии в полёт, то, пока он летит, я чувствую его некоторое время. Таким образом можно исследовать окружающее пространство. Судя по всему, шарик – это маленькая копия всей ауры, и при этом он имеет с ней связь. Поскольку я могу ловить шарики, то, может, ещё есть способ их исследовать? Проблема в том, что пойманный шарик я не вижу.

Я вытянул ложноножку и попробовал сделать её в каком-то месте максимально тонкой, а затем оборвал её. Шарик остался висеть на месте, вернее, двигался очень медленно. Из этого шарика я чувствовал себя одновременно как внешний объект и как внутренний. Я попробовал поглотить такой шарик, для этого двинулся к нему, а он двинулся ко мне. Стоп, что сейчас произошло? Шарик сам умеет менять скорость, направление движения. А что я для этого сделал? Мысленно попытался совместить два пузыря: шарик и ауру.

Поймав эту мысль за хвост и немного потренировавшись, через некоторое время я умел управлять шариками как угодно. Управление доступно где-то в радиусе сто пятьдесят метров. После этого связь с шариками теряется. Пока связь есть, я могу ощущать шарик и направлять его как угодно. Это, получается, как бы внешние мои “дальние” аурные глаза. А ещё если я представлю, что шарик летает вокруг меня (и даже по какой-то сложной траектории), то могу им не управлять – он и будет по ней летать.

Я запустил вокруг моего домика летать один шарик. Получился этакий радар, распознающий на большем расстоянии, нежели доступно мне самому, окружающую обстановку. Но назначение шарика определять можно только в момент создания. То есть если я, создавая шарик, вложил в него функцию управления, то он будет управляться, если нет, то нет. Поскольку их работа определяется на стадии конструирования, решил называть шарики конструктами.

Сижу на лавочке перед домом. Отправляю конструкт с задачей облететь дом и вернуться. По возвращении “съедаю” его своей аурой. В итоге потерь энергии почти ноль (что отправил, то и вернулось), а у меня появилась информация о том, что происходит вокруг дома. Круто!

Дальность. Оказывается, на дистанции сто пятьдесят метров связь с конструктом теряется, но он продолжает выполнять заданную программу-пожелание. Отправил конструкт слетать до другого берега речки и вернуться. Слетал, вернулся. На обратном пути связь с ним восстановилась.

И самое интересное – когда я “ем” конструкт, я вижу его внутреннюю структуру. Вижу, что он не прозрачный, как кажется извне, а внутри него что-то есть! Как в аурах.

Сгонял в магазин. Набрал еды на неделю, чтоб не светиться в публичных местах. Также купил термометр. У домика есть бочка воды – буду мерить энергоёмкость ауры.

Романтики с большой дороги

Моя жизнь изменилась радикально. После открытия способностей к магии я уже не мог ходить каждый день в офис и что-то там программировать. Сказался шефу больным (дескать, не даются мне умственные усилия) и ушёл в отпуск на три месяца.

Проблему с маскировкой решил очень просто: поскольку аурные конструкции всегда выглядят прозрачными, вне зависимости от того, что у них внутри, то вокруг белого шарика просто делаем красный или зелёный. Какой хотим. Всё.

Измерил энергоёмкость ауры. Если две трети (это до потери сознания) энергии вбухать в конструкт, то получается очень энергетически мощный шарик. Его энергии с лихвой хватает на то, чтобы вскипятить около кубометра воды. То есть больше трёхсот мегаджоулей. При этом видно, что от постоянных тренировок с аурой её энергоёмкость растёт. Посмотрим, что будет дальше.

Также я научился создавать небольшие поисковые конструкты. От них требовалось быть долгоживущими и маленькими. Это опять оказались взаимно противоречащие цели. Экспериментировал с размерами и временем жизни конструкта. Получилось создавать поисковый конструкт величиной около пяти миллиметров, который живёт с минуту. Такой конструкт может пройти сквозь пару-тройку стен. Если нужно больше – приходится создавать мощнее. Но для первичного обследования местности такие вполне годятся.

Я решил начать охоту на Ужаса. Первым делом надо было понять, зачем он убивает людей со способностями.

Однако чтобы заниматься решением подобного рода “мировых проблем”, нужна масса свободного времени и ресурсы. То есть деньги. Деньги до этого я добывал на работе, которая оплачивалась не очень. Накоплений было мало. В общем-то, почти и не было. И для добычи денег я решил… кого-нибудь ограбить. Сперва думал о банке, но потом решил выбрать более тихий вариант – ограбить кого-то очень богатого, кто почему-то хранит много денег дома.

Логика такая: если кто-то хранит дома пару миллиардов, то из-за украденного миллиона-другого кипеж поднимать не станет. Ведь миллиард он хранит, скорее всего, незаконно. Ну а если даже законно, то убыток ему я нанесу небольшой. С этой идеей поехал я за город. В места элитных домов и дач. И вот уже пятый день прогуливался по сосновым рощам между высоких заборов, за которыми стоят дорогие дома.

Довольно много попадалось здесь людей со способностями, с яркой аурой. Их дома обходил. Интересно, что живут такие люди отнюдь не бедно. Видимо, используют способности для наживы. Но пока противостоять им очень страшно, поэтому старался держаться в стороне. Конструкты они не используют, или я их не видел. Это весьма странно.

Выбирал дом, сперва запускал вокруг него поисковый конструкт, который просто собирал информацию о живых существах в доме и около. Затем, используя от пяти до десяти конструктов помощнее, сканировал всё строение с подвалами, чердаками на наличие денег. Нашёл несколько мест, где наличности с полчемодана. Но искал более богатую добычу, чтобы как раз полчемодана или чемодан денег и умыкнуть.

Ближе к вечеру пятого дня требуемый мне кандидат в меценаты нашёлся. Дом за пластиковым забором. Изнутри вдоль забора высажены хвойные деревья. В дом два входа: через подвал и гараж и основной. Будка охранника, с где-то пятикомнатной квартирой внутри. В доме четыре человека, и в охране тоже четверо. Нужное мне добро – в подвале, за двумя железными дверьми, похожими на сейфовые.

Остановился я метрах в ста от этого дома и начал искать видеокамеры. Нашёл штук двадцать, наверно. Нарисовал в тетрадке их примерный план. Изучил входы, выходы, проход к нужной мне двери. И двинул потихоньку на электричку. Сюда я приду после того, как буду готов.

Значит так: надо открыть дверь в воротах. Что-то сделать с десятком людей (в другой день их может оказаться больше). Открыть дверь в подвал, открыть две сейфовые двери. Забрать моё бабло. Уйти. Каждая сейфовая дверь (я обследовал) запиралась на восемь (по два в каждую сторону) выдвигающихся штырей. На сжигание каждого уйдёт где-то треть моей энергии. Итого надо шестнадцать конструктов суммарной энергией где-то пять-шесть моих. На открытие остальных дверей, уничтожение видеокамер и прочие надобности плюс запас потребуется примерно десять моих энергий. Вопрос: где эту энергию набрать?

Я умею удерживать внутри себя один шарик, в котором две трети моей энергии. И пока я его удерживаю, я могу накопить ещё две трети. То есть 1⅓ энергии у меня своей, остальное – 8⅔ – мне надо заимствовать. Причём заимствовать, что называется, в темпе.

Экспериментируя на себе и животных, я знал, что если забрать у человека две трети энергии, то он теряет сознание. Если считать, что у каждого человека столько же энергии в ауре, сколько у меня, то я у восьмерых смогу забрать 5⅔. Надо искать ещё пять-шесть человек у соседей, а значит, камеры надо и там срисовывать.

Подготовка к вылазке заняла неделю. Подобрал себе тёмную одежду с капюшоном. Балаклаву: вдруг я какую-то камеру упустил. Приличный лёгкий рюкзак. Проработал маршрут отхода (через лес на шоссе), маршрут запасного отхода. Под вечер (посмотрел прогноз – дождя не намечалось) выдвинулся. Операцию по обезвреживанию людей, камер, открытию дверей решил проводить лёжа недалеко от забора между нужным мне домом и соседним. В охране сегодня было пятеро, в доме, как и в прошлый раз, – четверо. Баланс энергии в мою пользу, поехали!

Первое – отправляю пять конструктов на выключение охраны.

Второе – отправляю четыре конструкта на выключение домочадцев.

Третье – восемь конструктов полетели прямо выжигать задвижки на первой двери.

Четвёртое – девятый облетает все камеры и выводит их из строя, затем выжигает дверь в воротах, дверь в подвал.

Пятое – отправляю десять конструктов в соседние дома за энергией.

И вот здесь моя операция полетела в тартарары! Из ближайшего дома, где жил или был человек со способностями, ко мне “со всех ног” несётся яркая белая аура. Эту информацию я получил от сторожевого конструкта.

Засекли! Сердце ушло в пятки.

Стоп! У меня десять заполненных под завязку конструктов с энергией!

Направляю один на Ужаса, прямо от соседнего дома. Конструкт умеет только летать и жечь. Разгоняю до большой скорости прямо в грудь Ужасу. Раз! Ноль эффекта! Конструкт растворяется в его ауре!

Ужас остановился. Смотрит на дом, откуда прилетел конструкт.

Я обращаю внимание, что ноги мои сами идут уже по лесу и я отошёл от места у забора метров на тридцать. Мда. Нервы-нервы. У меня ещё девять конструктов на управлении. Что делать? Пульнуть в Ужаса все девять и надеяться на переполнение его энергией? А если не хватит?

Тут пришла в голову идея. Разгоняю один конструкт и бросаю не в него, а под ноги, но так, чтобы в ауру не влетел. Бах! Неслабый такой взрыв. Не граната, конечно, но кучу земли подымает. По одной и той же траектории пускаю оставшиеся восемь. “Бах-бах-бах!” – слышу я на бегу. Стоп! Я же несусь с незамаскированной аурой! Останавливаюсь, натягиваю оранжево-зелёную маскировку. Меняю одежду. Двигаю в сторону электрички. Ближайшая через 17 минут. Хух!

Сердце колотится, не может остановиться. Руки трясутся. Как же он меня засёк? Я проверял, до него было больше километра!

В электричке я провёл полтора часа. Все полтора часа меня била дрожь. Дрожало всё: ноги, руки. Ушёл! Ушёл! Но как он меня засёк?

Мани-мани-мани

Однако финансовый вопрос надо решать. Хочу последить за способными. Понять, что ими движет, зачем они убивают. Чем живут. Нужно иметь возможность заниматься только этим, не думая о деньгах. А их только на еду и житьё осталось меньше чем на месяц, даже если экономить.

Короче говоря, стал я подбирать клиента на донорство среди богатых по более мягким критериям: необязательно миллиард у него должен быть. Но зайти забрать не должно занимать много времени.

Решил провернуть такую же операцию, но в городе. В городе, в отличие от загорода, проще с энергией. В городе проще затеряться (но и быть обнаруженным). В городе можно первичное сканирование проводить сидя в каршеринговой машине. И на машине же можно сначала объехать район на предмет поиска “белых”.

Клиент отыскался довольно быстро. Как выяснилось, в городских домах богатые хранят деньги чаще, нежели в загородных. Правда, и камер здесь натыкано значительно больше.

В итоге кандидат мой – квартира из восьми комнат на втором этаже, что хорошо. Интересующий меня ресурс находится от входной двери в комнате направо. Охрана – в комнате напротив.

План прежний: усыпляем охрану, затем хозяев, потом выжигаем замки на двери, после – замки на хранилище. Затем сканируем окрестность. Выжигая при этом камеры. Подъезжаем на автомобиле. Забираем деньги, отъезжаем два квартала, бросаем автомобиль.

Автомобиль я заимствовал у одного из жильцов этого же дома (вместе с жильцом, находящимся без сознания на соседнем сиденье).

В этот раз операция прошла гладко. Однако совсем без приключений не обошлось. Уже выйдя из дома, садясь в автомобиль, я “увидел” в квартале от себя “белого”, быстро двигающегося в моём направлении.

У меня в управлении было около десяти замаскированных конструктов, переполненных энергией. До этого я планировал просто запустить их в небо. Маскировка на них такая же, как на мне, – обычные люди их не видят. Я их вижу как низкоэнергетические. В общем, “белый” бежал к дому с одной стороны, а я медленно отъезжал на авто с другой. Конструкты все переправил на крышу дома.

Когда “белый” вышел в область прямой видимости конструктов, я отправил их с задержкой в секунд пять в его сторону перепахивать землю взрывами. После первого взрыва он остановился и посмотрел наверх. Похоже было, что опасности от взрывов он не ощущает. Когда осталось два конструкта, произошло нечто интересное: “белый” взлетел навстречу им на крышу и “съел” их оба. Один в полёте, один на крыше. Очевидно, взлетел за счёт энергии ауры. Я ясно видел энергетический след за ним.

Я не стал досматривать, что будет дальше, и прибавил скорости. Доехав до переулка без камер, бросил машину. Прошёл два квартала, уничтожая камеры, в поле видимости которых я мог попасть. Свернул в лесопарк, прошагал километров пять. Посидел на лавочке. Вышел с другого конца парка в спальный район. Там активировал телефон и вызвал такси. Высадился в пяти кварталах от дома, выбросил телефон и пошёл домой.

Добыча получилась солидная: лет сто мне работать бы за такие деньги.

Главные выводы: - Меня как-то засекают, когда я применяю высокоэнергетические конструкты. - Почему-то они не используют конструкты сами (или я их не вижу). - Они умеют летать. - Они не боятся взрывов в метре от себя.

Подсматриваем в фантастике

Поскольку существует масса фантастики про всякую магию, а также поскольку сама эта магия существует, я полез в эту самую фантастику с целью найти подсказку, как меня могут вычислять.

Выписал следующие варианты: - Они чувствуют магические возмущения, когда я делаю что-то высокоэнергетическое (например, забираю две трети энергии у человека или выжигаю замок). - У них есть некая сигнализация, оповещающая о применении магии.

Ещё несколько вариантов выписал, но эти выглядят как самые перспективные для анализа.

По первому пункту основная мысль такая: если они чувствуют, то и я должен это чувствовать. Либо мне надо развивать умение это чувствовать.

Из второго пункта вытекает, что сигнализацию кто-то ставит, а значит, он её тоже чувствует-видит. Следовательно, я тоже должен это чувствовать. Либо мне надо развивать умение это чувствовать.

В общем всё выглядит так, что мне надо учиться видеть то, что я сейчас не вижу.

А как узнать, что это?

Решил для начала найти способ видеть находящееся внутри ауры. Я ведь видел структуру ауры при её разрушении. Вопрос: можно ли видеть структуру без разрушения?

Также я чувствую, что можно качественно улучшать мои конструкты. Сейчас они у меня могут двигаться, немного двигаться по заранее придуманной программе и брать-выделять энергию.

В итоге составил такой план: - Совершенствовать конструкты. - Научиться заглядывать под ауру и исследовать её устройство. - Разобраться, можно ли видеть что-то ещё, кроме аур.

Посмотрел новости. Рассказали про разборки во дворе криминального авторитета с применением автоматических гранатомётов. Про загородную мою вылазку – ничего.

Собрал вещи и снова уехал в арендованный домик, где делал свои первые эксперименты.

Встреча с шефом

А машину с конструктами водить – одно удовольствие! Едешь, а впереди сверху летит конструкт. Обстановку на дороге видишь и глазами, и через конструкт. Обгонять машины, заранее знать о пешеходах или ситуации впереди – очень удобно!

И конструкты мои умнеют понемногу. Всё проще мне их создавать такими, чтобы… делали что надо. Раньше приходилось тщательно представлять программу действий. Сейчас я тоже её тщательно представляю, просто наловчился – лучше стало получаться.

Еду, значит, в хвосте колонны, а конструкт висит над её головой. Смотрю через него на встречный поток: ага, сейчас будет большой зазор. Встречная машина проезжает мимо конструкта, потом мимо меня, и пошёл обгонять.

Со стороны такое вождение выглядит, наверно, как езда отмороженного человека. Но я-то “вижу”, что машин дальше ещё сравнительно долго не будет.

Ехал я в офис на встречу с шефом по загородному шоссе, получал удовольствие от такого вождения, как вдруг… чуть не попал в ДТП. Мой конструкт был уничтожен чем-то (или кем-то) сбоку. Это как муха залетела в глаз: внезапно ты перестаёшь видеть всё полностью, находясь при этом за рулём движущегося автомобиля. Произошло это настолько неожиданно, что стоило больших усилий удержаться от каких-либо манёвров.

Лихорадочно осмотревшись, не увидел ни одной ауры “белого”. Правда, скорость была около сотни. Может быть, он уже оказался вне досягаемости.

Ехал я в офис, потому что шеф позвал. С шефом у нас дружеские отношения – просто взять и уволиться не смогу: много лет совместной работы, дружбы не перешагнёшь. Надо как-то объясниться. Врать ему тоже душа не лежала. Ну и решил я: пусть будет человек, который в курсе всего, что со мной происходит. Но вот как это всё объяснить бы получше?

В офисе почти никого не было. Все, видимо, в разъездах или командировках. Эх, давно я тут не был.

– О, Игорёк, привет! Что, как здоровье?

– Здравствуйте, Пётр Борисович! Слушайте, мне надо с вами поговорить! – с порога начал я. – Но не здесь. Кой-что рассказать, а главное, кой-что показать.

– А я сразу понял, что что-то случилось: твоя история со здоровьем не выдерживает никакой критики.

– Да и я понял, что вы поняли. Мы слишком хорошо друг друга знаем. Я бы рассказал, но надо ещё и показывать. В общем, не знаю. Надо куда-то выбраться. Может, выедем за город, костерок пожжём, палаточку поставим? Завтра выходные.

– Что-то серьёзное случилось? – шеф нахмурился.

– И серьёзное, и нет. Вам всё расскажу, но надо выбраться куда-то из города.

– Шпионские игры какие-то?

– Ну я же говорю: расскажу обо всём. Так что насчёт завтра? Айда на шестьдесят восьмой километр? Где мы в позапрошлом году были. Чаёк заварим, у костерка посидим…

– Ладно, договорились. А сейчас можешь глянуть в наши дела? Тут мы в тупик пришли – твоя экспертиза нужна.

– Давайте гляну. Правда, у меня за последний месяц от работы в голове ничего не осталось… наверное. Но надеюсь, не всё выветрилось.

Следующие два часа мы копались со схемами, блок-схемами нашей текущей работы. Двигается без меня она плохо… Эх! Из-за ограниченности бюджета каждый человек у нас почти уникальный. Взаимозаменяемость слабая.

Уезжал из офиса с тяжёлым сердцем. Всё-таки эта работа – часть меня. На ней я самореализовывался в последние годы. А тут раз – и переключилось сознание на другое. В то же время вот кто бы смог жить дальше без изменений, открой он однажды в себе магические… тьфу ты!.. способности? Десяток лет заниматься наукой – и тут магия.

Почему шефу сразу не рассказал всё? А он занимается наукой уже все полвека. Потоки тепла, электроны, расчёты, формулы… И тут приди к нему с магией. А за городом, думал, начну с того, что покажу кое-что.

Ехал домой и думал о погибшем конструкте. У меня такое ощущение, что перед его смертью я “слышал” его эмоцию – досаду. А затем потерялся контакт.

Повспоминав, понял, что эмоции всегда были. Просто я не отличал их от своих. Особенно сильно они слышались в одноразовых конструктах, предназначенных что-то найти или сделать. Ты его выпускаешь, он мчится к цели, затем “радость”, что она нашлась, и конец программы. Обычно конструкты после этого развеивались.

Но очень похоже, что эта “радость”, которую я приписывал себе (“У меня получилось!”), не моя, а этого полуживого энергетического создания.

Получается, я отрываю от своей ауры кусочек и этот кусочек наделён кусочком моего сознания. И при выполнении задания способен испытывать радость, при невозможности выполнить – наверное, грусть или вот эту вот досаду? Я ещё не отправлял конструкты на невозможные задания. Надо будет попробовать послушать его эмоции, когда он не найдёт цель.

А ещё теперь всегда надо конструкты использовать с маскировкой, то есть со вторым аурным слоем. Так можно их светимость понизить. Интересно, а если такая идея: один конструкт маскирующий, большой, но выглядящий слабоэнергетическим, другой – высокоэнергетический и что-то делающий внутри другого. Хм, надо будет проверить. А пока спать…

Утром заехал за шефом и мы отправились за город.

– Мы сейчас приедем, оставим машину на краю леса и пойдём вдоль речки пешком. Я вас хочу попросить, Пётр Борисович.

– О чём?

– Если я скажу: “Уматываем!”, то вы смотрите на меня, на направление, что я укажу, и молча быстро уходите в этом направлении. Идёте полчаса или час и возвращаетесь домой. Идёте именно в том направлении, которое укажу. Я надеюсь, этого не нужно будет, но если нас… гхм… запеленгуют, то будут преследовать с целью убить. Разговаривать они не будут.

– Гхм, а ты не боишься, что тебя сейчас слушают?

– Нет.

– А что это за “они”?

– Пока не знаю, поговорим об этом после того, как покажу что-то. Но в процессе показа могут засечь. Здесь маленькая вероятность, что запеленгуют, поэтому мы и едем за город. Но поскольку опасность есть – предупреждаю. Если такое всё же случится, то вы пойдёте в одну сторону, я пойду в другую и буду отвлекать их на себя. За мной продолжат следить, а вы уйдёте. Встретимся уже в городе.

– Странно всё это. Кто они? Наркоторговцы? Бандиты? Мафия?

– Честно? Не знаю. Но вы всё поймёте только после того, как покажу.

Я остановил машину на съезде на просёлок. Пара машин стояла на обочине. Впрочем, тут они всегда стоят. Не будем обращать внимания.

– Ну что, пойдём? На то место, где в прошлый раз сидели?

– Пошли. Разговаривать дорогой можем? Не запеленгуют? – недоверчиво смотрел на меня шеф.

– Можем.

– Ну тогда сперва рассказывай.

– Сперва надо показывать. Потерпите. Вон места тут красивые. Сосны. Обожаю сосны.

Разговор дорогой не клеился. Шеф оглядывался, косился на мой рюкзак, тащил свой. Молчал.

Часа через полтора мы вышли на “наше” место. Речка делает поворот. Один берег – песчаный пляжик, другой – покруче. Сосны. Красота.

– Ну что, начнём? Давайте сперва чайку вскипятим, а потом костерок зажжём?

– Это как? Для чая надо костерок, – шеф смотрел на меня непонимающим взглядом.

– Это и будет тем, что я хотел показать. Наберёте воды? Я пока осмотрюсь тут.

Шеф ушёл за водой, я запустил пару конструктов кружить на максимальной дистанции доступности. Людей в округе нет. Конструкты замаскированы.

– Ну вот, – шеф вернулся с котелком, – вот вода.

– Ок, поставьте вот где-то рядышком и садитесь. В общем, началось всё в больнице. Стукнуло меня в том ДТП так, что я потерял сознание. Очнулся в реанимации. И, очнувшись, обнаружил у себя… гхм… паранормальные способности. Способности к… гхм… магии. Поскольку в это трудно поверить, то это надо показывать. Доставайте чай, я вскипячу воду при помощи способностей.

Шеф смотрел на меня недоверчиво. Покопался в вещах, достал заварку, кружки и уставился на котелок. Я влил в него при помощи конструкта немного энергии – пошёл пар. Влил ещё – вода закипела.

– Завариваем? Или ещё показать?

– Давай ещё.

– Пойдёмте к берегу. Вдруг подумаете, что я тут чего закопал.

– Пойдём.

У берега я два или три раза повторил фокус с закипанием котелка без костра. Вернулись к вещам. Собрали сухих веток. Я зажёг их с помощью “магии”.

– Это, в общем-то, самое неинтересное в магии – просто поджигать, нагревать энергией предметы. Я могу видеть ауры, видеть на расстоянии. Кстати, я померил примерно энергоёмкость ауры.

– И какая у неё энергоёмкость?

– У обычного человека где-то триста – пятьсот мегаджоулей. Если у него нет способностей к магии. А у меня потихоньку эта цифра растёт. Сейчас около гигаджоуля.

– А что значит “видеть на расстоянии”?

– Гхм. У вас есть листочек бумаги и ручка? Напишите на листочке цифру. Причём так, чтобы даже вы не видели её. Ну, например, руку и листик держите в рюкзаке.

Шеф вытряхнул рюкзак, сунул в него листик, потом руку с ручкой. Написал.

– 4275, правильно?

– Верно. – Вид у него был огорошенный.

– А теперь прекратим занятия магией, начнём пить чай, и я буду рассказывать вам дальше. В общем, в больнице открылись у меня способности к магии. И заодно я узнал, что у людей они не так уж и редко открываются. При критических проблемах со здоровьем. Не могу оценить, насколько часто, но, пока я лежал в больнице, наблюдал три случая.

– Тогда магов должно быть достаточно много. По крайней мере должно быть об этом известно. Что-то тут не так!

– Да, и вот с этим открытием вместе я обнаружил, что существуют люди, которые… гхм… мониторят применение магических способностей и не мудрствуя лукаво убивают всех, у кого эти способности проявились. Причём эти люди тоже маги. Похоже, с очень развитыми способностями. У меня совершенно случайно получилось от них маскироваться, а вот тех троих в больнице они убили. Вне больницы я также несколько раз натыкался на то, что как только они чувствуют использование магии, то немедленно выдвигаются с целью убить её носителя.

– И что дальше?

– А дальше я не знаю. Жизнь моя радикально изменилась. Представьте, у вас бы открылись способности к магии – осталось бы всё как прежде? У меня сейчас две вещи в голове: понять, что это за люди, что ими движет, а также изучать и развивать эти способности. Работа в эту схему, увы, пока не вписывается. Жизнь превратилась в какой-то детектив, перемешанный со сказкой.

Мы с вами вчера возились с работой. Я, честно, получил кучу удовольствия. Но фоном где-то крутилось: а что с последним случаем, где меня засекли? а почему? а как?..

Видимо, я пока возьму отпуск на неопределённый срок, но по работе вы на меня сильно не рассчитывайте. Зато теперь я могу вам помочь материально: сейчас у меня есть деньги, могу оплачивать труд нескольких сотрудников. Знаю, у нас вечная проблема с финансированием. Этаким спонсором побуду. Правда, только чёрный нал имеется…

– При помощи способностей добыл?

– Вы же знаете моё отношение ко всем этим олигархам. Национализировал немного их имущества. С них не убудет, а мне для дела надо. Ну и вас поддержать смогу, если что.

– Что за дело?

– Ну вот, например, хочу снять квартиру возле больницы, повесить в округе видеокамер. Понаблюдать, может быть, понять, чего получится. В шпионов поиграть попробовать. Или в партизан. Чёрт его знает.

– Не боишься?

– Боюсь. Как в первый раз увидел, как они убивают, чуть не помер с перепуга. Но как дальше жить по-другому, не знаю. Прятаться от них всю жизнь? Наверно, не получится. Я как будто на войну попал. И если бы захотел – от неё не сбежать, не скрыться. Получается, надо партизанить. Развиваться, пытаться взять языка, разговорить и понять, что происходит. Как-то так.

Я вам всё это рассказал почему? Мне надо, чтоб хоть кто-то ещё был в курсе. Одному это всё носить тяжело. Хоть с кем-то поделиться, обсудить хочется.

– Хорошо. А ты свои способности какими-то научными методами исследовать пробовал? Вот, говоришь, измерил в джоулях. А ещё?

– Приборы есть в нашей лаборатории, но в городе полно “белых”.

– Белых?

– Ага, я их так называю из-за белого цвета ауры. Это те, кто убивает. В городе с магией очень опасно. И за городом временами натыкаешься на них. Надо попробовать найти домик в сильном удалении от других. Купить его, натащить в него приборов и поиграть с измерениями. А в джоулях я считал через нагревание воды и теплоёмкость. В общем, то, что без каких-либо особых приборов можно сделать.

– Лучше не домик, а фургончик-прицеп: мобильно и можно переезжать с места на место, – задумчиво сказал шеф.

– О, а это идея! Я вам скину деньжат – сможете купить мне осциллограф, датчиков LEM, катушек всяких, ИПП, наверное? Я подумаю над списком. Некоторые вещи частнику и не купить, а лабораторию никто ни в чём не заподозрит. Сам пока поищу фургончик удобный.

– А я надеялся, что ты на работу вернёшься. Мда… Ну что ж, ладно. Что мы там поесть с собой брали? Давай доставай, что ли. Ну и чай новый согреем. Покажи-ка ещё разок.

Разное

Договорились с шефом, что он тоже подумает, что и как можно поизмерять, с чем поэкспериментировать. Покопался по сайтам, поискал фургончик-прицеп. Понял, что это неудобно, – решил остановиться на минивэне. Поскольку деньги есть, можно убрать задние сиденья и оборудовать лабораторию там.

Заехал к дилеру, подал заявку на автокредит. Не хочу внимание привлекать внезапно появившимися деньгами.

Затем поехал в магазин электрооборудования. Выбрал не очень большой и не очень маленький пластиковый шкаф для камеры. Где-то 30 на 40 на 20 сантиметров, с возможностью крепления на столбе. Внутри поставлю камеру, модуль связи и ещё немного всякого. Висит ящик какой-то на столбе – кто на него обращает внимание? Никто. Видео, конечно, по телефонной сети плохо пойдёт, но сделаем нечто вроде видеорегистратора – минутки можно будет скачивать.

Коробочка вроде простая, но провозился почти месяц с ней. В центре внутри видеокамера. Смотрит на стенку. В стенке прорезано отверстие, закрытое заслонкой. Заслонка открывается и закрывается электродвигателем. Ящик с закрытой заслонкой выглядит как просто ящик непонятного назначения. Заслонка чуть ниже камеры. Если ветром набрызгает внутрь воду, она просто вытечет через прорези внизу ящика. Электроника вся под крышей. Платка Raspberry Pi, камера с возможностью поворачиваться и управлять зумом. И модуль связи с сим-карточкой.

Белого IP тут не получится, поэтому вся эта система сама коннектится на пару хостингов за рубежом. Через них можно управлять, можно сменить ПО. Как резерв – раздаёт вайфай. Если прийти с ноутом – можно поуправлять локально.

Около больницы есть три фонаря. Хочу повесить там три камеры, подключиться к освещению. Рядом со столбами парковка – можно из машины, если что, подключиться. Когда фонари включены – аккумулятор заряжается. Когда выключены – работает от аккумулятора. Полностью заряженного аккумулятора хватает примерно на три дня работы камеры без света. От холода и жары аккумулятор, конечно, скажет “гав” сравнительно быстро. Но надеюсь, на год его хватит.

Снимать хочу больницу и дом, где предположительно живёт “белый”. В общем, сделал три коробки. Поискал по объявлениям бригаду с авто с вышкой. Обзванивал варианты. Представлялся сотрудником телефонной компании, которой требуется поставить на столбы усилители. Договаривался о встрече и не шёл на неё. Искал такую контору, в которой больше бардака.

В итоге нашёлся один ИП, который даже офиса не имеет. Он мне сам предложил встретиться на улице. Скормил ему легенду, что, дескать, мы всё профакапили с разрешениями, с оформлением. Усилители надо срочно поставить, а не то премии лишат.

Договорился, что ему заплачу три прайса налом, а он поставит усилители на столбы и подключит к свету. Доехали с ним до места. Передал ему коробки. Пообещал ещё один прайс как премию, если сделает до воскресенья.

Дел там реально на полчаса: хомут вокруг столба и к клеммнику питание от столба. С питанием дольше возиться, чем с креплением бокса. Днём фонари отключены.

Словом, провернул операцию.

Мужик подъехал с бригадой – поставил конусы, развернул люльку и всё повесил прямо в тот же день. Очень хотел премию заработать.

Да, на коробках написано: “Собственность телефонной компании” и крупно: “В случае неисправности звонить по телефону 3267. Ответственный Хабибулин”. Что за телефонная компания, что за короткий номер и кто такой Хабибулин – пусть думают, если захотят разбираться. Подобные надписи часто встречаются на разных щитках. Если даже кто начнёт вникать — надеюсь, свалят на нестыковки между ведомствами.

Всё время, пока возился с боксами, почти не занимался магией. Ездил дважды к шефу. Он назаказал мне оборудования (пригодилось, пока делал свои коробки). Забрал и зарегистрировал в ГАИ минивэнчик.

Нарисовал эскиз полок для минивэна. Этакая этажерка в машину с ячейками 30 на 50 сантиметров параллельно левому борту. По правому борту длинное сиденье, которое можно использовать как спальное место. Под этажеркой несколько ящиков с дверцами. На каждой полке наварены уши: буду к ним крепить вещи. Это же в передвижном комплексе всё – должно не выпадать на поворотах.

Загнал минивэнчик в мастерскую. Обещали всё сделать за пару недель. Зарегистрировал себе ИП. Если ГАИ или кто остановит, чтобы было на что свалить “что это за оборудование тут?”.

Хедшот

Включил камеры. Видно больницу, видно дом, где предположительно живёт “белый”. Можно зумить.

Крайне фигово с производительностью видео, поскольку оно идёт через телефон и заграницу. Кадр в секунду, а временами в три. Мда.

Написал скрипт складывать раз в двадцать секунд фотки улицы на мой сервер. В сутки получается около пяти тысяч фоток. Мда. Без автоматизации не обойтись.

Выждал сутки, слил фотки на ноут. Отсмотрел суточный массив снимков вручную. Нашёл моменты, где “белый” переходит дорогу. Подстроил положение камер, чтобы лучше было видно место перехода и часть окон дома – предполагаемого места жительства “белого”.

Шёл и думал, как бы не отсматривать все фотки каждый раз. Как поручить это дело компьютеру. Видимо, надо купить у кого-то систему распознавания лиц. Только надо, чтобы работала офлайн. Видеопоток я пустить через свою систему не могу. Либо надо скоростным каналом мои камеры обеспечивать, что тоже не хочется: анонимность может серьёзно пострадать.

Шёл и думал, думал и шёл. В какой-то момент поймал себя на том, что иду целенаправленно за одним и тем же человеком.

“Почему я за ним иду?” – встрепенулся я.

В ауре этого, совершенно обычного между прочим, человека сидел самый настоящий конструкт. Аура показывала болезненное состояние. Была ближе к красному цвету.

Но может, это маг? Просто почему-то истощивший запас.

Я ещё присмотрелся. Нет. Проблесков не видно.

Мне стоит огромного труда этот блеск маскировать вторым слоем. Может, и этот маскируется?

Я чуть приотстал и стал наблюдать.

Походка слегка шатающаяся. Как будто больно на ноги наступать. Действительно похоже на состояние больного или инвалида. Был бы магом – помог бы своему здоровью.

Я зашёл за дом и выпустил конструкт вслед. Просто с порцией энергии. Примерно так я помогал больным в больнице. Конструкт вошёл в его ауру, она чуть сдвинулась в спектре к зелёному цвету. Человек не обратил на это никакого внимания.

Интересно. Стало быть, не маг?

Я шёл за ним, сканируя окружающую обстановку. Иногда терял его, приходилось привлекать поисковый конструкт. Он прошёл остановку, магазин. Зашёл во двор и скрылся в подъезде. Поднялся на четвёртый этаж и вошёл в квартиру. Открыл дверь своим ключом.

Похоже, тут он и живёт.

Не придумав, что мне делать дальше, решил пока отложить работу с этим открытием и вернулся домой.

Утром сел за просмотр фотографий. Для удобства вывожу их большим количеством уменьшенных изображений на экран. Просматриваю увеличенно то, что бросается в глаза. Так по крайней мере можно не тратить время на пустые, без людей.

Обилие полицейских автомобилей на переходе бросилось в глаза практически сразу же. Отмотал по истории немножко назад и увидел труп. “Белый” лежал на асфальте с простреленной головой.

Скачал все видео, нашёл происшествие в подробностях. В 6:54 утра “белый” ступил на пешеходный переход, направляясь в сторону больницы. Затем откуда-то справа сверху прилетела пуля. Он упал. Всё. Звук мои камеры не пишут.